У них странные желания и полностью отсутствуют желания обыкновенные..

Зачем Pussy Riot и Илья Фарбер собираются пойти в правозащитники

11.01.2014 в 12:29, просмотров: 22558
У них странные желания и полностью отсутствуют желания обыкновенные..
фото: Алексей Макеев
Надежда Толоконникова

Все русские народные сказки, как известно, заканчиваются фразой "они жили долго и счастливо и умерли в один день". Реалии же российской действительности ныне пора завершить выражением "их выпустили по УДО, и они занялись правозащитной деятельностью". Последним, кто решил посвятить себя этому благородному делу, оказался "сельский учитель" Илья Фабер. Ну, тот самый, который сделал первый шаги к вершинам своей новой карьеры по офицерским золотым звездам, брошенным ему под ноги, а затем продолжил движение к вершинам правозащитной деятельности на автомобиле марки Porsche Cayenne (к слову купить такую можно "всего" за три с половиной миллиона рублей), да за номером 666.

До него в эту же сферу деятельности плавно "въехали" Мария Алехина на скором поезде "Ласточка" и Надежда Толоконикова без специально обозначенных средств передвижения. До полного торжества нам не хватает там только художника Павленского, который мог бы не просто догнать, но и обогнать всех вышеперечисленных товарищей на собственной пятой точке.

Что гонит всех этих людей в призрачную сферу "правозащитной деятельности"? Чего они хотят там достичь? С кем и за что будут бороться? С властью? С коррупцией? Они - те, кто поведет нас всех в светлое будущее? Людей, которые "живут будущим", гениально определили братья Стругацкие. "Они умны... Они чертовски умны в отличие от большинства людей. Они все как на подбор талантливы... У них странные желания и полностью отсутствуют желания обыкновенные..." Точнее не скажешь.

Подходят ли под это описание те, кто сегодня на слуху и собираются защищать нас от произвола власть предержащих? Сегодня понятие "правозащитная деятельность" воспринимается обществом (или, скорее, навязывается обществу) как некий аналог движения советских "диссидентов". Однако, по сути своей она совершенно ему противоположна. Ведь диссиденты времен СССР в первую очередь отличались значимостью собственной персоны. Лауреат Нобелевской премии писатель Александр Солженицын, физик мирового уровня Андрей Сахаров, генерал-майор Петр Григоренко... Власть могла преследовать их за правозащитную деятельность, но была не в состоянии отнять у них их собственные литературные, научные, военно-стратегические достижения, не могла отобрать академическое образование, мировое признание.

Вот они действительно "были умны", "как на подбор талантливы" и "хотели странного". Именно "странного" - свободы в тоталитарном государстве, а не пиара. И не активов на ниве "правозащитной деятельности", ведь деньги, и не малые, и вполне заслуженные, они зарабатывали на своей основной работе. Их политические взгляды можно было разделять и не разделять, можно было за них преследовать, депортировать из страны, наоборот, не выпускать, но не уважать этих людей возможности не было ни у кого.

Сегодня все с точностью до наоборот. Если нынешняя власть отнимет у героев сегодняшних дней их "диссидентство", в сухом остатке останется сексуальное непотребство в музее одних, скандал с ремонтом сельского дома культуры другого, да прибитое к Красной площади то, что у других мужчин называется достоинством. Надо полагать, если бы диссиденты 60-70-х узнали, что боролись за право через каких-то пятьдесят прожитых обществом лет публично заниматься сексом в музее... 



Партнеры