Почему служба безопасности ФСИН не расследует преступления, совершенные тюремщиками?

Шумел сурово брянский зэк

10 апреля 2014 в 18:03, просмотров: 8812

Сможете ли вы присесть 2000 раз? Нет? А вот заключенный, который побывал в брянской колонии №6 (той самой, где арестанты недавно массово вскрыли себе вены), уверяет, что сможете. Если, конечно, жить захотите... Именно такое наказание назначают в ИК тем, кто отказывается платить и осмеливается жаловаться. А еще будь вы хоть сто раз медийной персоной и обращайся вы хоть к самому руководству Управления собственной безопасности ФСИН — это не освободит вас от поборов и не избавит от пыток. Как живут жертвы «прославившейся» брянской колонии, начальник которой на днях был отстранен от должности, — об этом расследование спецкора «МК».

Почему служба безопасности ФСИН не расследует преступления, совершенные тюремщиками?
фото: Геннадий Черкасов

От банкета до гестапо

О колонии №6 в городе Клинцы Брянской области «МК» в первый раз подробно рассказал еще несколько лет назад устами одного из ВИП-заключенных (бывший банкир, осужденный за мошенничество, пробыл там почти год) Андрея Пушкаря.

Колония №6 образца 2008 года.

Вот его слова: «Когда я вместе с другими зэками приехал туда, сотрудник, который отвечал за прием осужденных, не мог нас посчитать. Он все время падал — настолько был пьян! Вечером на новом месте я вышел во двор и не сразу понял, куда попал. Это было похоже на какую-то центральную улицу на юге. Идут люди, пьют, колются, гуляют. Шум, песни, крики. Создавалось впечатление, что это лагерь для умалишенных, потому что там не было никакого порядка. Каждый день был безостановочный банкет. Едой, мобильниками, сигаретами, алкоголем заключенных снабжали жители ближайшего колхоза «Первое мая»: через забор перебрасывали... Был случай, когда бывшего начальника колонии Александра Терезова чуть не пришибло пролетавшей бутылкой самогона (с головы сбило фуражку)».

Так вот после той нашей публикации в этой колонии решили навести порядок. Было распоряжение из Москвы — сделать ее образцово-показательной. Сказано — сделано!

Колония №6 образца 2014 года.

Спиртное, наркотики — на все это наложен строжайший запрет. В лагере поощряются занятия спортом, но... не для всех, а тех, кто сотрудничает с администрацией. Именно «качки» из числа зэков-активистов помогают тюремщикам наводить порядок и устанавливать железную дисциплину.

— Всего в колонии 9 отрядов, — рассказывает 29-летний Антон, которого недавно этапировали из Брянской области в Москву. Он будет проходить по делу против руководства колонии №6 свидетелем: — Так вот все активисты были собраны во втором отряде. И у них там еще внутри было деление на ранги и т. д. Но все они сотрудничали с администрацией и пользовались невероятными привилегиями. Они ходили по территории колонии с мобильниками, всем управляли, выступали даже в роли конвоиров. То есть были вместо тюремщиков, только без формы ФСИН. Если кто-то плохо себя вел, они с ним «разговаривали». В колонии не было принято сажать проштрафившихся в карцер. Вместо этого их направляли в отряд №2, а там на них отрабатывали удары. Одной из излюбленных пыток активистов было заставлять человека приседать 2000 раз. Все думают, что это невозможно. Уверяю вас, еще как возможно...

— Так называемая зондеркоманда состояла из людей в идеальной физической форме, — рассказывает руководитель рабочей группы по защите прав заключенных при Госдуме Владимир Осечкин. — Они с утра до вечера тренировались в спортзале и отрабатывали навыки рукопашного на других арестантах. У этих бойцов за решеткой были даже сауна и бассейн (после бунта его экстренно демонтировали). Они следили за собой настолько, что у них даже было спортивное питание (меню, разработанное для профессиональных спортсменов). Это фактически боевики. Обозленные, натренированные на жесткость, на подавление воли. Зачем выпестовывалась такая команда? По нашим данным, ее планировали перебросить в Москву для участия во всяких радикальных акциях. После освобождения, разумеется. Но оно было не за горами: им обещали выдать по 300–500 тысяч рублей, чтобы купить УДО (условно-досрочное освобождение). В прошлом году в колонии №6 был сильно избит заключенный. Он впал в кому и умер. Незадолго до смерти ему предложили вступить в эту команду, раскрыли все карты, а он взял и отказался. За это и поплатился?!

В итоге в конце марта 2014 года заключенные массово стали вскрывать себе вены. А 28 марта около 100 арестантов забаррикадировались, требуя приезда прокуроров и правозащитников. Те приехали. Заключенные рассказали им про свою адскую жизнь, про вымогательства и избиения, поведали и про этот особый отряд — спортсменов-атлетов.

фото: Артем Макеев

Меняем УСБ на ФСБ

«Боевики-активисты» сами выстроили систему выкачивания денег из осужденных. Для этого в каждом отряде они поставили своего «бригадира». Тот всегда был в курсе — какой зэк и сколько должен платить. Он же устанавливал периодичность таких выплат. И будь ты хоть под защитой Всевышнего, участи плательщика не избежишь.

Имя создателя и бывшего главы компании «Санрайз» по продаже компьютерной техники Сергея Бобылева известно очень многим. Так же, как его печальная участь — Мосгорсуд признал его виновным в мошенничестве и приговорил к 9 годам (после вмешательства Верховного суда и уполномоченного по правам предпринимателей при президенте Бориса Титова срок скостили до 5,5 года). Отбывать наказание бизнесмена отправили в «образцово-показательную» брянскую колонию №6. С тех пор лично Титов следил за его судьбой. Да и не он один. И что вы думаете — Бобылева в ИК-6 не тронули?

— Как только мой муж и отчим (он тоже осужден по этому делу) попали в брянскую колонию №6, им сразу объяснили, что они должны платить, — рассказывает жена Сергея Оксана Бобылева. — Это произошло еще на карантине, где первые две недели проводит осужденный. Муж позвонил на мобильный, назвал номер счета, куда надо перечислять деньги. Сказал, что если я не переведу, то ему и моему отчиму (его тестю) будет плохо. «Но я выдержу, а за отца надо заплатить, ему все-таки 53 года», — добавил он. Поскольку денег в семье нет, мы платили только за одного из двоих. Отчима в итоге не трогали в колонии, даже дали ему хорошую работу там. А Сереже приходилось сносить всякое. Он не жаловался, но когда я на длительные свидания приезжала, видела следы побоев на его теле. И его палкой ударили так, что перебили позвоночник — теперь у него на спине есть зона, которую он вообще не чувствует. Били его «козы» — так там почему-то называют обычные осужденные тех, кто работает на администрацию. Они все качки — такие сильные, наглые...

У Оксаны на руках чеки — доказательства перечисленных денег. В общей сложности ей и матери Сергея пришлось заплатить больше 200 тысяч рублей. Это явно не предел — некоторым зэкам выставляли и миллионные счета. Если же заключенный был беден как церковная мышь, то не брезговали брать с него даже по тысяче.

— Мы собрали целую пачку таких чеков, — говорит координатор «Гулагу.нет» Елена Абдулаева. — Их пересылали нам родственники брянских заключенных. Для многих даже сумма в 2–5 тысячи была целым состоянием. Люди брали кредиты, занимали у соседей.

За Антона, который сейчас в московском СИЗО и дает объяснения следствию, платила его невеста. Но он говорит: бог с ними, с этими деньгами. Главное — он в Москве и не надо приседать, маршировать или еще чего делать по команде «бойцов-активистов».

Впрочем, в самой брянской колонии стало уже поспокойнее. Активистов за эту неделю разбросали по другим исправительным учреждениям. Но все они уехали с идеальными характеристиками (администрация им ведь только поощрения давала). Наверняка им на других зонах будет вольготно, а при желании они вокруг себя создадут новые «зондеркоманды». Тем более что знают, как это делать...

Любопытный момент — близкие экс-бизнесмена Бобылева жаловались не куда-нибудь, а заместителю начальника Управления собственной безопасности ФСИН. И он ничего не смог сделать...

— Мы были поражены — как так? почему? — говорит Осечкин. — Что за люди стоят за этими заключенными-бойцами, что даже УСБ им не страшно? Ответ на это вопрос в ближайшее время будет озвучен. Пока же очевидно, что всю историю бы замяли, ели бы не вмешательство ФСБ, которое выехало на место и провело расследование.

Говорят, что это знак — УСБ планируется расформировать, поскольку оно занимается тем, что скрывает преступления сотрудников ФСИН, а не раскрывает их. А соответственно, смысла в его существовании нет никакого. Расследованием же преступлений, совершенных сотрудниками службы исполнения наказаний, будет заниматься ФСБ.

История с брянской колонией напоминает ту, что была с копейской. Даже номера у них одинаковые... Бывшего «хозяина» копейской теперь судят, «хозяина» брянской отстранили от должности, а материалы направили в СКР для возбуждения уголовного дела. Неужели это сигнал? Сигнал о том, что государство больше не будет покрывать подобные преступления. Так хотелось бы в это верить...



Партнеры