Зэкам выдадут новую реформу

“МК” узнал, что изменится в российских тюрьмах и колониях

27 января 2010 в 18:48, просмотров: 7058
Зэкам выдадут новую реформу
фото: Александр Корнющенко
Российские колонии, по слухам, закроют, а вместо них создадут тюрьмы разных видов. Осужденные в легкой панике от надвигающихся реформ. При этом одни сидельцы убеждены, что теперь за решеткой станет совсем худо, а другие надеются на облегчение режима. Правы, как оказалось, и те, и другие. Подробности рассказал в эксклюзивном интервью “МК” директор ФСИН России Александр РЕЙМЕР.

— Александр Александрович, так какой будет “тюрьма завтрашнего дня”?  

— Перемены не только готовятся — они происходят уже сейчас. В местах заключения ведется сепарирование — раздельное содержание в разных колониях осужденных, впервые попавших за колючую проволоку (так называемых “первоходов”), и рецидивистов — тех, кто уже знаком с тюремной системой.  

Предстоит очень большая работа по перепрофилированию учреждений уголовно-исполнительной системы. Для этого потребуется внести изменения в законодательство.  

Привычных колоний не останется. Планируем создать тюрьмы с различными видами режимов для особо опасных преступников. А для тех, кто оступился впервые и совершил незначительные преступления, будет более гуманное наказание. Таких осужденных будут содержать в колониях-поселениях с разными по строгости условиями режима содержания.  

— Чем все-таки будут отличаться режимы для разных осужденных?  

— Пока рано об этом говорить предметно. Могу сказать, что в тюрьмах будет несколько режимов, обеспечивающих практически постоянный контроль за осужденными, жесткий график встреч с близкими людьми, жесткий распорядок дня. Сиделец будет максимально изолирован от других осужденных. В колониях-поселениях же, наоборот, будет больше возможностей и для общения, в том числе с родственниками, и для трудовой деятельности, и для проведения свободного времени. Однозначно можно сказать, что ни в тюрьмах, ни в колониях-поселениях не будет санаторного режима. Места лишения свободы должны остаться местом для исполнения наказания. Но наказание станет куда более дифференцированным.  

— В этом году введен новый вид наказания — ограничение свободы. ФСИН готова к контролю за такими осужденными? Для всех хватит электронных браслетов?  

— Я бы не стал уповать исключительно на технические средства контроля. О них сейчас много говорят. Но электронные браслеты не панацея. С осужденными к ограничению свободы будут прежде всего работать сотрудники уголовно-исполнительных инспекций ФСИН России. Личного состава для этой работы с учетом наших прогнозов достаточно. Сотрудники будут осуществлять контроль по месту жительства осужденного, по месту его работы, учебы.  

В подразделения уголовно-исполнительных инспекций мы направили новый автотранспорт, компьютеры. Необходимая техническая и материальная база будет и дальше совершенствоваться. Что ж до браслетов, отечественного производства мы пока не имеем. Но опытные образцы уже были представлены нашим экспертам. При их производстве учитывается опыт эксперимента в УФСИН по Воронежской области. Считаю, что он прошел удачно. Мы подготовили перечень и других технических средств, который еще должен быть утвержден постановлением правительства. Прорабатывается порядок использования технических средств контроля. Надеемся, что такое постановление будет принято, и тогда появится возможность приобретать значительные партии различных устройств контроля и надзора.  

— Что-нибудь изменится для приговоренных пожизненно, которые отбывают наказание в “Белом лебеде” и в “Черном дельфине”? Планируется ли как-то гуманизировать их пребывание за решеткой?

— Странно это слышать по отношению к людям, совершившим самые тяжкие, кровавые преступления. Гуманизировать? Вряд ли. Их пожизненное пребывание в названных вами и других учреждениях для пожизненно осужденных будет полностью соответствовать существующему законодательству.  

— Может, разрешить им работать, чтобы у них была хоть какая-то отдушина?  

— В учреждениях, где они отбывают наказание, есть возможность работать. При колониях действуют библиотеки, осужденные имеют возможность читать различную литературу. Есть свое радио. Приговоренным пожизненно, как и всем остальным осужденным, предоставляется право отправлять необходимые религиозные обряды с приглашением служителей культа.  

— С учетом того, что они часто пытаются покончить с собой, работают ли с ними психологи?

— Безусловно. Психологи ежедневно работают со всеми категориями осужденных. Причем количество специалистов за последние 5 лет увеличилось с 2209 человек до 3669. Из них 70% имеют базовое высшее психологическое образование. На сегодняшний день мы разделили психологическую службу. Выделили отдельно направление психологов, которые помогают осужденным, и отдельно для работы с сотрудниками.  

— В связи с трагической смертью юриста Магнитского не могу не спросить, как вы оцениваете уровень медицины за решеткой?

— Начальник медицинского управления ФСИН указом Президента России освобожден от занимаемой должности. Пожалуй, это более чем красноречивая оценка медицине “за решеткой”. Проблем здесь предостаточно, их срочно нужно решать. Почему бы не предоставить возможность лечить осужденных и подследственных гражданским специалистам-медикам? Вопрос требует глубокой проработки совместно с Минздравсоцразвития.  

— Какие вообще заболевания лидируют сегодня в УИС? Удалось ли победить за решеткой туберкулез — грозу всех осужденных?  

— На первом месте психические расстройства и расстройства поведения — 21,6% от всех заболеваний. На втором — болезни органов дыхания — 21,5%, на третьем — инфекционные и паразитарные заболевания (туберкулез) — 15%.  

Победить туберкулез пока не удалось, но число больных, содержащихся в учреждениях УИС, за последние 10 лет уменьшилось в 2 раза. Заболеваемость туберкулезом снизилась в 3 раза, показатель смертности от этого заболевания также снизился в 3 раза. По мнению экспертов ВОЗ, стабилизация ситуации с туберкулезом в стране во многом обусловлена повышением эффективности противотуберкулезной работы в учреждениях ФСИН.  

— СИЗО сегодня переполнены? Планируется ли строительство новых изоляторов?  

— В целом сегодня ситуация с наполнением следственных изоляторов лучше, чем несколько лет назад. В среднем норма санитарной площади на одного человека соответствует закону. Однако есть несколько регионов, где эта норма не соблюдается. Это неудивительно, если учесть, что нашим учреждениям подчас уже сотни лет. Проблема решается по федеральной целевой программе развития УИС на 2007—2016 гг. В рамках этой программы вводятся в эксплуатацию новые следственные изоляторы, а в действующих строятся режимные корпуса.  

В 2009 году завершено строительство СИЗО в Ингушетии. Планируется строительство в Удмуртии, Кабардино-Балкарии, на Алтае, в Волгограде и Калуге, Нижнем Новгороде и Пензе.  

— Интересно, сегодня, как в прежние времена, существуют зоны “красные” и “черные”?

— Такого разделения зон не существует. Сегодня предъявляются единые требования ко всем осужденным. Вы, наверное, уже знаете, что с 1 января 2010 года в исправительных учреждениях ликвидированы секции дисциплины и порядка, которые формировались из числа осужденных. Одной из задач названной секции являлось содействие администрации учреждения в соблюдении правил внутреннего распорядка лицами, отбывающими наказание. Однако эти секции стали катализаторами нарушений прав осужденных и объектом критики со стороны органов прокуратуры и правозащитных организаций. Отныне администрациям учреждений запрещено передавать свои полномочия по надзору и контролю за осужденными самим же осужденным.  

— Как обстоят дела с производством на территории колоний? Из-за кризиса произошли ли сокращения?

— У нас достаточно большое производство. Конечно, из-за кризиса есть проблемы. В IV квартале 2008-го и I квартале 2009 года было потеряно 25,6 тысячи рабочих мест. Это связано с тем, что были приостановлены отношения с крупными производственными объединениями: ВАЗ, УАЗ, КамАЗ, РЖД и целым рядом целлюлозно-бумажных комбинатов. С середины 2009 года сотрудничество начало восстанавливаться. С III квартала 2009 года наметился рост численности осужденных, привлеченных к труду.  

В общем объеме производства (около 23 миллиардов рублей) госзаказ составляет 49%. Мы работаем с Минобороны, МВД и, естественно, обеспечиваем сами себя.  

— Верно ли, что вы подписали договор субподряда по строительству Богучанской ГЭС?

— Да, осужденные-поселенцы работают на расчистке от леса ложа под ГЭС.  

— Сколько же зарабатывают осужденные?

— Средняя зарплата осужденного в 2008 году составляла 110 рублей в день, на сегодня — 141 рубль. Так что рост наблюдается!


Партнеры