Гранты для грандов

Элла ПАМФИЛОВА рассказала, как НКО могут получить государственное финансирование

20 декабря 2013 в 18:09, просмотров: 1462

В общественной организации «Гражданское достоинство», которая как оператор по предоставлению государственных грантов распределила в уходящем году между правозащитными НКО 200 миллионов рублей, сейчас самая горячая пора.

Каждому, кто не получил грант, но хочет узнать, почему так вышло, пытаются письменно дать ответ. А победителей консультируют, как заключать договор и как по нему отчитываться. Работают, что называется, без выходных, тем не менее руководитель организации и председатель конкурсной комиссии Элла ПАМФИЛОВА нашла время для того, чтобы пообщаться с «МК».

Гранты для грандов
фото: Александр Корнющенко

— Мы не обязаны отвечать каждому, кто не получил грант. Итоги подведены конкурсной комиссией, состоящей из известных и уважаемых людей. Что тут объяснять?

Но мы решили хотя бы коротко, но разъяснить тем НКО, кто интересуется, почему их заявки не оказались в числе победителей. Дать справочную информацию, чтобы в будущем у них было больше шансов и понимания, какие ошибки нужно исправить.

— Сколько НКО получили гранты и скольким было отказано?

— Мы получили 713 заявок, из них 246 пришлось отклонить на первом этапе: либо за несоответствие тематике конкурса, либо по формальным признакам.

Все остальные были распределены между экспертами, которые могут профессионально судить о деятельности правозащитных НКО. Каждую заявку оценивали минимум 2 эксперта, если их мнения кардинально расходились, то привлекался третий. В результате конкурса появился список из 124 победителей.

— Эксперты работали на общественных началах?

— Нет, список экспертов был представлен конкурсной комиссии, с каждым из 26 экспертов, которых мы пригласили, заключен договор. Грантоператор по итогам года выплатит каждому вознаграждение в зависимости от того, какое количество заявок он рассмотрел.

— Сколько было заявок от НКО, осуществляющих общественный контроль за выборами и защиту прав избирателей?

— Заявок, в той или иной степени затрагивающих эту тему, — не менее десяти. Не случайно самый большой из грантов — 7 миллионов рублей — получил проект организации «Голос»-Урал, направленный именно на эти цели.

— Так «Голос» же закрыли...

— Не все можно «закрыть»… У региональной организации «Голос»-Урал с документами и регистрацией все в порядке. И заявка убедительная, хорошо обоснованная. Проект охватывает с десяток регионов, где в будущем году будут проходить выборы.

фото: Геннадий Черкасов

— Есть какой-то верхний предел, сумма, выше которой вы не можете выдать получателю гранта?

— Сейчас нет, но в будущем, скорее всего, это придется сделать: установить один предел для федеральных организаций, другой — для региональных. Потому что есть просто безумные заявки: одна региональная организация попросила 58 миллионов…

— Государство выделило на правозащитные гранты 200 миллионов рублей. Израсходована вся сумма?

— Все средства в полном объеме будут перечислены организациям-победителям, за исключением 6%, которые выделяются на весь процесс по проведению конкурса, включая мониторинг осуществления проектов.

— Что должна сделать НКО, планирующая осуществлять наблюдение на будущих выборах, чтобы получить грант на это?

— Написать хорошую, реальную заявку, которая соответствует ее уставным целям и опыту по данному направлению. И следить за сайтами Общественной палаты, движения «Гражданское достоинство» и других грантоператоров. Извещение о следующем конкурсе, его тематике и условиях, требования к написанию заявок и другая информация появятся, скорее всего, уже весной будущего года.

— Для того чтобы претендовать на грант, нужно предоставить как минимум 7 документов. Насколько, на ваш взгляд, сложно их подготовить?

— Довольно сложно и громоздко, но эти правила установлены не нами. Заявка — объемная, в ней, как мне представляется, слишком много не самых важных статистических данных, и в то же время недостаточно уделяется внимания самому проекту.

Полагаю, можно было бы упростить раздел статистики, сосредоточившись на сути проекта, чтобы было понятно, на что организация планирует получить грант. Хотелось бы все процедуры немножко упростить. Мы сейчас обобщаем информацию по итогам конкурса, собираем предложения и представим их в Администрацию Президента.

— Как вы ощущаете себя в качестве оператора государственных грантов?

— Это довольно тяжело морально. У нас проектов с положительными оценками оказалось больше, чем средств. Как бы мы ни старались быть максимально объективными и прозрачными, все равно остаются обиженные, те, кто считает, что их заявки — лучшие. Задают вопросы: «А почему дали ему, а не мне»? Да потому что эксперты так решили, потому что конкурс есть конкурс, в соревновании бывают проигравшие! Не могут побеждать все, но как это объяснишь?

Морально тяжело, когда хорошая организация плохую заявку написала... Остается один выход — детально отработать процедуру и представить в открытый доступ рейтинговую таблицу заявок с комментариями экспертов. Именно над этим мы сейчас и работаем…



Партнеры