Есть такое слово — в печать!

Сегодня в стране будет отмечаться День российской полиграфии

18.04.2014 в 20:25, просмотров: 2611

Пока это не праздник, а памятная дата. Но собеседник «МК», один из главных инициаторов легитимизации Дня полиграфии, президент Межрегиональной ассоциации полиграфистов (МАП) Борис Кузьмин не теряет оптимизма.

Есть такое слово — в печать!
фото: Геннадий Черкасов

— Во-первых, с праздником… оговорился, с памятным днем, Борис Александрович. Почему все-таки впервые он отмечается? Ведь печатанию около 450 лет, первопечатник Иван Федоров вспоминается как минимум...

— Раньше все полиграфисты отмечали День печати вместе с журналистами, издателями и распространителями, так как периодическая печать была монопольным средством реализации информации, сейчас нет — у контента появилось много новых средств распространения, «печать» и «печатание» уже разные понятия. А полиграфист, печатник — это же, согласитесь, звучит гордо! А вот установление праздничной даты, 19 апреля, мы два года пробивали. Да и процедура эта очень непростая — сначала наше Министерство связи должно выйти с предложением, шесть, по-моему министерств должны его согласовать, все это связано с бюджетными тратами... Сложная схема. Хочу отдать должное Владимиру Григорьеву (заместителю руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. — Ред.) — он как-то, взяв в руки «МК», сказал: «Смотрите, сколько разных дат, кто только их не отмечает — мне кажется, и полиграфия там будет смотреться достойно». И мы начали заниматься.

— Какие проблемы сегодня беспокоят полиграфистов?

— В последнее время актуальность полиграфии, как и печати, падает — идут процессы замещения печатной продукции, и с этим не считаться нельзя. Второе: мы все-таки живем еще «по понятиям»: в отрасли практически нет ни одного стандарта. А отрасль работает! И третье: мы полностью импортозависимы. К нам часто обращаются заказчики — отпечатали тираж, но видят, что он бракованный. Пытаются предъявить претензии к типографии, в ответ — дверь видите? У нас нет ни сертификационного центра, ни официального органа, который может дать заключение. Волнуют и кадровые проблемы (я же бывший проректор Московского полиграфического института, почти 20 лет проработал) — если раньше были специалисты, настоящий инженерный состав, то сейчас технолога нормального найти трудно. Но главная проблема — это сохранение значимости бумажного носителя для читателя, обеспечение конкурентоспособности печатного дела в соревновании с современными электронными носителями информации.

— Вместе с тем в стране более семи тысяч типографий, значит, они нужны?

— Нужны. И надо иметь в виду, что из них уже почти две с половиной тысячи — цифровые. Все меняется, и мы анализируем эти тенденции: сотни лет доминировал металлический набор, цинкография и типографская печать, 50 лет — фотонабор, фоторепродукционные процессы и офсетная печать. В предстоящее пятилетие полиграфия станет на 100% компьютеризированной, с доминированием цифровой печати. Меняется и рынок: в общем объеме производства тиражи газет от 3 до 5 тысяч экземпляров уже составляют 30%, «стотысячников» — не более 3%, а тиражи книжных изданий до 1 тысячи — 55%. Полиграфия стала неоднородной — много печатается этикеточной и упаковочной продукции, так называемой продукции производственно-технического направления. Раньше ее всерьез и не относили к отрасли — а за последние годы она шагнула вперед, стала флагманом даже технического развития.

— Скажите, за границей полиграфия все-таки лучше? Из ваших же данных: «...в 2013 году импорт печатной продукции (книги, журналы, печатная реклама и др.) в Россию составил порядка $800 млн, или более 10% от объема российского производства этой продукции».

— Это немного. В принципе мы оцениваем свою полиграфию вполне конкурентоспособной. У нас есть предприятия, которых в Европе нет, — три года назад вступило в строй мощное книжное предприятие в Твери. С иголочки оснащено. Там, где вы печатаетесь, современная база, все оборудовано по последнему слову техники.

— Типографские рабочие, если вспомнить историю, были активны в общественной жизни — кого сейчас объединяет ваша общественная организация?

— Когда мы создавали МАП, в его составе было около 100 предприятий. Сейчас меньше — около полусотни. Еще в годы перестройки мы поняли, что удержать под Госкомитетом полиграфию невозможно, да и не нужно. И тогда постановлением правительства была создана государственная ассоциация полиграфической промышленности — затем ее преобразовали в общественную. По нашим следам были созданы и другие общественные организации в полиграфии, ассоциация книгоиздателей, например.

— Словом, полиграфия таки будет жить!

— Она будет жить, если будете жить вы — наша пресса, наша печать.

— Спасибо на добром слове, и еще раз с Днем российской полиграфии.



Партнеры