Авиация погибает на земле

Прокуратура сбила “Ил”

30 июля 2005 в 00:00, просмотров: 828

Иногда кажется, что в наши силовые структуры, прокуратуру, органы власти пробрались иностранные шпионы. Главная их задача — разрушить страну. И решают они ее одним и тем же способом. Появляется где-то что-либо живое, работающее, приносящее прибыль — они тут как тут: досчитывают налоги, арестовывают акции, выдавливают владельцев за границу. Вскоре на месте, где была жизнь, остаются только мусорная свалка и пустыня. Страна делает еще один шажочек к гибели. У кого-то, правда, может появиться пара лишних чемоданов денег. Но это уже приятное дополнение к вредительской деятельности.


Во вторник стало известно: Генпрокуратура арестовала до 60% акций авиализинговой компании “Ильюшин Финанс Ко”. “Ильюшин Финанс” — компания, занимающаяся авиационным лизингом. Более сложной сферы и придумать трудно. Только представьте: необходимо найти заказчиков на отечественные гражданские лайнеры. Машина типа “Ил-96” стоит миллионов под 25—30. И желающих ее приобрести не так много. Особенно когда на рынке присутствуют “Боинг” и “Аэробус”, чьи предприятия не вставали ни на минуту, серии идут огромные, а значит, возможностей для финансового маневра у мировых монополистов несопоставимо больше.

Найти покупателя под русский самолет — всегда штучная работа. Дальше лизинговая компания должна профинансировать производство. Наши заводы — государственные, кстати, — стояли много лет. Значит, им нужна не только стопроцентная предоплата. Им нужны средства на переоснастку. Пока не будет набран внушительный пакет заказов, нельзя сократить производственные издержки и т.д. И, только когда самолет построен, он передается в аренду заказчикам, и лизинговая компания отбивает его стоимость лет 10—15.

Придумать более сложный бизнес просто невозможно. Ведь для того, чтобы сделать самолет, нужны сотни тысяч деталей. “Технологическая юбка” состоит даже не из десятков, из сотен предприятий. А только на сборочных заводах в Воронеже и Ульяновске, где размещает свои заказы “Ильюшин Финанс”, работают 11 тысяч человек, на них “висят” 19 тысяч пенсионеров.

Все эти “слезливые” рассказы нужны для того, чтобы понять, какова реальная цена вопроса. Речь идет не о стопроцентной ликвидности нефтяной трубы. А о самом что ни на есть высокотехнологичном производстве, на которое в общей сложности завязаны сотни тысяч людей и целые города.

“Ильюшин Финанс Ко” — единственное работающее частно-государственное партнерство. 38% акций принадлежит государству, еще 16% — государственному Внешэкономбанку, остальное — Национальной резервной корпорации, главным владельцем которой является депутат Александр Лебедев. НРК вложила в проект около 100 млн. долларов, государство — около 130 млн. в течение нескольких лет. Причем 65% вложенной суммы уже вернуло в виде налогов.

За 5 лет работы “Ильюшин Финанс” набрал заказов на 750 млн. долл. Заключил договора на поставку 12 “Ил-96” (грузовых и пассажирских), 5 “Ту-204”, 15 региональных “Ан-148”, готовит запуск в производство нескольких “Русланов”. За эти годы заводы были переоснащены, рабочие вернулись в цеха и т.д.

И вот в преддверии очередного собрания акционеров акции арестовываются по представлению Генпрокуратуры широко известным Басманным судом Москвы. Претензии к компании следующие: деньги, полученные от государства, были учтены не как уставный капитал, а как средства акционерного общества. Уголовный кодекс не предусматривает при разбирательстве по статье “Превышение служебных полномочий” ареста акций. Тем более перевести деньги из одной статьи баланса на другую может первое же собрание акционеров. Они и были учтены таким образом, чтобы не платить дополнительных налогов с государственных же денег (и без того налоги съели две трети госвложений). Но тем не менее суд, чтобы обеспечить при необходимости “конфискацию имущества”, предложение прокуратуры утвердил.

В чем корень проблемы, нетрудно догадаться. Под давлением Путина, который присматривает за авиапроектами с 1999 года, правительство в ближайшие четыре-пять лет собирается вложить в авиализинг до 1 млрд. долларов. Это уже солидные деньги. Чиновники самых разных ведомств уже приготовились поучаствовать в их “распилке”. Но если загодя убрать такого игрока, как “Ильюшин Финанс”, за которым стоит последний частный инвестор, то все можно будет пропустить через другие лизинговые фирмы. А они есть, и пусть успехов там меньше, зато тихие и абсолютно родные. Во-вторых, если окончательно “убить” Воронежский и Ульяновский заводы, то автоматически больше будущих бюджетных денег получат другие авиапредприятия — такие, как, например, Казанское.

Как бы там ни было, как только запахло деньгами, Счетная палата и прокуратура тут же вмешались, уже не могли дальше терпеть финансовой погрешности. Четыре месяца руководитель “Ильюшин Финанс” Александр Рубцов почти жил в Воронежской прокуратуре, где почти не скрывали, что действуют по команде из Москвы. Наконец дело стало потихоньку затихать, но тут его срочно истребовали в столицу и за десять дней (!) довели до решения об аресте акций. Что будет дальше, легко представить. Лебедев будет биться, чтобы акции вернулись, но, пока этого не произойдет, не сможет участвовать в акционерных собраниях и принимать решения.

Голосовать будут только представители государства, которые своими личными деньгами никогда не рискуют, но приумножить их всегда хотят. Сложные цепочки по финансированию заводов потихоньку начнут расстраиваться. Какие банки захотят рисковать деньгами в ситуации, когда все многолетние расчеты зависли в воздухе? Если заводы лягут, то окончательно, под аплодисменты “Боинга”—“Аэробуса”, умрет наша дальнемагистральная гражданская авиация. О рабочих и пенсионерах — глупо вспоминать, деньги из госбюджета найдут владельцев и помимо производства.

Конечно, ни автор, ни кто другой не посмеют утверждать, что каким-то руководителям Генпрокуратуры проплатили конкуренты “Ильюшин Финанс”. Доказательств нет. Но и без этого вполне ясно: у нашей страны нет будущего. Ведь как где-то возникает коммерческий успех, там тут же находятся сотни нарушений. И подобных примеров можно найти множество на самых разных уровнях и в самых разных регионах. Если не остановимся, если будет продолжен передел-беспредел с силовиками во главе, то тогда не будет России.





Партнеры