Сколько жизней стоит пожизненное?

Убийцу три раза ловили и отпускали

19 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 3411

Предприниматель Андрей Бучкин, синеглазый красавец пятидесяти лет, исчез 9 июня прошлого года. Андрей окончил Институт стран Азии и Африки, работал в Институте востоковедения, защитил кандидатскую диссертацию, потом перешел на работу в Институт мировой экономики и международных отношений — и тут началась перестройка. Одним из первых в России Бучкин стал профессионально заниматься торговлей плетеной мебелью.

Ява, Суматра, Бали — Андрей с отменной легкостью летал из холодной России в сказочные страны, где всегда светит солнце. Он искал новые фабрики, резчиков по дереву, мастеров по плетению, и удача всегда ему улыбалась. Голландец, женатый на индонезийке и давно живший в Индонезии, много лет подряд доверял Бучкину мебель без предоплаты, и Андрей ни разу его не подвел.

9 июня Андрей должен был встретиться в семь часов утра с покупателем из Твери. Местом встречи была остановка автобуса на выезде из Москвы. Андрей сказал своей знакомой, что повезет покупателей на склад в Валуеве.

Весь день мать Андрея без устали набирала номер его мобильного телефона. Он должен был забрать ее из санатория в Подлипках, но даже не позвонил. 10 июня Лиля Григорьевна добралась до Москвы и сразу поехала к сыну домой. В квартире все было в порядке. Потом они с невестой Андрея пошли в 60-е отделение милиции. Стоит ли говорить о том, что оперуполномоченный Сергей Владимирович Бегун объяснил встревоженным женщинам, что с Андреем все, разумеется, в порядке. Загулял, задержался, скоро вернется.

На несколько дней Лиля Григорьевна отвязалась. Ну, обзвонили московские морги и больницы. Спрашивается, что еще могла сделать милиция? Решительно ничего. Сумасшедшая мать просила выставить в квартире Андрея засаду. Правда, великолепная квартира в Гагаринском переулке и в самом деле была роскошной приманкой, но засада — это, конечно, слишком.

14 июня Лиля Григорьевна с родственником своей подруги решила еще раз пойти домой к сыну. Во второй замок ключ не вошел. В квартире кто-то был. Она позвонила в милицию, но через минуту дверь отворилась и из квартиры вышли двое молодых мужчин и женщина. Лиля Григорьевна бросилась вперед — ее встретил удар кулаком в челюсть. Секунду спустя двое незнакомцев оказались в лифте, а третий замешкался, потому что Лиля Григорьевна кричала: “Где Андрей?!” Он ответил: “Я откуда знаю, мы сняли у него квартиру на неделю”. Разумеется, он тоже успешно спустился на лифте, и “квартиранты”, вылетев из подъезда, сразу пристроились в конец очереди возле овощного ларька, который находился в нескольких шагах от подъезда. Продавщица сказала, что, увидев подъехавшую милицейскую машину, молодые люди скрылись из виду.

Наряд прибыл спустя четверть часа после звонка. Потом на место прилетел начальник 60-го отделения милиции. Вот досада, упустили! Но ставить засаду опять не сочли уместным. В ночь с 15 на 16 июня Лиля Григорьевна решила там переночевать. В полночь кто-то попытался открыть дверь снаружи. Лиля Григорьевна позвонила в милицию, и там ей дали дельный совет: внимательно посмотреть в глазок и сообщить, как одеты люди, желающие попасть в квартиру ее сына.

И даже после всех этих событий дело об исчезновении Бучкина возбуждено не было. Да что там дело об исчезновении! В связи с нападением на квартиру нужно было составить фоторобот одного из тех, кого мать Бучкина хорошо запомнила. Фоторобот составили через три недели. Понимаете, эксперта не было. Ну, не было и все. Где в Москве найти такого специалиста?

* * *

18 июня, то есть спустя девять дней после исчезновения Бучкина и через два дня после нападения на его квартиру, некто Жеребцов приходит в ресторан “Зеравшан” поужинать с симпатичной исполнительницей восточных танцев Юлией Ильинской. И Юля и Жеребцов были в “Зеравшане” своими людьми: Юлия по вечерам там выступала, а Жеребцов работал грузчиком. Так вот, в тот вечер Жеребцов и Юлия находились в “Зеравшане” вплоть до самого закрытия ресторана. Эта пара запомнилась всем потому, что Жеребцов не расплатился за ужин — сказал, что заплатит завтра. Никто особенно не возражал, ведь в “Зеравшане” работал не только Жеребцов, но и его родители и жена. А кроме того, он подарил Юле белую розу — роза тоже запомнилась. Больше Юлю никто не видел.

Между тем ее родители, жившие в Туле, встревожились. Телефон дочери был выключен, но при этом пришло несколько SМS-сообщений с просьбой оставить ее в покое, поскольку она с мужчиной. Родители поняли, что сообщения отправляет не Юля. Вечером 19 июня они приехали в Москву. Возле дома дочери они встретили ее друзей, от которых узнали, что накануне дочь была в “Зеравшане” со знакомым по имени Артур. В квартире они увидели большой чемодан. Чемодан был очень тяжелый и из него торчали волосы.

В чемодане находилось тело Юлии Ильинской, удушенной поясом от халата.

* * *

Родители Жеребцова сообщили милиции, что он уехал в Кострому к родственникам. Сотрудники МУРа и уголовного розыска Южного округа квартиру в Костроме взяли штурмом. Жеребцов, оказавший отчаянное сопротивление, к началу штурма принял лошадиную дозу сильнодействующих таблеток. Стало быть, хотел умереть. С чего бы это? Кто-кто, а он-то знал, что ему есть чего бояться. Когда врачи его оживили, выяснилось много интересного.

* * *

Константин Владимирович Теницкий родился в 1981 году на Украине, в г. Селидово Донецкой области. Когда ему исполнилось 15 лет, семья переехала в Москву, поскольку сын находился в розыске после совершения кражи. Когда ему исполнилось 16 лет, паспорт в Москве он получать не стал и 4 года обходился без документов, а в 2001 году поехал на Украину и купил там паспорт на имя Сергея Жеребцова. Переклеил фотографию и стал Жеребцовым. Вскоре его задерживают и осуждают за приобретение и незаконное хранение наркотиков. Ни в милиции, ни в Кузьминском межмуниципальном суде не заметили, что паспорт поддельный.

Находясь в “Матросской Тишине”, Теницкий под именем Жеребцова женился. Из колонии он вышел с крайне отрицательной характеристикой. Вскоре он подрался в ресторане и был доставлен в ОВД района “Нагатино-Садовники”. Там он предъявил удостоверение на имя Артура Гетте. Попросившись в туалет, гражданин Гетте напал на милиционера А.А.Воронова. Нагатинская межрайонная прокуратура возбудила по этому факту уголовное дело. Почему оно не дошло до суда?

* * *

Так вот, когда Теницкий начал давать показания, выяснилось много интересного. Во-первых, у него нашли паспорт на имя Алексея Николаевича Франтова. А.Франтов с октября 2003 года находился в розыске, так как ушел из дома 19 октября и бесследно исчез. Во-вторых, во время допроса Теницкий назвал имя своего подельника, Дмитрия Прохорова 1974 года рождения. При обыске в носке у Прохорова нашли документы на машину Андрея Бучкина, а в кармане — ключи от его машины.

В июле 2003 года Прохоров был осужден за драку и нанесение телесных повреждений к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года. Спустя три месяца Прохоров пришел в гости к своему знакомому А.Франтову. Со слов Прохорова, они сидели, пили водку и, слово за слово, поссорились. Тогда он вытащил из кармана пьяного Франтова сетку-“авоську” и этой сеткой задушил приятеля, а его труп сбросил в ближайший колодец вытяжного коллектора. Паспорт Франтова Прохоров передал Теницкому.

Зачем? Чтобы организовать продажу квартиры убитого. Из материалов уголовного дела следует, что Франтов проживал у своей тети, а собственную квартиру сдавал. Так вот, вскоре после исчезновения Франтова к семье, которая снимала у него квартиру, явился неизвестный и предложил им тысячу долларов за то, чтобы они немедленно освободили помещение — дескать, Франтову понадобилась эта квартира, но сам он прийти не может и прислал друга. Квартиранты сказали, что подождут хозяина. План сорвался. Но в Москве проживает 10 миллионов граждан — оставалось только выбрать следующую жертву.

Согласно показаниям Прохорова, он в начале июня 2004 года нашел сайт магазина “Мата Хари”: там якобы было объявление о том, что некий А.Бучкин продает плетеную мебель, и был указан номер его мобильного телефона. Предположив, что продажа экзотической мебели приносит Бучкину хорошую прибыль, Прохоров с Теницким решили убить его и завладеть его имуществом.

У Бучкина был склад в Валуеве, неподалеку от совхоза “Московский”.

Встречу назначили на автобусной остановке “Дудкино” в 7.30 9 июня 2004 года. На машине Бучкина они приехали на склад. Там Теницкий и Прохоров напали на него, связали руки скотчем, уложили в багажник и отвезли в лесной массив, находившийся в полукилометре от дороги, ведущей в санаторий “Валуево”. В лесу бандиты стали требовать у Бучкина 30 тысяч долларов. Бучкин сказал, что денег у него нет, тогда они его задушили заранее приготовленной веревкой. На следующий день Теницкий, Прохоров и неустановленное следствием лицо проникли в квартиру Бучкина, вынесли оттуда ценные вещи. В квартиру они наведывались неоднократно. Убедившись в том, что никто за квартирой не следит, они решили там даже переночевать, усладив свой досуг хорошей выпивкой и обществом женщины. Именно Прохорова, Теницкого и неизвестную женщину и застала в квартире сына Лиля Григорьевна Бучкина 14 июня 2004 года.

Надо думать, что убийство Андрея Бучкина и беспрепятственное проникновение в его квартиру, как всегда и бывает, утвердило их во мнении, что они могут без помех убивать и грабить, и в конце концов сумеют найти возможность продавать квартиры убитых ими людей. Квартиры были их самой желанной целью. Теницкий и Прохоров хорошо понимали, что главное — найти квартиру, а уж сбыть ее не составит труда. Тут они, конечно, не ошиблись: криминальные сделки с квартирами в Москве — чрезвычайно прибыльный бизнес.

Именно в связи с квартирой Теницкий вспомнил о своей знакомой Юлии Ильинской, которая недавно купила однокомнатную квартиру на Кавказском бульваре. Что произошло дальше, мы уже знаем. Через девять дней после убийства Андрея Бучкина Теницкий позвонил Ильинской, договорился о встрече, и после ужина в ресторане “Зеравшан” они приехали к ней домой.

Следуя заранее разработанному плану, ранним утром 19 июня Теницкий позвонил Прохорову и сказал, что можно приезжать. Они связали девушке руки и стали требовать деньги и документы на квартиру, после чего избили и задушили.

Если бы Теницкий так не обнаглел и не пригласил Юлию в ресторан, где его знали как облупленного, он и его подельник Прохоров, возможно, и по сей день убивали бы доверчивых москвичей. Так что не следует гордиться тем, что упырей все же изловили — это произошло случайно.

* * *

Во время предварительного следствия Дмитрий Прохоров показал, где находился труп Франтова, а место захоронения Андрея Бучкина выдал Теницкий. Однако вскоре бандиты отказались от первоначальных показаний, сказали, что оговорили себя, и замолчали.

Когда в Московском городском суде началось слушание дела, Прохоров и Теницкий, беспрестанно улыбаясь, как малыши на новогоднем утреннике, на все вопросы отвечали: нет, не знаем, не слышали, не видели, объяснить не можем. Однако сотрудники милиции УВД ЮАО Москвы сделали все возможное, чтобы дело в суде не развалилось. В былые времена это назвали бы просто хорошей работой, но сегодня, когда милиция смертельно больна, то, что сделали оперативники Южного округа, заслуживает всех мыслимых похвал.

Эти достойные джентльмены досконально проверили все московские скупки и ломбарды и нашли украшения Юлии Ильинской и цепочку Андрея Бучкина. Все это сдал туда от своего имени Прохоров. Все эти вещи были опознаны потерпевшими в суде. Цепочку Андрея Бучкина, которую он купил в Индонезии, нельзя было спутать ни с какой другой. Кольцо и кулон Юлии Ильинской тоже имели очень своеобразный вид. Мало того, оперативники из ЮАО раскрыли разбойное нападение на офис фирмы “Орион-Консалтинг”, которое совершили Теницкий, Прохоров и их знакомый Мищенко. Поскольку сотрудниц фирмы не убили, а только связали, заявление о нападении на офис в милицию подавать не стали. Произошло нападение спустя четыре дня после убийства Ильинской, все в том же июне 2004 года. Ни одно из доказательств, добытых сотрудниками милиции УВД ЮАО, судом отвергнуто не было. По нынешним временам случай, конечно, редкий.

Приговором Московского городского суда Константин Теницкий и Дмитрий Прохоров признаны виновными в убийствах Франтова, Бучкина и Ильинской.

Теницкий приговорен к 28 годам лишения свободы, а Прохоров — к 30 годам, с отбыванием первых десяти лет в тюрьме.

* * *

Вот теперь, значит, у нас какие радости: счастье от того, что двух человекообразных все-таки поймали и заперли на тридцать лет. Но есть у этого праздника обратная сторона.

Начнем с паспорта Теницкого. Человек почти десять лет прожил под чужим именем, и не где-нибудь, а в Москве. С 16 до 20 лет он как-то вообще умудрялся обходиться без документов. Надо думать, какая-то “липа” у него в запасе была, но теперь уже об этом не узнать. С 2001 года человек пользовался паспортом на имя Сергея Жеребцова с переклеенной фотографией. И при этом, заметьте, не мороженым торговал, а был задержан, осужден и через два года после освобождения снова оказался в милиции. Но только на сей раз с удостоверением на имя Артура Гетте. Гражданин Гетте избил милиционера, пытался бежать — а дело так и не дошло до суда. И, между прочим, подельник Теницкого, Сергей Мищенко, давая показания, называл его Артуром. То есть все вокруг знали его под разными именами, как будто так и должно быть. Трудно поверить, что такое возможно, но — факт. Если бы сотрудники правоохранительных органов, много раз встречавшиеся с Теницким при разных обстоятельствах, исполнили свой долг, Теницкий давно бы сидел, и люди, которых они с Прохоровым отправили на тот свет, были бы живы. Много ли требовалось от сотрудников милиции? Всего-навсего внимательно всмотреться в паспорт с переклеенной фотографией.

Розыск пропавшего Андрея Бучкина объявили не сразу. В результате убийцы долго разъезжали на его машине. Если бы искать его начали как положено, в тот же день, когда стало ясно, что он пропал, Теницкий и Прохоров не успели бы добраться до Юлии Ильинской.

Телефон убитого Бучкина был продан жителю Тульской области. И матери Андрея еще два месяца (!) приходили счета на оплату разговоров. Как могло случиться, что нового владельца телефона никто не искал и ни разу так и не полюбопытствовали, откуда у туляка телефон убитого человека?

Лиля Григорьевна Бучкина видела, как из квартиры ее сына выходили трое. Кроме Прохорова и Теницкого была еще женщина. Какая? Как ее зовут? С каких это пор правоохранительные органы стали так нелюбознательны?

На предварительном следствии Прохоров дал следующие показания: нашел в Интернете сайт салона “Мата Хари”, и там был телефон Андрея Бучкина. Они с Теницким позвонили, заманили Бучкина на склад и убили. Но никакого номера телефона на сайте не было, о чем владелец галереи Дмитрий Невельский неоднократно заявлял как на предварительном следствии, так и в суде. А это значит, что сами бандиты выйти на Бучкина никак не могли — остается одно: они выполнили “заказ”. Чей?

А раз нет ответа на этот вопрос, можно ли считать, что банда ликвидирована?

Дело в том, что документы на квартиру Андрея были украдены, а вся его деловая документация рассортирована по годам. На это обратили внимание, и ответ на все вопросы должны были дать многочисленные отпечатки пальцев, зафиксированные на дактилопленке. Пакеты с дактилопленкой и окурками, изъятыми с места происшествия, почему-то исчезли. Сказали, что они потеряны и следователя за это пожурили...

* * *

И последнее. Когда в суде оглашались подробности убийства Андрея Бучкина — как его связали, положили в багажник, привязали в лесу к дереву — его мать бросилась к выходу из зала. Но так как она с трудом ходит, она все слышала. Она шла к двери, а Теницкий смеялся...

Через тридцать лет, а глядишь, и куда раньше, бандиты выйдут на свободу. Теницкому будет чуть больше пятидесяти. А Андрей Бучкин, Юлия Ильинская, Алексей Франтов так и будут лежать в земле. Нет ли ощущения, что что-то здесь не так? Разве есть хоть одно смягчающее обстоятельство, благодаря которому этим существам должно быть даровано право выйти на свободу? Сколько нужно убить людей, чтобы заслужить пожизненное заключение? Семь? Десять? Выходит, трое — это недобор? Постарайтесь объяснить это родителям Юлии Ильинской или матери Андрея Бучкина. Поговорите с ними о гуманизме, о человеколюбии, но только, прошу вас, смотрите им в глаза. Вы найдете там много такого, что не попало в новый Уголовный кодекс.



    Партнеры