За обвиняемых по делу Политковской вступились ее дети

Но им это мало помогло

04.09.2013 в 16:06, просмотров: 2010

Джабраила Махмудова – одного из двоих братьев, арестованных судом в понедельник, переведут по состоянию здоровья в СИЗО «Матросская тишина». О незаконности ужесточения меры пресечения братьям с подписки о невыезде на арест, заявили в среду, 4 сентября, их адвокаты. Потерпевшие попросили суд разобраться в ситуации, чтобы не допускать нарушения прав подсудимых Махмудовых. Между тем, страсти накаляются все сильнее.

За обвиняемых по делу Политковской вступились ее дети
фото: PhotoXPress

Напомним, в понедельник, когда продолжились слушания после ранения Джабраила Махмудова, тот опоздал к началу заседания, сославшись на то, что ему нужна перевязка. У прокуроров на этот день в очередной раз был приглашен свидетель, которого опять не удалось допросить. Гособвинение попросило заключить братьев Махмудовых под стражу. Им в вину было поставлено то, что они нарушали режим подписки о невыезде – уезжали в Сочи, Тульскую область, Северную Осетию и Чечню. А кроме того, прокуроры припомнили, что Ибрагим Махмудов как-то раз опоздал на заседание.

Адвокат Джабраила Махмудова Мурад Мусаев заявил, что решение об аресте братьев принималось судьей на основании документа, который давно утратил свою силу.

- 2 сентября суд вынес постановление об изменении меры пресечения Джабраилу и Ибрагиму Махмудовым на том основании, что они выезжали из Москвы. Судья сослался на нарушение ими подписки о невыезде. Но в том документе говорится, что Махмудовы обязались не покидать место постоянного или временного проживания до конца предварительного следствия без разрешения следователя Гарибяна и только его. Местом проживания там указан Ачхой-Мартановский район. Суд должен был отобрать у Махмудовых новую подписку, но этого в свое время не произошло, - отметил Мусаев.

Таким образом, считает адвокат, на 2 сентября не существовало документа, обязывающего братьев не покидать какое-либо место и суд, вынося постановление об аресте, ошибся. Кроме того, уточнил Мусаев, города, указанные в ходатайстве прокуроров об аресте – это транзитные места, которые Махмудовы проезжали по пути из Москвы в Чечню и обратно, когда их вызывали на следственные действия.

Как считает защита, суд не учел семейные обстоятельства подсудимых и состояние здоровья одного из братьев.

- Джабраил имеет двух малолетних детей – полутора лет и двух, его супруга не работает. Суд обрек их на голодное существование, - продолжил свою защитную речь адвокат Мусаев - Джабраил был ранен, прооперирован и сейчас вынужден каждые полчаса принимать обезболивающее, его нога не действует. Тем не менее, он уговорил своего врача выписать его раньше времени и явился в суд, только бы дело не было приостановлено. В течение четырех лет оба арестованные подсудимые являлись к следователю по первому вызову, не проигнорировав ни одно процессуальное действие. Они проезжали по две тысячи километров в один конец и две в обратный только для того, чтобы подписать протокол, не имеющий значения для их участи. Они вовремя являлись на все судебные заседания, иногда раньше других участников процесса (в этот момент Мусаев очень выразительно посмотрел в сторону прокуроров). А в тот день, когда Ибрагим Махмудов опоздал, он попал в пробку, бросил свою машину и извинился перед судом. На протяжении всего процесса они показали, что нет более дисциплинированных подсудимых.

Адвокат попросил смягчить Джабраилу Махмудову меру пресечения на залог. По его словам, подзащитному необходима консультация нейрохирурга, но в СИЗО, куда его поместили, в ответ на это заявили: «Извините, нейрохирурга у нас нет».

- Это называется пытками! Сделано все, чтобы он не мог себя защищать. Если вы хотите повесить на нас Анну Политковскую, у вас не получится, потому что нет ничего против нас! - выкрикнул с места дядя Махмудовых Лом-Али Гайтукаев.

Выступление прокуроров было коротким. Его суть сводилась к тому, что суд вправе изменить меру пресечения подсудимому и что подписка у Махмудовых была взята.

- А если кто-то этого не знал (прокурор Локтионов демонстративно повернулся в сторону адвоката Мусаева), то это их проблема.

В ответ на это Гайтукаев выкрикнул:

- Мы вас вообще не слышим, приспешники убийц!

И, повернувшись к залу, повторил: «Они прикрывают убийц». Правда, присяжных в это время в зале не было и его услышали журналисты и приставы.

Представитель потерпевших Карина Москаленко подчеркнула, что ее клиенты, дети Анны Политковской, в процессе держат максимально нейтральную позицию:

- Мы изменение меры пресечения подсудимым никогда не инициировали и не были за это изменение (решение принималось в их отсутствие). Эти оба подсудимых обрели свободу на основании оправдательного приговора суда, когда сторона обвинения не предоставила убедительных доказательств их вины. И таким наше убеждение оставалось до 2 сентября. Но сторона обвинения представила данные о необходимости заключения их под стражу. Мы не считаем, что если люди освобождены, то они могут вести себя как хотят. Таким образом, встает фактический вопрос, была ли подписка, данная суду? Я не сомневаюсь, что мера пресечения была судом избрана, но был ли это ясный документ? В списке городов, перечисленных гособвинением, есть Сочи и это нас смущает. В этом, конечно, нужно разобраться. Если они вели себя безупречно, им нужно избрать другую меру пресечения, Если есть убедительные доказательства обратного, нужно оставить арест.

В итоге суд оставил прежнее решение, немного сжалившись над Джабриалом Махмудовым. Его переведут в СИЗО, где есть тюремная больница.



Партнеры