Хроника событий В Балете Большого пока не будет нового руководителя Приговор по делу о нападении на Филина оставлен в силе Большой театр не собирается расторгать контракт с Филиным Сергею Филину стало плохо Балетмейстер Большого театра Филин остается в реанимации с тяжелым отеком

Свидетель по «Делу Филина» в суде отказался от прежних показаний

Солист балета Батыр Аннадурдыев обвинил следствие в давлении

12 ноября 2013 в 19:21, просмотров: 7154

Дорос одного из главных свидетелей по делу о нападении на худрука Большого театра Сергея Филина прошел во вторник в Мещанском районном суде. Солист Большого театра, а по совместительству лучший друг обвиняемого артиста, Батыр Аннадурдыев, который, к слову, был в числе главных подозреваемых, отказался от ранее данных показаний, затем обвинил следствие в давлении, в конце концов запутался, что правда, а что ложь, чем чуть не запутал суд.

Свидетель по «Делу Филина» в суде отказался от прежних показаний
Фото: bolshoi.ru

Апофеозом сегодняшних слушаний в Мещанском суде стал допрос четвертого свидетеля - Батыра Аннадурдыева, который в ночь покушения на Филина находился рядом с возможным организатором преступления - солистом Большого театра Павлом Дмитриченко.

Свидетель лихо зашел в зал заседания, увидев в клетке своего друга, заулыбался и помахал рукой. Также лихо он проследовал к трибуне, где провел впоследствии два часа...

- Знакомы ли вы с кем-нибудь из обвиняемых, - задала судья дежурный вопрос свидетелю.

Свидетель еще раз посмотрел в сторону Павла Дмитриченко и ответил:

- Конечно. Это ж Пашка!

Зал прыснул, а судья попросила называть подсудимого хотя бы "Павлом". Затем Батыр рассказал об обстоятельствах дела. Как оказалось, вечером 17 января у свидетеля в Большом была партия в "Лебедином озере". После окончания спектакля он зашел в гримерку, там его уже ждал Павел Дмитриченко, который в этот вечер был свободен. Он сходу объявил, что сегодня они должны поехать на свои дачи в Ступинском районе - привезти корм для собак, зарплату охранникам. По словам свидетеля, на дачу по ночам они ездили часто - в другое время не позволяли то работа, то пробки.

Он согласился с этой идеей, отдал Павлу ключи от машины, чтобы тот ее прогрел, а сам начал переодеваться. Через 15 минут он вышел из театра и направился к своему автомобилю «Лада Калина». Сев в автомобиль, Дмитриченко и Аннадурдыев стали ждать третьего друга, тоже артиста театра. Но он не пришел...

С этого момента допроса что-то пошло не так. То свидетель не видел чтобы Дмитриченко писал смс-сообщения или звонил кому-нибудь, то Дмитриченко и вовсе оставил все свои вещи в театре. Напомним, что это очень важный момент в деле - по данным следствия, Дмитриченко именно со стоянки театра выслеживал Филина, а затем с помощью одного из своих мобильных телефонов своим сообщникам давал знать, где находится и когда приедет домой их жертва.

Когда адвокаты стороны обвинения начали задавать свои вопросы, Аннадурдыев и вовсе стушевался. Отвечал кратко "да", "нет", "не помню" или вообще отмалчивался. Когда же ему напомнили про уголовную ответственность за дачу ложных показаний, ему на помощь пришел его друг Дмитриченко, который, кстати, в суде ведет себя активнее, чем его адвокаты. Дмитриченко попросил, чтобы Аннадурдыев рассказал суду, почему его первичные показания так отличаются от показаний, данных в суде.

И тут Батыр снова ожил. Оказалось, что во время предварительного следствия на него оказывалось сильное психологическое давление, из-за этого он пережил нечто похожее на психоз, у него поседели волосы. По его словам, первый допрос следователи УВД по ЦАО вообще провели... по телефону, улучив момент во время перерыва между репетициями.

- Ну, я человек доверчивый, подумал, что так можно..., - пояснил Батыр.

А затем по словам молодого человека, за ним вообще стали "приходить в театр, брать за руку и отводить на допросы". На Петровке, 38, и в УВД по ЦАО перед беседой со следователем его якобы психологически обрабатывали другие сотрудники, который представлялись сотрудниками убойного отдела.

- Начнем с того, что передо мной положили лист бумаги расчерченный посередине. На одной половине было написано "12 лет тюрьмы", а на другой — "семья"... Я очень боялся за семью... Мне говорили, что это я совершил, и чтобы я признавался..., - рассказал свидетель.

На других допросах, по словам Батыра, его вообще оскорбляли, намекали на нетрадиционную ориентацию среди артистов, "говорили, что все балетные такие", запугивали тем, что "на зоне любят таких".

В итоге, Аннадурдыев признался, что Дмитриченко просил его не рассказывать никому об их поездке на дачу (на которую они впрочем так и не доехали, якобы из-за пурги и пробок).

В суде от этих показаний он отказался, ровно как и от того, что видел, как Дмитриченко делал звонок со своего нового телефона и получал смс-сообщения, пока они были на стоянке у Большого.

Кстати, еще одна любопытная деталь всплыла во время допроса. Оказалось,что в тот вечер Дмитриченко по дороге на дачу попросил припарковаться в центре города - там у него была встреча "с людьми, которым нужно помочь". До этой остановки обвиняемый занял у Аннадурдыева около трех тысяч рублей. Что это были за люди и чем им нужно помочь, Аннадурдыев не интересовался.

Во вторник также были допрошены помощница Филина Диляра Тимергазина. Она пояснила, что балерина Ольга Смирнова, которую Филину «прочили в любовницы» с недавних пор является ее невесткой. Об этих обстоятельствах в театре знали единицы.

Еще двое свидетелей - охранник, который оказывал первую помощь Филину и старшая по дому, рассказали, что одежда пострадавшего была насквозь прожжена кислотой.

- Из капюшона торчали клочья синтепона, - рассказала старшая по дому.

А по словам охранника Владимира Агеева, вместе с одеждой Филина в негодность пришли и его джинсы с курткой, на которые попал снег, которым протирал лицо худрук.

- После стирки джинсы просто разошлись по швам. А на куртке образовались пятна, которые не выводятся, - рассказал Агеев.

Покушение на Сергея Филина. Хроника событий


Партнеры