Схватка на пьедестале любви

Ромео, добиваясь руки и сердца чемпионки Европы, сфабриковал дело против ее мужа

28 января 2014 в 17:59, просмотров: 14701

Чемпионка Европы по фитнесу Оксана Румянцева — очень красивая девушка. Такие, как она, выходят замуж за миллиардеров, покупают острова (за счет мужей, разумеется), открывают собственные спортивные школы или салоны красоты... Словом, живут той жизнью, о которой мы знаем разве что из гламурных журналов. Обычные люди в лучшем случае громко завидуют таким чемпионкам, в худшем — тихо ненавидят их.

Только вот Оксане Румянцевой не позавидуешь. Уже три года она увязла в гигантском болоте под названием «российские правоохранительные органы». В болоте, по закону физики, каждое движение только ухудшает твое положение — вязнешь по самое не могу. Сначала мужа чемпионки пытались убить. Потом подбросили ему наркотики. После этого выставили заказчиком убийства.

Схватка на пьедестале любви
Чемпионка Европы Оксана Румнцева.

Оксана вышла замуж в 2003 году. Спустя пару лет у них с Романом родился первый ребенок, девочка. В тот период Оксана уже активно занималась фитнесом на континентальном уровне и не решилась бросить карьеру.

— Я хотела доказать самой себе, что способна на определенные высоты и после рождения ребенка, — рассказывает она.

И к 2008 году спортсменка потом и кровью вышла на пик формы — завоевала первое место на европейском подиуме. После этого Оксана решила: пора полностью посвятить себя семье.

Но в 2010 году в семье случилась размолвка, и Роман ушел. От отчаяния ли, от скуки, от желания все поменять — Румянцева закрутила роман с неким частным предпринимателем Ильей Смирновым. Познакомились они в спортзале — занимались на соседних тренажерах. Но роман этот длился недолго: чемпионка решила держаться от этого человека подальше. Тем более, муж предложил попробовать склеить разбитую чашку — начать все сначала.

Вскоре Оксана во второй раз забеременела.

И тут на горизонте снова появился Смирнов.

Возможно, он и правда влюбился без памяти — Оксана из разряда тех девушек, на которых оборачиваются мужчины, когда они идут по улице. Или не мог допустить и мысли, что Оксана предпочла ему кого-то другого? Ничего, что этот «кто-то» — законный муж и отец уже двоих детей.

Начался настоящий «террор» любовью. Причем ладно бы речь шла о невинных записочках, эсэмэсках, серенадах под окнами... Смирнов ухаживал по-своему. Например, требовал по телефону от Романа — оставь, мол, ее в покое. Однажды, когда Румянцевы были в отъезде, к ним в домоуправление приехал мужчина, похожий на Илью, представился собственником жилья (какие уж он там документы предъявил, история умалчивает — скорее всего, с пятью нолями и водяными знаками) и организовал... замену замков из-за потери ключей. Так вот оригинально ухаживал Смирнов.

Оксана навела справки о своем воздыхателе. Конечно, стоило бы это сделать раньше, но, как говорится, знал бы, где упал, — соломку бы подстелил. То, что узнала Румянцева, многое объясняло. В полиции на Смирнова заведена ориентировка, в которой он как минимум трижды упоминается по уголовным делам за вымогательство. Словом, тот еще романтик.

Узнав, что любовь всей его жизни в интересном положении, настырный кавалер встретил ее мужа и без обиняков заявил: Оксана беременна от него, и он ее вернет любой ценой. Роман опешил. Он предложил Илье вполне логичное решение — провести ДНК-тест на отцовство младенца вскоре после родов. Илья ничего не ответил и на время затаился, но потом все же решился на это и даже подал в суд иск на установление отцовства — в этом он увидел отличную возможность почаще выходить на контакт с семьей Румянцевых. Правда, забегая наперед, стоит отметить, что суд, разумеется, он проиграл.

А вскоре жизнь Румянцевых превратилась в настоящий кошмар.

В один из апрельских дней 2010 года Роман отвез старшую дочь в детский сад и поехал домой. Едва он припарковался во дворе, как его тут же схватили люди в форме ОМОНа. Романа несколько раз ударили и, сказав, что везут его к следователю, затолкали в микроавтобус. В машине его «угостили» зарядом электрошокера в шею, на голову натянули какой-то мешок и, покрутившись по дворам, отвезли в… его же собственный гараж. Там его били, не жалея сил, несколько часов.

— Трудно сказать, хотели меня тогда убить или только покалечить, но, перед тем как уйти, похитители провели каким-то пакетом по моим рукам, закованным в наручники, — вспоминает Роман. — Даже не соображу, как именно я смог выползти из гаража. Кто-то меня заметил и вызвал «скорую». А когда я уже был на больничной койке, ко мне пришел лично начальник следственного отдела при ОМВД «Ховрино» Шкатов и сказал, что в моем гараже обнаружили килограммовый пакет анаши. На пакете были отпечатки пальцев, и уголовное дело по наркотикам завертелось куда быстрее, чем по моему похищению и избиению.

Это фото должно было стать доказательством в сфабрикованном уголовном деле об организации заказного убийства.

Оригинальный сценарий заказного убийства

Около полутора месяцев Роман провел в больнице. За это время к нему несколько раз наведались незнакомцы, представлявшиеся сотрудниками Управления собственной безопасности ГУ МВД по Москве. Один даже размахивал удостоверением. Посетители предложили ему... убить Смирнова — это, мол, единственный выход, иначе останешься инвалидом на всю жизнь. Роман попросил их больше не приходить. Но они лишь сказали, что дают ему время подумать, и навещали больного снова и снова... А после очередного отказа сказали ему, что уже «напрягли» нужных людей и пути назад нет. Не хочешь убивать? Плати неустойку. Сумму они определили в размере 30 000 рублей.

Похоже на театр абсурда. Наверное, это единственное в своем роде заказное убийство, когда исполнители спланировали его, не ставя в известность заказчика. Позаботились обо всем заранее — дескать, пустячок, а приятно.

Нормальный человек тут же побежал бы в полицию: мол, без меня меня женили, а еще одного человека, пусть и не очень хорошего, возможно, вообще убьют. Но Роман уже обжегся на молоке: дело о пакете анаши в его гараже все еще вертелось в бешеной колеснице следствия. И он предпочел заплатить.

Именно на выплате этой самой неустойки Романа задержали как... заказчика убийства Ильи Смирнова.

Правда, разыграно представление было настолько топорно, что не поверил бы не то что Станиславский — самый доверчивый зритель плюнул бы и потребовал деньги назад за такую халтуру. Таким «зрителем» оказался следователь Следственного комитета.

— Оригиналы аудиозаписей полиция не предоставила даже после запроса, а то, что они прислали, — нарезка из кучи разных разговоров, — поделился с «МК» источник, близкий к следствию. — Это было понятно даже по тому, что фоновый шум и громкость голосов менялись. А значит, это были разные встречи в разные дни и в разных местах, направление микрофона, его дистанция до собеседника были разные. В одном месте на пленке слышно, как один из собеседников говорит: «Я православный человек и не хочу никого убивать». Видимо, этот момент в спешке не вырезали или просто поленились. Но мы даже такую «сырую» запись отправили на лингвистическую экспертизу.

Исследование показало, что в словах Романа нет никаких намеков на убийство Ильи, есть только провокации со стороны посетителей. С понятыми на задержании похожая история — с их слов, они не видели самой операции, а увидели Романа на полу в наручниках. Сверху на нем лежал конверт. Вот этот-то конверт в их присутствии и вскрыли — в нем было фото трупа Смирнова. Якобы Румянцев получил подтверждение смерти соперника. Для этого Илью специально загримировали, связали ему руки. Но понятые не видели, как передавали этот конверт. И самое интересное — в тот момент, когда Илья якобы был мертв (согласно датам в оперативных материалах), Роман прекрасно знал, что он жив. Оксана вместе с подругой случайно увидела Смирнова под окнами квартиры, с которой съехали Румянцевы в надежде избавиться от преследователя. Чемпионка приезжала туда за остатками вещей, но ретировалась, как только увидела во дворе знакомую лысину. Женщины поспешили скрыться, пока он их не заметил, но рассказали Роману об этом.

Семь раз направь, один раз возбуди

После того как Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела, прокуратура Северо-Западного округа Москвы еще семь раз возвращала материалы дела на пересмотр в отдел СК. И семь раз получала отказ. Тогда сотрудники полиции решили изменить статью на более мягкую — якобы Роман заказывал не убить, а лишь покалечить Смирнова. Когда же и этот вариант не прошел, дело наконец закрыли. Как и дело об обнаружении в гараже Романа наркотиков.

Казалось, чемпионка и ее муж могут вздохнуть спокойно. Но не тут-то было. Давление на родных и близких Румянцева возобновилось.

Осенью 2013 года подругу Оксаны зверски избили. Дачу ее мамы сожгли. Виновных, разумеется, ни в одном случае не нашли. Роман из окна квартиры видел, как под его машиной кто-то копошился, а когда спустился во двор и проверил днище, то обнаружил GPS-передатчик. Неизвестные обзванивали соседей и знакомых семьи, представлялись следователями и говорили, что Роман убийца, скоро попадет в тюрьму, и просили сотрудничать со следствием. Представьте, что в голове происходит у восьмилетнего ребенка, когда знакомые начинают спрашивать: «А правда, что твой папа убийца и его ищет милиция?»

— Я впервые испытала такую незащищенность, — поделилась с «МК» Оксана. — Этим людям не писан закон, и ни одно заявление против него не сработает, а каждый чих в нашей семье слышен Смирнову и его сообщникам. Мы вынуждены постоянно менять номера телефонов. Вынуждены постоянно оглядываться, когда выходим из дома. И даже после того, как мы переезжали сначала в деревню в Подмосковье, а потом в другую квартиру в столице, по адресу нашего предыдущего места жительства приходила некая женщина в форме, представилась подполковником МУРа. Ворвалась в квартиру без спросу и пыталась выпытать у жильцов квартиры, где мы живем. Говорила, что молчание — то же самое, что и укрывательство семьи преступников — наркодельцов и убийц. Мы в суде доказали, что Роман — отец ребенка. Но когда статус Романа как отца закрепился на уровне судебного решения, прямо в зале заседания мне бросили в лицо, что нужна лишь я любой ценой, а ребенок и отцовство — это просто средство для достижения цели. И теперь, раз я пошла до конца, для наших врагов выход, чтобы Роман так или иначе сел за решетку. Тогда он будет чувствовать себя победителем. Эти слова секретарь суда внесла в протокол заседания...

Главный герой известной басни Крылова, облизываясь, говорил своей жертве: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Наша жизнь — что та басня. Один человек не понравится другому, сильному и со связями (неважно чем — внешним видом ли, неосторожным взглядом, да чем угодно), — и все, кончается жизнь, начинается бой с ветряными мельницами. Доказать очевидные вещи невозможно, тебе не поверят, даже если ты заявишь, что шестью шесть по-прежнему тридцать шесть. И выходов здесь не так много: либо искать другой «лом», если средства позволяют, либо бежать без оглядки из этого сумасшедшего дома. Ведь закон и порядок, похоже, уже давно выбрали именно второй вариант.



Партнеры