Услышав требования прокурора, авиадебошир Кабалов потерял дар речи

Уже во вторник может быть вынесен приговор по «показательному» делу

3 февраля 2014 в 16:25, просмотров: 21035

Авиадебошира Сергея Кабалова гособвинитель в понедельник на слушаниях в Мособлсуде попросил осудить на восемь с половиной лет колонии строгого режима с дополнительным ограничением свободы на один год. В ответ на это сразу три защитника попросили судью очень внимательно отнестись к судьбе Кабалова, поскольку уверены, что присяжные, признавшие его виновным в попытке угона самолета, ошиблись. Сам Кабалов даже не смог сказать судье свое последнее слово, настолько был шокирован запрошенным для него наказанием. Приговор Кабалову судья огласит уже во вторник.

Услышав требования прокурора, авиадебошир Кабалов потерял дар речи
фото: Наталия Губернаторова

Напомним, еще до Нового года присяжные вынесли обвинительный вердикт в отношении Кабалова, признав его виновным в нанесении проводнику побоев и в попытке угона воздушного судна. После этого судья никак не мог уйти на приговор, поскольку заседания, где должны были окончательно высказаться стороны, постоянно приходилось откладывать.

С самого начала Кабалова защищали два адвоката — Игнат Яворский и Фаиль Садреддинов. Это было условие самого подсудимого — чтобы непременно с ним в зале суда присутствовали два защитника. На первом же после праздников заседании выяснилось, что Садреддинов болен. Слушания перенесли. Во второй раз Садреддинов снова не смог прийти и в зале оказался один Яворский. Кабалов тут же отказался от него, пояснив, что адвокат не смог выполнить его требование о двух защитниках. Все заговорили о том, что Кабалов зачем-то пытается затягивать процесс.

И вот, в понедельник, как только все вошли в зал, то увидели, что у Кабалова появился совершенно новый адвокат. Судья представил его как защитника по назначению.

- Защитник по назначению мне не нужен, здесь присутствует мой адвокат по договору, - тут же заявил Кабалов, кивнув на Фаиля Садреддинова, который, наконец, выздоровел.

Но судья не признал отказа и решил продолжить слушания. Тут поднялся Фаиль Садреддинов:

- А мое мнение почему не спросили?

Судья пояснил адвокату, что ему важно только мнение подсудимого. Садреддинов вспыхнул, стал возмущаться. Судья, осаживая его, позволил себе заметить, что Садреддинов «юридически безграмотен», а свой статус адвоката получил в Чечне.

Это еще больше распалило адвоката и в ответ на очередное замечание судьи, бросил:

- Отправьте это замечание в Чечню!

В конце концов страсти утихли, но встал Кабалов и завил, что без второго своего защитника он не хочет продолжать. В таком качестве он попросил допустить в процесс методиста по уголовным делам одной из известных адвокатских контор Александра Козлова. Он хорошо знаком с материалами дела, знает родных Кабалова и подготовлен к прениям.

Несмотря на то, что прокурор был против Козлова, судья удовлетворил просьбу подсудимого и у него стало три защитника.

После этого Садреддинов попросил судью разъяснить Кабалову, что уголовно-процессуальный закон вкладывает в понятие угон самолета. Является ли в этом случае обязательным отклонение самолета от курса или перемещение со стоянки? Должно ли насилие быть адресовано пилотам? Должна ли была информация о попытке угона судна быть передана пилотами наземным службам? Должен ли был следователь указать конкретные обстоятельства угона и на территории какого государства имело место это деяние?

- Разъясните Кабалову положения закона, на которых основано обвинение. Следователь не разъяснял. Кабалов не понимает обвинения, - потребовал адвокат.

- Защитник фактически требует от суда разъяснений позиции по делу и по предъявленному обвинению, не учитывая, что до удаления в совещательную комнату это будет свидетельствовать о необъективности суда и предвзятости, - обрубил судья.

Начались прения. Прокурор был очень краток. Все его выступление не заняло и минуты. Он попросил признать Кабалова виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью и покушении на угон судна. И назначить ему наказание в виде лишения свободы на 8 лет и 6 месяцев с отбыванием в колонии строгого режима. Плюс после этого ограничение свободы еще на год. Прокурор также полностью поддержал гражданский иск потерпевшего — проводника Вафина, попросившего взыскать с Кабалова компенсаций на сумму 500 тысяч рублей.

Первым со стороны защиты взялся выступить назначенный адвокат.

- Хотя вынесен вердикт в котором установлена вина, я бы просил у вас разобраться в этом вопросе, не согласиться с данным обвинением и вынести оправдательный приговор по статье «покушение», - обратился он к судье. - Установлено, что Кабалов бравировал, заявлял о своей спецподготовке. Но у Кабалова не было оружия, никаких действий он не предпринимал. Ну, говорил из хулиганских мотивов. Но хулиганская статья ведь к нему не применена. Вердиктом установлено, что у Кабалова было намерение заставить членов экипажа осуществить посадку. Но кроме намерения у него ничего не было — он не передавал такое свое намерение экипажу. А за намерение не судят. Намерение не образует преступление. Я прошу вас, ваша честь, внимательнее отнестись к судьбе этого человека.

Другие защитники были согласны со сказанным. Они напомнили судье, что, несмотря на обвинительный вердикт, «уголовное законодательство допускает принятие и альтернативных решений, не обязательно обвинительного приговора». Защитник Козлов попросил судью «решить, поскольку были только слова, а не было действий, что не было преступления». По мнению Козлова, судья может «в одной части оправдать Кабалова», а по второй, воспользовавшись доводами защиты о том, что дело было неподсудно Мособлсуду из-за приписки самолета к порту Кагалым, «возвратить дело прокурору для конкретизации обвинения в части места совершения преступления».

Фаиль Садреддинов и вовсе порекомендовал, «поскольку нет самого события преступления», воспользоваться правом на роспуск коллегии присяжных и «направить дело на рассмотрение нового состава состава суда».

- Обвинительный вердикт не препятствует вынесению оправдательного приговора, если председательствующий знает, что подсудимый не виновен, - заключил адвокат.

Что же касается иска потерпевшего, то здесь адвокаты отметили, что Вафин указывал, что основной вред ему был нанесен размещением видео, где запечатлен его конфликт с Кабаловым в Интернете. А поскольку в суде не установлено, кто его разместил, то это нужно делать в отдельном процессе в порядке гражданского судопроизводства.

Тогда судья поднял Кабалова, чтобы тот выступил в прениях.

- Я в шоке, ваша честь от озвученного (прокурором). То что потерпевшего я не бил, это однозначно. А о попытке угона и захвата, я, как и командир судна, узнал из СМИ. Я и мои адвокаты в судебном разбирательстве вроде доходчиво все объясняли. И то, что это ни на что не повлияло, я в шоке, - заявил он.

Ну, а когда ему было предложено сказать свое последнее слово, Кабалов и вовсе растерялся.

- Я в шоке и не готов, - повторил он. - Мне в себя надо прийти. Озвучено столько лет, что я не могу в себя прийти и что-то сказать...



Партнеры