Суд признал секс в «Большом»

И снизил сроки осужденным за «кислотное» нападение на Сергея Филина

6 марта 2014 в 16:22, просмотров: 16996

После рассмотрения апелляционной жалобы осужденных за нападение на художественного руководителя Большого театра Сергея Филина, Мосгорсуд уменьшил им сроки и смягчил режим. Кроме того по гражданскому иску Филина между ними был поделен многомиллионный штраф.

Суд признал секс в «Большом»
фото: Геннадий Черкасов

Заседание Мосгорсуда по делу Филина началось бурно. После заявления адвоката потерпевшего Татьяны Стукаловой, что ее клиенту на днях была сделана уже 28-я по счету операция на глазах, кто-то из родственников подсудимых воскликнул: «Это после олимпиады! Как же с факелом он бегал?!». Сам, Филин, к слову, на заседании не присутствовал.

Защитник Дмитриченко в начале заседания попросил еще допросить свидетеля защиты Пронина. Якобы есть основания взглянуть на умысел Дмитриченко с новой стороны.

- По этическим обстоятельствам, связанным с Анжелиной Воронцовой, - добавил адвокат.

Судебная коллегия, посовещавшись на месте, отказала. Тогда сторона защиты попросила допросить саму Воронцову, которая, напомним, работал в балетной труппе Большого театра и по словам Дмитриченко, была его девушкой.

- Когда ко мне на свидание приходила Воронцова, она попросила не оглашать это публично. Это касалось домогательств к ней Филина. Сейчас она согласна. Ее ответы подтвердят все изложенное в апелляционной жалобе, - обратился к суду осужденный танцор.

Дмитриченко пояснил, что хотел проучить Филина как раз из-за сексуальных домогательств к Воронцовой. Якобы тот предлагал ей покровительство и роли в обмен на интимную близость. Позже в ходе судебных прений Дмитриченко припомнил, что ему приходилось отпрашивать у Филина с работы возлюбленную, так как та сама боялась обращаться к худруку.

- Анжелине 20 лет на тот момент было. Она была моей девушкой. У нее не было отца, и я являлся ее единственным защитником. Анжелина не ответила ему взаимностью и он стал распускать про нее слухи в театре. Филин сказал ей в декабре: «Пока я на тебе не женюсь у тебя не будет карьеры», - продолжил рассказ Дмитриченко.

Суд решил не изучать повторно доказательства и перешел к прениям. В ходе них Дмитриченко попросил переквалифицировать его статью на более «мягкую» и учесть, что он не хотел наносить Филину тяжкие телесные повреждения. В свою очередь Заруцкий свою вину признал, но попросил смягчить наказание, а Липатов и вовсе признать его невиновным, так как он не знал, что является соучастником преступления. Далее последовало эмоциональное выступление представителя Филина, которое закончилось предложением продемонстрировать фотографию больных глаз худрука Большого. Дмитриченко речь стороны обвинения встретил с улыбкой, а в своем последнем слове пообещал, что «не остановится и будет доказывать что невиновен».

Пока суд решал дальнейшую участь Дмитриченко сотоварищи в совещательной комнате, в зале закипали страсти между родственниками осужденных и представителями Филина. Кто-то даже попытался развернуть самодельный плакат в защиту находящихся на скамье подсудимых, но его быстро отобрали судебные приставы. Они же пресекли бурную словесную перепалку между родственниками и стороной обвинения, пообещав всех вывести из зала.

Через 10 минут коллегия суда снова вернулась в зал и огласила новое решение: Дмитриченко - 5 лет колонии общего режима вместо 6, Заруцкому - 9 лет строгого режима вместо 10 особого, Липатову 2 года вместо 4. Суд также учел пожелания стороны защиты и распределила штрафы за моральный и материальный вред Филину: с Дмитриченко - 1,2 миллиона рублей, с Заруцкого -1,5 миллиона и с Липатова - 300 тысяч.



Партнеры