Хроника событий В Балете Большого пока не будет нового руководителя Приговор по делу о нападении на Филина оставлен в силе Большой театр не собирается расторгать контракт с Филиным Сергею Филину стало плохо Балетмейстер Большого театра Филин остается в реанимации с тяжелым отеком

Кислота спасла жизнь балетмейстеру Большого театра

Следователь по громкому делу: «Заруцкий говорит, что если бы начал действовать кулаками, то мог бы убить Филина, а он этого не хотел»

15 октября 2013 в 18:43, просмотров: 8805

В среду в Мещанском суде столицы начнется процесс по самому скандальному уголовному делу этого года. 17 января в центре столицы было совершено покушение на художественного руководителя Большого театра Сергея Филина. Ему в лицо плеснули серной кислотой. Личность жертвы и орудие преступления придали делу неслыханный резонанс. А уж когда выяснилось, что в нападении замешан коллега Филина Павел Дмитриченко, культурный мир России и вовсе взорвался.

Кислота спасла жизнь балетмейстеру Большого театра
фото: Геннадий Черкасов
Дмитриченко и после ареста держался вполне уверенно.

На скамье подсудимых в настоящее время не только Дмитриченко (заказчик), но и Юрий Заруцкий (исполнитель), и Андрей Липатов (сообщник). Накануне процесса «МК» выяснил неизвестные подробности дела у человека, расследовавшего его, — следователя по ОВД следственной части Следственного управления УВД по ЦАО Дмитрия АЛТЫНОВА.

— Расскажите, как к вам попало дело Филина?

— Я занимаюсь в основном расследованиями преступлений экономической направленности. Но 17 января я был на суточном дежурстве по Центральному округу в составе следственно-оперативной группы. В районе 23.30 поступил вызов от оперативного дежурного «02» о нападении на художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина.

— Кто позвонил на «02»?

— Звонил тесть Филина. Он сообщил, что в 23.05 на Сергея во дворе дома, где он проживает, напал неизвестный. Когда мы приехали, потерпевшего уже отвезли в больницу. Мы стали проводить осмотр, изымать вещественные доказательства. Погода, кстати, была ужасная — валил снег, дул ветер...

— Что вы нашли на месте преступления?

— Банку, из которой плеснули кислотой, она валялась на ступеньках возле магазина. Замерзшие капли кислоты — они были даже на стене дома. Сумку Филина и его куртку, которая, правда, была уже в квартире тестя. Самое главное, что удалось нам в этот вечер сделать, — это получить видео. Причем с нескольких точек. На нем было видно, как мужчина средней комплекции в черной одежде убегал через соседнюю арку в сторону Садового кольца.

После этого мы сразу же назначили 11 судебных экспертиз. Затем допросили потерпевшего. Я приехал к нему в 36-ю больницу, прошел в палату, показал удостоверение. В одноместной палате было полно народу — охрана, родственники.

— Вас там ждали?

— Напротив, меня там не ждали. Больше заняты были здоровьем Филина. Тем не менее он рассказал, что в тот вечер сначала побывал в Театре имени Станиславского, затем в Большом театре и поехал домой. Припарковал свой черный «Мерседес» на улице Троицкой. Вышел и увидел неизвестного мужчину. Он смотрел так, что по взгляду Сергей сразу понял: прохожий не случайно тут находится, он здесь, чтобы исполнить определенную роль.

— Неужели по взгляду можно прочитать мысли?

— Незнакомец так смотрел ему в глаза, что Филин понял — сейчас что-то произойдет. Сергей попытался было дернуться, убежать, но незнакомец резко приблизился и выплеснул в лицо содержимое банки со словами «тебе привет», а затем убежал в сторону арки.

Сергей, по его словам, почувствовал резкую боль, в глазах потемнело, жгло лицо, шею, он кричал, звал на помощь. Несколько раз падал, пока бежал до будки на автостоянке. И там охранники помогли ему созвониться с женой.

— На кого подумал Филин?

— Сергей сразу же назвал имена трех своих коллег, которых он косвенно подозревал. Это Николай Цискаридзе, Руслан Пронин (управляющий балетной труппой. — Прим. авт.) и Павел Дмитриченко. Сослался он на то, что именно с ними были конфликты, противоречия, многие даже высказывали непрямые угрозы, требования, чтобы он задумался о своем поведении и сделал какие-то выводы.

фото: Кирилл Искольдский
Сергей Филин.

— Чем именно были недовольны эти люди?

— Например, Николай Максимович Цискаридзе — у него на все были свои взгляды: на то, как театр должен работать, как должны исполняться партии и кем и т.д. У Филина, как говорили в театре, был конфликт с ученицей Цискаридзе Анжелиной Воронцовой, связанный с работой в Театре Станиславского.

Насчет Пронина — со слов сотрудников театра, Филин был недоволен, как он исполняет свои обязанности, и забрал у него часть полномочий.

В итоге мы установили круг возможных фигурантов и стали проводить следственные действия с людьми. Был составлен анализ нелогичного поведения.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее, что это такое?

— Мы анализировали каждое движение, каждое слово человека и смотрели на неестественные моменты в поведении. Опять же Дмитриченко — когда я позвонил и вызвал его на допрос, он сказал: «Хорошо, когда я должен быть?» Но ведь это же странно! Люди такого уровня всегда задают много вопросов, возмущаются, почему именно их вызвали, и т.д. А Дмитриченко как будто ждал моего звонка. Более того, на первую встречу он пришел с подготовленным рукописным текстом. Фактически он принес уже свои показания. Это был напечатанный на листе бумаги текст, в котором он излагал свои мысли, свое видение ситуации в театре, об отношении к Филину — в чем с ним согласен, в чем нет. Заканчивался рассказ тем, что сделал это не он и вообще он не имеет к преступлению отношения. А все подозрения Филина могут быть связаны с не очень хорошим отношением лично к нему. То есть Дмитриченко тщательно готовился.

После этого с помощью оперативников мы провели анализ телефонных звонков, поведения людей вне нашего кабинета. Таким образом, нами были установлены три фигуранта — Дмитриченко, Заруцкий и Липатов. Благодаря слаженной работе следствия и оперативных служб ГУ МВД по Москве и УВД по ЦАО преступление было раскрыто в кратчайшие сроки. Работа была проделана колоссальная. Одной только расшифровки телефонных переговоров набралось несколько томов.

фото: Геннадий Черкасов
Заруцкий говорит, что боялся убить Филина.

— Как задерживали подозреваемых?

— 5 марта были подготовлены и следователи, и оперативники. Операция началась в три часа ночи. 10 оперативно-следственных групп направились на адреса проживания фигурантов для сбора доказательств, проведения обысков и допросов. Нами были проведены дополнительные экспертизы, допросы, очные ставки, выезды на места происшествий с целью проверки показаний на месте. Все проводилось в напряженном режиме, так как времени было немного. И в результате собранных доказательств Заруцкому, Дмитриченко и Липатову было предъявлено обвинение — и в отношении их была избрана мера пресечения в виде ареста.

— Как реагировали эти трое на задержание?

— К Дмитриченко мы пришли в шесть утра. Он спал. С ним была Анжелина Воронцова. Во время обыска мы забирали телефоны, сим-карты. Он не был удивлен, не высказывал возражений. Только возмущался, что Филин его подозревает и в театре много болтают. Тем не менее, когда мы предложили ему пройти исследование на полиграфе, Дмитриченко сказал, что не доверяет этой процедуре. И не давал какой-либо информации о нападении, пока в Подмосковье не был задержан безработный Заруцкий. Он проживал в селе Семеновское, в квартире с супругой и двумя детьми. К нему также пришли в шесть утра, но он успел скрыться — поймать его удалось только ближе к вечеру.

Так вот как только Заруцкий был доставлен, Дмитриченко решил дать показания, как все произошло.

фото: Геннадий Черкасов
Павел Дмитриченко.

— Как Дмитриченко встретил Заруцкого?

— Они не были удивлены появлением друг друга. Скорее всего, предполагали, что здесь и встретятся. Дмитриченко явно понял, что отпираться нет смысла.

— Заруцкий был судим за то, что в 2002 году избил человека в пьяной драке. Он отсидел 6,5 года. Как такие разные люди нашли общий язык?

— Познакомились они летом 2012 года, когда Дмитриченко приезжал в село как председатель дачного товарищества «Усады» артистов Большого театра. Там он занимался строительством дач, возведением заборов и т.д. Вот они и познакомились. Вообще Дмитриченко очень общительный. Это на сцене он артист, а в жизни — обычный человек. Со временем Заруцкий стал ему во всем помогать. Например, подыскать помещение для временной аренды, решить конфликт охранников садового товарищества с жителями села и т.д. А Дмитриченко стал рассказывать Заруцкому о своей работе, о проблемах в Большом театре, что Филин не всегда прав в своей работе, что урезает премии артистам и т.д. В конце концов Заруцкий предложил Дмитриченко: давай побьем или убьем Филина. Убивать его Дмитриченко отказался, но согласился на то, чтобы с Филиным разобрались. И они разработали план. Хотя позднее Дмитриченко сказал, что всего лишь попал в ситуацию, которая привела к трагическим событиям. Он все списывал на необузданный нрав Заруцкого. А тот сказал, что хотел напугать Филина. Но по распечатке телефонных звонков видно, что они планировали преступление. Тогда мы зафиксировали и третьего фигуранта — водителя Липатова. Он тоже неоднократно общался с Заруцким. И они вместе ездили на авто супруги Липатова на встречи с Дмитриченко. Липатов дважды возил Заруцкого на место преступления. А 17 января они все втроем, вместе с Дмитриченко, после случившегося еще раз встречались недалеко от места преступления, на улице Лесной. Дмитриченко сел в машину, и Заруцкий сказал: «Мы его захерачили», — а Дмитриченко сказал: «Хорошо, вот 3 тысячи рублей на бензин, которые просили». И они разъехались. Между тем Дмитриченко утверждает, что о том, что в Филина плеснули кислотой, он узнал позже, по ТВ. Говорит, что от этой новости испытал шок, — у него руки затряслись и ноги подкосились, не мог есть, пить и разговаривать. Тем не менее это позволило давать ему ложные показания и пытаться избежать уголовного преследования.

Вообще, конечно, Дмитриченко крайне негативно относился к Филину. Мы это поняли, анализируя и показания Дмитриченко, и письма руководства ГАБТ, и показания других сотрудников театра.

— Заруцкий рассказал, где достал кислоту?

— Купил в автомагазине, а рецепт изготовления посмотрел в Интернете. Заруцкий утверждает, что решил наказать Филина за все действия против артистов, поэтому выбрал кислоту. А свое мнение о Филине он составил по рассказам Дмитриченко. Заруцкий говорит, что если бы начал действовать кулаками, то мог бы убить Филина, а он этого не хотел.

Покушение на Сергея Филина. Хроника событий


Партнеры