Миткова и честь

Теленеделя с Александром МЕЛЬМАНОМ

10 апреля 2014 в 20:10, просмотров: 10345

К прекрасному Дмитрию Киселеву вскоре могут добавиться некий Михаил Леонтьев, а также Михаил Гусман и Ирада Зейналова. Я санкции имею в виду.

Миткова и честь
фото: Геннадий Черкасов

Леонтьева я бы и сам закрыл, но при чем тут Зейналова, ведущая воскресной программы «Время». Помните, она как-то поехала на Майдан, и ей даже сам Виталий Кличко на ушко чегой-то говорил. Смелая девушка.

И Гусман тишайший тут совсем ни при чем. Он виноват лишь в том, что вел пресс-конференцию Януковича? Ну-ну, европейцы совсем обалдели.

Только я про Татьяну Миткову. Которая в знак солидарности с Киселевым отказалась от государственной награды Литвы. И Киселев, и Миткова получили эти медали за события 91-го года. Вернее, за их неосвещение в новостях под названием ТСН. Миткова тогда у всех на глазах отказалась зачитывать официальный текст про ввод войск в Литву, Киселев ее поддержал. Оба тут же лишились работы, получили волчий билет и вылетели с телевидения.

Шли годы. Миткова изменилась, и довольно сильно. Нет, внешне она осталась все такой же красоткой. Дмитрий Киселев в своих «Вестях» показал ее, бунтующую в эфире от января 91-го: Татьяна и сейчас все такая же, только похудела чуть-чуть. И себя, замечательного, Киселев показал. Какой симпатичный был.

Миткова изменилась внутренне, Киселев и так, и так. Миткова уже никому не перечит, для нее время революции давно прошло. А Дмитрий Киселев, очень солидный господин, в первых рядах, и вы это знаете.

И вот литовцы отняли у Киселева медаль. Наверное, она жгла ему душу, напоминая о буйном прошлом. Которое Дмитрию вспоминать очень не хочется. И тут прибалты подсобили. На Миткову это никак не распространялось. Она сама, уверен, никто ей даже не подсказывал. И не просил.

Отказаться читать кремлевское вранье в 91-м — это был поступок. Прислониться сейчас к успешному государственнику, но ненавидимому и нерукопожатному в демократических кругах, — поступок номер два. Примерно такой же важности и такого же смысла. Просто Татьяна Миткова осталась сама собой. Ну и замечательно!

«Единоросс» — это звучит гордо

Наконец-то показали фильм «Коммунист» режиссера Юлия Райзмана. А до этого в последние годы его будто бы и не было. Почему? Боялись.

Не понимаете? Евгений Урбанский сделал из своего Василия Губанова того, кого больше нет. Человека, который за идею мог жизнь отдать. И это не пустые, красивые слова. Он вернулся с Гражданской, хромой, практически инвалид. Там и вступил в партию. Поставили его складом заведовать. Концовку помните? Поезд с хлебом, но идти не может, топливо кончилось. Губанов рубит лес до изнеможения. Один. «Потому что там голодные, им хлеб нужен!» Ну и убивают его впоследствии. Он хлеб спасал, а его пристрелили. Бандиты.

Это так сыграно, на таком накале, отдаче, искренности… Фильму больше пятидесяти лет, а смотришь, как сегодня. Потому что сегодня такого больше не увидишь. Наверное, никогда.

Эта картина обличает не только нынешних «коммуняк», зайчиков безобидных. (Может, и хорошо, что они сейчас такие беззубые.) Но вот представьте себе фильм под гордым названием «Единоросс». Закажите его Федору Бондарчуку, пригласите лучших артистов. Никто не откажется!

Но это же будет анекдот, причем ходячий. Потому что с чем у нас ассоциируется единоросс, человек из партии власти? Ну да, именно с этим. И ни с чем другим! Чтобы он вот так за бесплатно лес стал валить, «людям кушать нечего»… Не смешите мои тапочки.

Поэтому и не показывали «Коммуниста». Ведь власти тогда было бы стыдно перед людьми. Если вообще еще хоть кусочек стыда остался… А теперь вот взяли и показали. Потому что нечего уже смущаться, каяться и просить прощения. Мы теперь все вместе с любимым народом, а народ — с родной властью. И нет уже ни к кому никаких претензий — единство партии и электората. Еды у нас полно, все супермаркеты забиты. И денег куча. Не у нас, но мы же теперь все вместе. А «Коммунист» — это так, сказка. Показывают то, чего и не было никогда. Теперь можно.



Партнеры