Ура, нам «разрешили» политику!

Пьянящий воздух свободы вырвался из-за кремлевских стен

27 августа 2013 в 17:14, просмотров: 21024
Ура, нам «разрешили» политику!
фото: PhotoXPress

Все, видимо, помнят уморительный момент из фильма, когда индейцы ловят молодого путешественника-изыскателя и хотят съесть его на обед. Но наш юноша имеет двадцать два диплома и помнит, что именно сегодня будет затмение Солнца. Он грозит его погасить, индейцы ему не верят, но начинается затмение — и все падают ниц. Образованного «ботаника» признают королем и отдают ему красивую блондинку с бусами из зубов крокодила и большим бюстом.

Конечно, жизнь отличается от фильмов, но этот трюк, когда ты выдаешь себя за умника-победителя, активно используется в наши дни. К примеру, политологами. Один и тот же политолог в течение предвыборной кампании говорит в одном интервью, что победит, к примеру, Собянин, в другом же пророчествует, что и победа Навального в принципе не исключена. А после выборов он спокойно скажет, что предполагал именно такой результат, и предположил он его ровно такого-то числа такого-то месяца. Этакий чемпионат хитрости среди политологов.

Впрочем, такие манеры не только у политологов, но и у нас с вами в обычной жизни. Говорит, например, утром мама сыну, чтобы он надел шапку, потому что на улице холодно, можно простудиться. Модник-сын шапку не надевает, вечером начинает чихать, на что мать напоминает, что она «ему говорила» и предполагала именно такой результат. А если сын не чихает, то она ему вроде бы ничего и не говорила.

Все эти случаи, по большому счету, описываются известной фразой: «Если не можешь что-то победить, надо это возглавить». И чаще всего сей нехитрый тезис распространяется на политиков. Вот свежий пример.

Первый замглавы Администрации Президента Вячеслав Володин на днях собрал политологов и рассказал им «о новом этапе в развитии политической системы, основанном на принципах конкурентности и открытости, легитимности, выстраивания системы, исходя из долгосрочной стратегии, а не управления хаосом в ручном режиме». Далее застывшим от удивления политологам г-н Володин пояснил, что «исходя из этих принципов, Администрация Президента настаивает, чтобы все кандидаты, включая ярких оппозиционеров, участвовали в выборах». Пока привычные ко всему политологи переваривали эти, прямо скажем, удивительные новости, г-н Володин, видимо, решил окончательно «добить» присутствующих и раскрыл главный секрет: оказывается, Кремль намеренно допустил к выборам политиков, которых раньше едва ли могли бы увидеть на выборах, — имеются в виду Навальный в Москве и Ройзман в Екатеринбурге.

Точно неизвестно, с какими мыслями разошлись с этого собрания господа политологи, но все, что говорил г-н Володин, они пересказали информагентствам, так что событие действительно имело место быть. А это дает возможность поразмыслить над случившимся.

И первый вопрос, который возникает: ребята, почему же так скромно?

Почти пятнадцать лет власть крушила оппозицию, запрещая ей участвовать в выборах под любыми предлогами. Противозаконная прослушка, заказуха на телевидении, проплаченные статьи, Центризбирком, намертво стоящий на пути регистрации любой оппозиционной партии под любым предлогом, фальсификации на выборах всех уровней — все это было законом жизни. Именно этот «закон» привел к выходу людей на Болотную и Сахарова, к появлению оппозиции, которую не загонишь, как пасту в тюбик, ради которой люди готовы сидеть в тюрьме и выходить под дубинки.

И вот — ура! — кардинальное изменение от Кремля! Почему же так тихо? Почему не прямо от Путина, а от Володина? Почему не по Первому каналу и не в прямом эфире? Почему о кардинальном изменении нашей политической жизни мы узнаём в пересказе третьих лиц, который можно опровергнуть, заявив, что у присутствовавших был массовый отит, и они что-то не так расслышали? Не потому ли, что в своем поражении не принято признаваться громко (а это, несомненно, признание проигрыша внутренней политики всех последних лет)?

Вопрос не праздный, ибо мы так и не знаем, на каком уровне принято решение. Все окутано почти мистической тайной. Может, идея принадлежит Володину, может, непотопляемому Суркову. А может, Сталин из прикремлевской могилы кому-то там нашептал?

Но это только китайские поделки бывают «no name». Политический курс, кардинально меняющий жизнь общества, всегда имеет автора. Поэтому тихий «задний ход» Кремля может оказаться лишь имитацией, призванной снизить политический накал в стране: гражданам суется политическая подделка, не имеющая авторства, а следовательно, и того, кто будет отвечать за исполнение сказанного.

Доказательство политической подделки, на мой взгляд, налицо.

Давайте спросим: может ли власть нарушать Конституцию?

Ответ прост: нет.

Но, ознакомившись с заявлением, оглашенным политологам, мы с удивлением обнаруживаем, что:

— оказывается, это не Конституция гарантирует гражданину право свободно и на конкурентной основе избирать себе власть: эпоха «конкурентности, открытости и легитимности» наступает по решению Кремля;

— оказывается, это не Конституция гарантирует, что любой гражданин может претендовать на власть, — это Кремль «намеренно допустил к выборам политиков, которых раньше едва ли могли бы увидеть на выборах».

Спасибо тебе, товарищ Кремль!

Обычно в случае такого самопризнания в пренебрежении Конституцией этим начинает заниматься парламент страны и прочие контролирующие органы. А там и импичмент не за горами. Но это не у нас. У нас на саморазоблачение власти обратили внимание только журналисты.

Поэтому подведем свой итог.

Это не Кремль что-то «разрешает», «позволяет» или «переходит к новому этапу». Это он лишь пытается сохранить лицо перед новой реальностью, при которой не только он один будет определять политические реалии страны.

Это не он, Кремль, наконец прочитав Конституцию, милостиво разрешает свежим лицам занять места на политическом небосклоне.

Это новая жизнь закономерно вытесняет затхлый мир кучки чиновников, приватизировавших политику и с издевательской улыбкой передающих друг другу власть на всех уровнях.

Это отступление, а по сути дела — крах пятнадцатилетнего зажима и выжигания напалмом любых проявлений живой политики.

Конечно, Кремль не нуждается в советах тех, кто за Кремлевской стеной. Но тем не менее хочется им напомнить, что политики могут быть остроумны и даже могут смешить, но они не должны становиться смешными сами. А ведь «разрешить» россиянам нормальную политическую жизнь — что может быть забавнее? Присваивать же себе естественный ход политических изменений — это смешно вдвойне. Хотя и очень удобно.

Вы будет смеяться, но, как и в случае с маминой шапкой, лет через двадцать, сидя на виллах с видом на море в далеких странах, нынешние кремлевцы будут со слезами смотреть на телеэкран и говорить внукам: «Видите этого, смелого, вихрастого? Теперь он президент. А знаете, ведь это именно я его разрешил!»

И добрые внуки сделают вид, что поверят старому дедушке, про себя подумав: ну да, конечно, сразу после того, как ты разрешил восход Солнца.



Партнеры