Мобилизация национального духа и воли

Путин Таврический и будущее России

18 марта 2014 в 14:21, просмотров: 25085
Мобилизация национального духа и воли
фото: Александр Астафьев

С начала 2000-х Владимиром Путиным приняты меры по предотвращению распада и усилению российской государственности. Его программные высказывания и инициативы в последние годы все больше отражают национальный интерес. В результате Путин становится мировым лидером просвещенного консерватизма.

Наиболее государственнической является внешняя политика, свое понимание которой он высказал еще в мюнхенской речи. В эпоху Путина уменьшилась зависимость России от Запада. Нападение Грузии на Цхинвал было инспирировано главным геополитическим конкурентом России, это испытание государства на прочность, а власти — на дееспособность. Страна и мир были бы другими, если бы Россия не отреагировала тогда должным образом. Опираясь на новый международный статус России, Путин развязал сирийский узел и предотвратил угрозу мировой катастрофы.

Олимпиада в Сочи с мобилизацией национального духа («Нам нужно встряхнуться». — Владимир Путин) продемонстрировала: Великая Россия — это не только великая история, но и сегодняшний день, «Россия — это сила». Отсюда враждебная истерика в западных и прозападных СМИ.

Новые испытания на Украине вновь поставили Россию перед выбором — быть или не быть. Путин не говорит, но в своих действиях исходит из исторической реальности: русский государствообразующий народ является расчлененным народом. Воссоединение возрождающегося народа исторически предопределено, от политиков зависит только — раньше или позже, с меньшими или большими жертвами, в тех или иных формах это произойдет. И здесь Президент России продемонстрировал свои сильные стороны: первый этап воссоединительной операции проведен практически виртуозно. За что он вполне заслуживает наименования в истории «Путин Таврический».

Сохраняется противоречивость во внутренней политике, что отражает двойственность объективных процессов в России — возрождения и разложения. Чрезмерно велико разрушительное влияние радикал-либералов в экономике и финансах, СМИ, культуре, образовании, науке, медицине, миграционной политике. Внешние и внутренние угрозы требуют от президента более внятной защиты национальных интересов России.

Судя по всему, Владимир Путин выстраивает чиновничье-олигархическую экономическую формацию, сочетающуюся с социальным патернализмом по отношению к широким слоям населения. Тут, похоже, используется государственная схема Запада, прежде всего США: реально управляет государством клуб миллиардеров, спрятанный за фасадом демократии. Очевидно, президент считает, что бессмысленно бороться с господствующей в мире системой, а лучше использовать ее. С этой целью финансовая олигархия девяностых годов была прорежена: строптивых «уволили» из высшего сословия (Гусинский, Березовский, Ходорковский), сервильных — подчинили, а затем назначили государственно-капиталистический олигархат. Но благодарность и преданность создателю со стороны имущего слоя не гарантированы, поэтому в противовес ему формируется «путинское большинство»: дозируемая (в зависимости от уровня общественного напряжения) социальная поддержка чиновничества, государственных служащих, военных, пенсионеров и т.д.

Эта общественно-экономическая модель не слишком учитывает интересы «среднего класса» — слоя обеспеченных корпоративных служащих, мелкого и среднего предпринимательства. К тому же исторический опыт, а теперь и «болотные» выплески выросшего при Путине слоя «рассерженных горожан» вынуждают власть относиться к динамичной и креативной социальной группе с опаской. Но именно те слои общества, которые доставляют власти наибольшие хлопоты, являются движителем социально-экономических преобразований.

В то же время коррупционная рента чиновничьего капитализма становится непосильным бременем для страны: углубляется пропасть между беднеющими и динамично растущим слоем долларовых миллиардеров (чиновников, топ-менеджеров госкомпаний, а также приближенных к «трубе»). Шкурно мотивированный рост чиновничества сопровождается общей деградацией власти. Стабилизация во многих областях превращается в стагнацию. Увеличиваются расслоение и агрессивность в обществе. Но хаос и анархия страшнее любой диктатуры. На диктатуру современный правящий класс не потянет, а к социальному хаосу может столкнуть — и на свою погибель.

Долгое время власть пыталась отмахнуться от исторических вызовов и законсервировать ситуацию. Только в последний период наметились признаки осознания президентом важнейших проблем и признаки их решения: к власти стали допускаться представители национально ориентированного поколения, сформировавшегося за два десятилетия. В советниках и на вторых ролях властных эшелонов все больше профессионалов-государственников и патриотов, людей с религиозным мировоззрением. Они осознают пагубность и утопичность радикал-либеральных «реформ». Дальнейшее увеличение количества патриотически настроенных «новых людей» во властных структурах, наделение их все большими полномочиями — единственный действенный путь эволюционных, а не революционных преобразований.

Все это в полной мере относится и к экономике. Власть призвана отказаться от утопического либерального монетаризма, прекратить «стерилизовать» (финансируя западные экономики) доходы от продажи природных ресурсов, направить их на инфраструктурные проекты и поддержку отечественного производителя. Преодолевая взаимные фобии, власть должна опереться на национально ориентированное предпринимательство и всячески поддержать его становление.

Активные слои общества выживают и наращивают инфраструктуру жизни вопреки агрессивной среде. На протяжении двадцати лет мучительно идет процесс возрождения подлинного национального духа и восстановления национального тела.

В России все больше храмов, и эти храмы наполнены. Это означает, что миллионы людей встают на путь духовного и нравственного очищения — наперекор насаждаемым с Запада разлагающим поветриям. Впервые после петровской революции правящий и культурный слои возвращаются к историческим истокам — православию и национальной традиции. И это происходит вопреки тлетворной культурной и информационной атмосфере, в которой доминируют агрессивный атеизм и постмодернизм. В сфере же материальной новый дух проявляется в малом и среднем предпринимательстве. Отечественные предприниматели отстраивают храмы, обустраивают учебные заведения, детские дома, возрождают традиции российской благотворительности… Это только некоторые из оптимистических факторов.

Будет ли правящий класс тормозить эти процессы?

Я считаю, что в стратегическом плане ему это невыгодно.

За последние годы нашим властным слоем все более осознается двадцатилетний опыт: на Западе их никогда не примут в элиту, таковой они могут быть только в России. Наши миллиардеры там нерукопожатны для высшего общества. «Мелочь» — отели, кафешки, спортивные клубы и яхты — разрешается иметь только до тех пор, пока они находятся под юрисдикцией России. Ибо за сокрытие налогов «демократический Запад» сажает в тюрьмы на десятилетия. А за убийства при «первоначальном накоплении капитала» по американским законам неизбежен электрический стул. Нашим политикам пожимают руки тоже только до тех пор, пока они представляют Россию.

Таким образом, наши элиты существуют и имеют то, что имеют, только до тех пор, пока существует суверенное российское государство. При его исчезновении с политической карты мира всех наших олигархов и чиновных капиталистов лишат капиталов, многих — свободы, а некоторых — жизни.

Правящие слои во все времена и везде руководствуются своими жизненными интересами. Сегодня «шкурный» интерес российского правящего слоя совпал с национальным интересом: сохранение России как суверенного государства. Но сохранение российской государственности требует многих перемен. Если нынешняя власть ради самосохранения не возвысится над индивидуальными и корпоративными предрассудками, не пойдет на уже перезревшие благотворные перемены, это вынуждено будет сделать более молодое поколение — «новые люди».

Историческая крымская победа впервые за много десятилетий мобилизовала национальный дух и волю. Это уникальные возможности и основной ресурс для благотворных преобразований в России.



Партнеры