Восставшие из ВАДА

Злоба дня

20 ноября 2015 в 19:29, просмотров: 7637
Восставшие из ВАДА
фото: morguefile.com

Кажется, до многих только сейчас начинает доходить, в какую допинговую историю мы попали.

«Я был глубоко шокирован масштабами скандала в российском спорте. Все замешанные в этом лица должны быть наказаны. Россия сможет преодолеть этот кризис, но не без ущерба», — говорит президент МОК Томас Бах.

Если бы эти слова касались только легкой атлетики. Ясно, что в сериал ужасов и дисквалификаций будут втянуты все виды спорта. Глава комиссии спортсменов МОК Клаудиа Бокель на фоне скандала в российской легкой атлетике уже поддержала идею ВАДА о расследовании случаев употребления допинга в других видах спорта и странах.

Другие страны нас, конечно, сейчас интересуют меньше всего. Другие виды спорта могут готовиться к потрясениям — но опять же прежде всего у нас. Велика Россия, кусок лакомый.

Пока же на главной сцене очищения — легкая атлетика. России предъявили требования, мы пытаемся их выполнить. Все — за, все понимают, что на кону — Олимпийские игры.

Но есть и противники такого подхода к ситуации. Те самые спортсмены, которых комиссия Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) на основании доказательств из фильма — то есть слов, записанных втихаря спортсменкой Степановой (до замужества Русановой, она и ее муж — бывший сотрудник РУСАДА Виталий Степанов — стали одними из главных рассказчиков в фильме), рекомендовала дисквалифицировать пожизненно.

Одна из них — мастер спорта международного класса бегунья Кристина Угарова. Утверждает, что не виновата, разговоры со Степановой разговаривала, как «две блондинки» за чашечкой чая — о рисунке на футболке и всяком таком женском. Про витамины или какие-то употребления «чего-то» — не говорили. Впрочем, и не помнит уже Кристина, год назад разговор тот был. И хотела бы прослушать сама ту запись, но в фильме отсутствуют не только ее слова, но даже и намека на голос нет. Есть перевод и закадровый текст, который, по утверждениям спортсменки, что-то «домысливает».

«Будем доказывать чистоту правовыми методами, — рассказала Угарова на пресс-конференции. — Адвокат Александр Карабанов и его партнеры предложили нам адвокатскую помощь на безвозмездной основе. Никто больше никакой помощи не предлагал. То, что я якобы призналась в употреблении допинга, это клевета чистой воды. Все мои пробы чистые, хочу это подчеркнуть. В 2012 году, когда брали анализы на паспорт крови, у меня был завышен гемоглобин. Мы знакомы с Юлией Степановой, знаем друг друга очень давно. Скорее всего она обозлилась на всех после того, как ее дисквалифицировали. Теперь эта пара, которая не нашла себя в спорте, ведет себя так озлобленно. Муж Степановой часто ездил в Америку, у нас даже есть подозрение, что они теперь завербованные агенты, — иначе чем объяснить такую перемену в ней? Она была адекватной девочкой. Может быть, они теперь специально действуют против бывших коллег по чьему-то заказу?».

Вы верите в таких завербованных агентов?

Я — нет, но если допустить, что Угарова не виновата, то как-то понять ход таких мыслей можно. Поверишь во что угодно, когда после «разговора двух блондинок» получишь пожизненную дисквалификацию.

Но «веришь — не веришь» в спорте уже не проходит. Верили мы много, честно и долго. Теперь хочется доказательств. Да, в спорте презумпция невиновности не действует. Это, может, и не по-человечески, но это так. И хотя та же Угарова называет кодекс ВАДА средневековым, считаться с ним все обязаны. Другого нет.

Комиссия ВАДА рекомендовала за нарушения антидопинговых правил перед Олимпийскими играми в Лондоне в 2012 году, которые были сокрыты Международной ассоциацией легкоатлетических федераций и Российским антидопинговым агентством, пожизненно отстранить легкоатлеток Екатерину Поистогову, Марию Савинову, Анастасию Баздыреву, Татьяну Мязину и Кристину Угарову, а также тренеров Алексея Мельникова, Владимира Казарина, Владимира Мохнева, Виктора Чегина и специалиста международного уровня по антидопингу Сергея Португалова.

Все ли войдут в новый профсоюз и все ли будут подавать иск?

Со слов Угаровой, «девочки присоединятся к нам со своими адвокатами для подачи иска уже в понедельник».

«Мы создаем профсоюз спортсменов и будем защищаться до конца, будем подавать иск в суд. У спортсменов никто ничего не спросил, не дают даже шанса защитить себя. За что меня отстраняют — за то, что я поговорила непонятно с кем, и даже записи этого разговора нет? Мы будем подавать коллективный иск — все, кого обвиняют, спортсмены по крайней мере. Мы уже все на связи. Мы будем подавать в суд по месту прописки этих Степановых. Степанова — гражданка Российской Федерации. Иск будет подан о защите чести и достоинства, о клевете. Потом будет иск к телеканалу ARD».

— Главная задача, — говорит адвокат Карабанов, — добиться честного расследования. Спортсмены, которых мы представляем, готовы сдать любые тесты, чтобы доказать, что ситуация искусственно сформирована.

…Знаете, а ведь сегодня никто не даст не то что голову на отсечение, но даже и самый крохотный палец, даже виртуально, что все обвинения подтвердятся. 

И что не подтвердятся, тоже не даст.

Запущенный случай — во всех смыслах, запоздалая реакция — у всех действующих лиц: от спортсменов до функционеров.

Но жизнь впереди у всего российского спорта предстоит разухабистая. Не простая — точно.

«Мы должны улучшить работу по поощрению и защите информаторов. Они незамеченные герои. Мы должны сделать это ради них. В некоторых случаях, вероятно, им придется покинуть свою страну, и мы должны помочь им найти новое место, может быть, новую работу. Это меньше, чем предлагает программа защиты свидетелей, но можно взять некоторые элементы из нее» — это говорит всем теперь очень хорошо знакомый Ричард Паунд.

Про «разговоры блондинок» всем надо забыть. «Степановы» будут множиться.





Партнеры