На месте преступления

Шахматисты шутят

19 декабря 2015 в 10:56, просмотров: 4303

В нашей рубрике чаще всего встречаются известные шахматисты, гроссмейстеры, претенденты на корону и чемпионы мира. Но шахматами, как мы знаем, интересуются люди разных профессий – артисты и режиссеры, писатели и художники, спортсмены, ученые и политические деятели. А иногда если они даже сами не садятся за доску, то фигурируют в веселых шахматных историях.

На месте преступления
фото: Евгений Гик
Газманов и Михаил Грушевский за шахматной доской.

Подсказка Газманова

На международном турнире в Дортмунде Ефим Геллер отложил партию в опасной позиции. Перед доигрыванием он долго ломал голову, но найти правильное решение никак не удавалось. Рядом с доской стояла включенная «Спидола», - гроссмейстер привык думать под тихую музыку. «Начинаем передачу "Песня-89", - сказал приятный женский голос. - Послушайте песню "Как мне быть?" в исполнении Александра Серова, хит сезона номер четыре». – «Действительно, как быть?» - вздохнул Геллер. – «А теперь - хит номер шестнадцать...». И из транзистора грянуло: «Есаул, есаул, что ж ты бросил коня?» - «Гениально! - воскликнул Геллер. - Жертва коня в корне меняет ситуацию на доске!». Встреча закончилась красивой победой гроссмейстера.

Интересно, знает ли Олег Газманов, что он помог Геллеру не только выиграть эту сложную партию, но и стать победителем турнира в Дортмунде!?    

Фишер и Ван Гог

В своем первом претендентском турнире 1959 года дела юного Фишера складывались неважно. После третьего поражения от Таля он был не в себе, и его югославский друг журналист Дмитрий Белица предложил Бобби сходить в кино, чтобы немного отвлечься. В Белграде шел только один фильм на английском языке «Жажда жизни», посвященный голландскому художнику Ван Гогу, и Фишер согласился посмотреть его. Однако сразу после сцены, в которой Ван Гог отрезает себе ухо - после странной ссоры с Полем Гогеном - Бобби повернулся к Белице и прошептал ему: «Если завтра я не выиграю у Смыслова, отрежу себе ухо». Но на следующий день Фишер блестяще разгромил черными Смыслова, впервые взяв верх над советским экс-чемпионом, и тем самым спас себе ухо.

Поразительно, но жизнь Ван Гога и Фишера очень схожа. Оба были гениями в своих областях, оба отличались психической неуравновешенностью, паранойей и оба плохо кончили. Хотя до конца неизвестны причины членовредительства Ван Гога (существует много версий, причем на самом деле пострадала только мочка левого уха художника), но эта ситуация с отрезанным ухом в невменяемом состоянии получила название психического синдрома Ван Гога. В жизни шахматного короля тоже происходило много безумного, непредсказуемого, что можно охарактеризовать как синдром Фишера.

Рассерженный мухомор

Однажды Таля позвали дать сеанс одновременной игры в Рязани. Сеанс был назначен на субботу, а в пятницу вечером Михаил пригласил в ресторан красивую рязаночку, с которой успел познакомиться. Во время сеанса один из участников зевнул ладью, и, снимая ее, Таль не удержался от шутки: «В Рязани грибы с глазами, их едят, они глядят». На следующее утро в местной газете появилась информация о сеансе. Как бы невзначай, а на деле очень даже «взначай» упоминалось, что Таль распивал в ресторане алкогольные напитки с несовершеннолетней. «Надеемся, что это была племянница известного рижского донжуана», - ехидно заметил журналист. Компромат был заказан человеком, у которого Таль съел ладью. Им оказался зампредседателя рязанского горисполкома, чья фамилия, как на беду, была Грибов.

Больше Таль никогда не посещал Рязань.   

Ходят кони над рекою

Когда Андрей Тарковский приходил в гости к отцу, они непременно играли партию-другую в шахматы. Самолюбивому Андрею хотелось обыграть Арсения Александровича, но это очень редко удавалось, тот был гораздо более опытным и сильным шахматистом. Однажды его конь, совершая рейд по тылам Андреевых войск, стал сшибать пешку за пешкой. При этом Тарковский-старший всякий раз приговаривал: «Пешки не орешки». – «А что же они?» - спросил Андрей. – «Они... зяблики», - почему-то ответил отец. – «Кони не едят зябликов»». - «Кони не едят зябликов... кони едят яблоки» - задумчиво в рифму пробормотал поэт-шахматист и забрал очередную пешку. – «Красиво, ничего не скажешь», - похвалил Андрей. – «Наконец-то ты оценил мой шахматный стиль». – «Стиль тут не при чем. Кони едят яблоки - это красиво».

Заметим, что поэзия отца наложила отпечаток на сына-режиссера. Через несколько лет Андрей снял свой первый фильм «Иваново детство», и в финале кони ели яблоки на берегу реки. Потом этот кадр был повторен и в «Андрее Рублеве». Он стал как бы эмблемой фильмов Тарковского.

Почти по Ахматовой: когда б вы знали, из какого сора растут стихи (в кино), не ведая стыда.  

Конец карьеры

В 70-е годы прошлого века важную роль в советских шахматах играл первый секретарь ЦК ВЛКСМ, позднее зав. отделом пропаганды ЦК КПСС Евгений Тяжельников, он же курировал и наш спорт. Но, главное, этот могущественный партийный вельможа был многолетним и близким другом и покровителем Анатолия Карпова, всячески поддерживал и опекал его. «Шахматный злодей» Виктор Корчной, вообще, считал, что именно благодаря Тяжельникову его приятель Карпов взошел на шахматный трон. Помощь была многообразной, в частности, лидер комсомола предоставил будущему чемпиону мира независимость от Шахматной федерации и от Спорткомитета, фактически поставил над этими организациями. И в глазах цековских чиновников Карпов приобрел весьма ощутимый вес.

А закончилась феерическая карьера Тяжельникова довольно весело. Будучи вторым по значимости идеологом (после знаменитого долгожителя Суслова), он очень полюбил высокое искусство и распространил свою страсть и на его выдающихся представителей, особенно мужского пола – артистов балета Большого театра. Однажды ведущей балерине позвонил незнакомец, назвался приятелем ее мужа, тоже видного артиста Большого театра. Дрожащим голосом он сообщил, что у ее мужа сердечный приступ и он просит немедленно приехать. Верная жена примчалась домой, где ее ждал сюрприз - она застала мужа на месте «преступления» - в объятиях Тяжельникова. Скандал был громкий, на всю страну. Идеолога в срочном порядке отправили подальше от позора, послом в Румынию.

Но прошли годы, коммунисты учли большие заслуги Тяжельникова перед партией и закрыли глаза на его былые шалости. Так, в 2009-м Геннадий Зюганов вручил большой группе бывших комсомольских работников юбилейные медали «В ознаменование 130-летия со дня рождения И.В. Сталина». Само собой, памятная награда, посвященная лучшему другу советских физкультурников (и шахматистов тоже) досталась и старому приятелю Тяжельникова, Анатолию Карпову, бывшему члену ЦК ВЛКСМ.  



Партнеры