О великодержавном чванстве

Блог Петра Войса
Галерист

Не будет Владимир Путин рыцарем Железного креста. Именно он, железный крест, является главным композиционным элементом скульптурной квадриги знаменитых Бранденбургских ворот в Берлине, копию которой жюри немецкой Netzwerk Quadriga присудило вручить в день германского единства 3 октября 2011 года русскому премьер-министру. С приложением в 100 тысяч евро. Но потом случился казус и всегда точные, добропорядочные германцы престижную премию вообще отказались в этом году вручать кому-либо.

А хотелось. И инициаторам, и Владимиру Путину. Последнему, похоже, очень. Так, что непробиваемый лидер нации даже не смог скрыть своего разочарования. По-человечески это и понятно. Всех смертных несправедливость цепляет. Когда уже все решено, а потом, совсем неожиданно оказывается, что нет.

Ну, скандал, ведь в Европе разразился в связи с решением жюри. Такой, что даже прежние лауреаты - художник Олафур Элиассон и политик Вацлав Гавел предупредили в знак протеста вернуть свои награды не попавшим в масть учредителям. Это же понять-то можно. И сделать так, как все делают в подобных ситуациях. Тихо помолчать себе в тряпочку.

Нет, не получилось понять. Совершенно неожиданно позволили распоясаться в России по этому поводу некоторые ответственные и государственные лица.

Например, премьерный пресс–секретарь Дмитрий Песков, который неожиданно для своего статуса в интервью серьезной газете заявил, что все, каюк. Раз премию шефу решили не давать, значит на организации, это допустившей, можно поставить крест. Так и заявил: "Это не повод для огорчения. Я общался с Владимиром Владимировичем в субботу. Он в некотором недоумении. В целом можно сказать, что этой странной свистопляской эта организация только навредила себе и своей репутации, вряд ли ее теперь можно воспринимать всерьез".

А президент Дмитрий Медведев еще дальше пошел и тоже вне своих полномочий заявил, что теперь "…после известного решения эта премия закончилась, во всяком случае, для международного сообщества". Это он так походя за все международное сообщество одной фразой расписался. Лихо. У меня, когда вник в смысл заявленного, от такого гусарства внутри все части тела отказались в установленном природой порядке функционировать. От того, что президент пусть и большой, но, все же, отдельной страны гарантированно определил, что для всего «сообщества» премия безоговорочно закончилась и при этом красивой оговоркой, «во всяком случае» как-бы тактично дал понять, что теперь только нам, русским, решать, закончилась ли она совсем. Нам - тут я громко сказал. Им, конечно. Владимир Владимировичу и Дмитрию Анатольевичу.

Я в связи с такой тугой мозгокруткой хотел бы президенту и премьеру по праву старшего товарища дать один добрый совет. Дабы впредь не испытывать «некоторые недоумения» и разочарования по разным поводам, порядок навести в стране. Чтобы было в ней больше справедливости. Чтобы было соответствие между словами и делами. Чтобы были созданы нормальные условия для экономического развития. Чтобы велась реальная борьба с преступностью и коррупцией. Чтобы действительно независимым образом заработала судебная власть. Ничего другого не надо. Тогда с наградами и всякого рода другими приятными вещами проблем не будет.

Но жизненные наблюдения как-то нерадостно мне подсказывают, что не поймут меня ребята. Не потому, что молоды, а потому, что понимать не хотят. Считают, что все-то они правильно делают и ошибок не совершают. В такой ситуации врачи диагноз ставят о неизлечимости болезни. Как болезнь называется? Это разновидность маниакального состояния - чванство. В данном случае с учетом социального положения больных – великодержавное чванство.

Так мне, простому русскому управдому, кажется.
 


 

Другие записи в блоге