Патриотизм – последнее прибежище педофила???

Евгений Понасенков
Историк, режиссер, академик РуАН, член НСПЧ.

Мосгорсуд в четверг приговорил к 18 годам лишения свободы в колонии строгого режима руководителя детского клуба «Юные орлята флота» Василия Мидцева. В мае 2011 года оперативники по подозрению в развращении несовершеннолетних задержали руководителя военно-патриотического клуба «Юные орлята флота» Мидцева. По данным следствия, клуб начал работу не позднее 1998 года, его помещение располагалось в центре Москвы. Клуб был создан для организации досуга мальчиков в возрасте от 11 до 15 лет, посещения мест боевой славы и организации турпоходов. Вот он – прекрасный образ «патриота»: возил юношей по «местам боевой славы», совершая действия развратного характера. Я бы на самом деле провел проверку в отношении всех подобных патриотических заведений. Уверен, оперативники обнаружили бы еще массу «духовных скреп», измеряемых в сантиметрах.
Но я не понимаю, почему этого «орла» патриотизма надо сажать, а такому же педофилу - М.И. Кутузову - ставить памятники? Или сройте памятники Кутузову - или поставьте памятник этому патриотическому педофилу! Если не хотите убирать памятники педофилу, которые «радуют» глаз детей уже давно, то по крайней мере не ставьте новых монументов (в прошлом году их наставили массу – один уродливее другого): и это уже после того, как были опубликованы материалы о педофилии фельдмаршала.

Хорошо, что, согласно современным юридическим правилам, закон не имеет обратной силы: иначе бы Кутузову предстояло заочно идти под суд за злостную и рецидивную педофилию. К примеру, весной 1811-1812 гг. он вместо активной деятельности на турецком фронте развлекался с 14-летней молдованочкой. Вот, как это описывает генерал граф Александр Федорович Ланжерон: «Первым делом Кутузова, по приезде в Бухарест, было отыскать себе владычицу; сделать это было совсем нетрудно, но его выбор поразил нас. Он пал на 14-летнюю девочку, племянницу Ворлама и бывшую уже замужем за одним молодым боярином Гунианом. Она очень понравилась Кутузову и он, хорошо зная валахские нравы, приказал ее мужу привезти ее к нему, что тот и исполнил. …Когда 64-летний старик, одноглазый, толстый, уродливый, как Кутузов, не может существовать без того, чтобы иметь при себе трех, четырех женщин…это достойно или отвращения или сожаления…» (Фельдмаршал Кутузов. Документы. Дневники. Воспоминания. М., 1995, с. 332). Таковы были нравы православного аристократа, прах которого покоится в Казанском соборе. Это я еще не ввожу в оборот сведения, сообщенные известным турецким историком 1930-х гг. Ахмедом Алтынаем, которые в последнее время стали просачиваться в Россию через Интернет. Среди прочего он рассказывает о посещении Кутузовым гарема с 10-летними девочками, практиковавшими оральный секс. Нам и без турка кошмарной информации хватает! 

Далее. Новоявленный главнокомандующий проигрывает генеральное сражение под Бородино, оставляет первопрестольную, отступает до Тарутино. Генерал-губернатор Москвы Ф.В. Ростопчин высоконравственно (не то, что девушки, молящиеся в храме не по указке, а по собственному чувству) сжигает город вместе с его вековым художественным и материальным наследием («Родина». № 6-7, 1992, с. 88 – 93). В Москве сгорают заживо несколько тысяч (!) русских раненных солдат. Французы спокойно живут в Москве 36 дней (а, получи они эшелон с едой – так жили бы до горбачевской оттепели), но затем снова начинается преследование русской армии – бой под Малоярославцем. Подкрепившие свои силы и отдохнувшие в лагере русские войска сражение (будучи в укрепленной позиции - в городе!) проигрывают, и Кутузов приказывает отступить к Полотняным заводам. Наполеон понимает, что Кутузов может с тем же уровнем военного таланта удирать до Камчатки, что мороз надвигается, что страна к жизни не приспособлена – и решает отходить в ту сторону, где есть еда (на Запад). Замечу, что в Европе французские солдаты как порядочные покупали еду у местных жителей за золотые наполеондоры, в России же купить еду было физически негде. И не только французам: вместо рыночной системы – духовность и соборность, то есть, европейских магазинов нет как класса (кроме бутика французских шляп в Москве). От сего катастрофически пострадала и русская армия: Кутузов вывел из Тарутина 130 000 солдат, а в Вильно привел 27 000 – это при 90 процентах небоевых потерь (Понасенков Е.Н. Правда о войне 1812 года. М., 2004, с. 213)!

Дело в том, что «светлейший» все больше интриговал (например, написал кляузу царю на так много сделавшего для России Барклая, после чего последний с болью в сердце покинул армию) и спал, а вот о провианте и зимней одежде для армии не позаботился (Там же, с. 213 – 214). Характеризуя преступную бездеятельность главнокомандующего в период после оставления Москвы и во время «сидения» в Тарутинском лагере, 20 сентября Ростопчин писал Александру I: «Князя Кутузова больше нет – никто его не видит; он все лежит и много спит. Солдат презирает его и ненавидит его. Он ни на что не решается; молоденькая девочка, одетая казаком, много занимает его» (Шишов А.В. Неизвестный Кутузов. М., 2001, с. 378). Замечу, это уже была другая… вернее, другой казачок, не тот, что в русско-турецкую: тот «постарел» и был списан. Итак, «кофейник» даже в грозную пору войны 12-го года не мог обойтись без ролевых игрищ. 


 

Другие записи в блоге