Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати

Позиция оппозиции: власть сверху

Здоровому государству всё на пользу, больному и коррупционному – всё во вред. Стоило выйти на митинг, возмущаясь фальсификацией выборов, как вокруг закричали: «Развал страны!» Что же это за страна, которую могут развалить тысячи мирных граждан?!

Россия стоит у развилки: одна дорога ведёт в пропасть, другая – в обрыв, а земля уходит из-под ног. А нам говорят: потерпите ещё шесть лет! Общество расколото на «элиту», ставящую целью своё существование, и народ, обобранный и униженный. К кому относят себя карманные оппозиционеры, разрешённые бунтари, продажные телеоракулы?

Складывается впечатление, что позиция оппозиции сегодня допускается любая. Главное, чтобы власть была сверху. Лидеры партий де-факто признали результаты бесчестных выборов. Кургинян, Доренко, Канделаки, Пушков, Шевченко и Ко вызваны на инструктаж к Суркову. Чудовище обло, стозевно и лайяй! Кто не согласится, что мы живём в зоне, по воровским понятиям? Если Путин кум, то эти – крысы. И события после выборов высветили всю их стаю. Провокаторы, годами кормившиеся из корыта власти, весь слой продавшихся, обслуживающий новоиспечённую российскую элиту, сросшийся с ней намертво, все, уличённые в крысятничестве, должны уйти! Они сделали свой выбор. Они отрабатывают кремлёвские деньги. Или они надеются ещё долго срывать аплодисменты, озвучивая протестные настроения? Быть любимцами нации, выражая её глухое недовольство? Через год? Два? Думают, что им по-прежнему будут верить? Забудут их предательство? Если они окажутся правы, то кто тогда мы? Бандерлоги, как назвал свой народ телелидер? Он вообще остр на язык. Когда ему не оппонируют. Уверенный в себе, не участвуя в теледебатах. Непревзойдённый оратор на срежиссированных роликах. А уйди он завтра, кто его вспомнит? Маленький, надутый. Чем он лучше Ельцина? Меньше пил? Меньше воровал? Тот хоть на танке позировал в окружении народа. А этот? Дальше телевизора ни ногой! Не дай бог, выйдет конфуз, вроде недавнего освистывания.

А что же наши патриоты? Как вели себя в минувшие дни? Литературный «оппозиционер» Крупин говорил с трибуны о Сербии, из которой только что вернулся, о грядущем апокалипсисе, о православном понимании истории, о том, что мы неуклонно движемся к Христу. Но ни словом не обмолвился о бесчестных выборах, о том, что делать. Господь всё устроит? Спасайся сам, и тысячи вокруг спасутся? Тогда зачем выступать на митингах? Разглагольствовали также о судьбе России, её тысячелетней истории, и только один обмолвился о волне, которую пытаются оседлать «болотные» серфингисты. Значит, волна была? Почему же не попытаться оседлать её самим? Вместо того чтобы куражиться перед аудиторией, в сто раз меньшей?

Осудив митингующих, оппозиционеры призывали поддержать самовыдвиженцев: Миронова, Ивашова, Лимонова. Выдвинув свои кандидатуры, они тем самым легализовали президентские выборы, исход которых всем известен. Что теперь скажет генерал Ивашов, которому отказано в регистрации? Выйдет ли на улицу? Или будет ждать ещё шесть лет? Предложение одеть рабов в одинаковые одежды, чтобы отличать от свободных, было отвергнуто римским сенатом: «Тогда они увидят, сколь немногочисленны мы». Может, пора объединяться?

Нищий с одутловатым лицом расстелил одеяло псу: «Подайте на прокорм животному». А в квартале от него тысячи протестуют против власти, доведшей его до такого состояния. Он будет сидеть до конца, надеясь, что, возвращаясь с митинга, ему подадут, будет спиваться, выживать, но не сделает и шага, чтобы присоединиться к протестующим. Уж не русский ли это народ? Уж не болото ли всё, что не присоединилось к митингующим? В него бросили камень, а оно, булькнув, быстро затягивается ряской, по которой гуляет кремлёвский пропагандистский ветер. И сидя у телевизоров, оно ещё посмеётся над наивными и романтиками, вышедшими на Болотную. Сегодняшняя Россия – это железная пята финансово-олигархического капитала, единственной идеологией которого является сохранение статуса кво и своей власти, это блестящая стена телевидения, скрывающая абсолютную беспросветность, это атомизированное общество, в котором завидуют соседу, но холуйствуют перед хозяином.

Часто слышишь: «А какая альтернатива?» Чему? Бесчестным выборам? Честные перевыборы! «Что делать?» Приходите 24-го на проспект Сахарова. Поддержите себя и чувство собственного достоинства! Это последнее, что остаётся. Верю ли я в то, что ситуация поменяется к лучшему? Что придёт к власти достойный? А разве можно собрать два миллиона подписей, требуемых для выдвижения в президенты РФ? И быть порядочным? Вся система выборов – фарс! А на проспект Сахарова всё равно придти надо. Конечно, если бы мы жили по совести, а честь не была бы пустым звуком, то лидеры с Болотной должны заранее отказаться от хождения во власть, чтобы не дать усомниться в своих мотивах. Конечно, порядочный человек зажимает нос, митингуя на одной поляне с либерастами. Но придти всё равно надо!

Критикуя власть, оппозиция повторяет её ошибки. Зачем лить старое вино в новые мехи? Какой смысл выступления на митинге тех, кто не вылезает из телевизора? Кто ещё вчера, как птенец из гнезда, выпал из кремлёвской кормушки? Пиар не пахнет? В саморекламе все средства хороши? Недаром Акунин призвал не политизировать митинг. Может, превратить его в литературный вечер? Вот только другого шанса изменить что-то в стране может не быть! Много лет мы считали, что на плаву «лучшее из худшего», что оппозиционные лидеры, конечно, не обезображены интеллектом и не испорчены излишней порядочностью, но других-то нет. Но митинг на Болотной доказал: есть! Предоставьте пришедшим свободный микрофон ещё на паре сцен, сколоченных помимо официальной. И установите пятиминутный регламент выступлений. Это даст возможность проявиться новым, не медийным лицам. Боитесь провокации? Или конкуренции?

Власть призывает нас действовать в рамках правового поля. Гоняя с мигалкой по «встречной», нас призывают не нарушать правила дорожного движения! Может, пора и законодателей судить по уголовным законам, а не по воровским? Тогда и депутатские мандаты сделаем пожизненными, обнеся Госдуму колючей проволокой. Конституцию нарушают даже федеральные законы, а против Уголовного кодекса у правителей неприкосновенность. Его заменила «Русская правда», по которой убийство холопа – не преступление, а привилегированное положение знати – превыше всего. Действовать в рамках правового поля? А если право кулачное? Или крепостное?

Продлевая сроки своего правления, Путин увеличивает нам срок заключения. Ещё шесть лет стабильно отдавать земли, стабильно закрывать школы и больницы, стабильно выводить капиталы за рубеж? «Прямая линия» ещё раз продемонстрировала, что у него одна программа: удержаться у власти. А у оппозиции? Удержаться у кормушки? А у народа: моя хата с краю? Так может, мы друг друга стоим?

просмотров: 19717