Про стусло и книгу

Анастасия Кузина
Корреспондент

Приезжал ко мне один человек - Леша, прибил плинтус. Для этого он купил стусло. Но беда в том, что раньше он еще что-то прибивал и тоже покупал стусло. Теперь их у меня два. А стусло, девочки, это такая некрасивая пластмассовая коробка черного цвета с ямками, чтобы отпиливать плинтуса и всякие рейки. Но у Леши все одноразовое, сколько приезжает, столько стуслов (стусел?) оставляет.

Одно у меня уже раньше лежало под ванной. Со вторым я походила по квартире, как муравей, и уже не нашла куда пристроить. Дело в том, что благодаря этому прекрасному человеку у меня все щели в доме забиты стройматериалами. Два листа пятимиллиметровой фанеры за пианино. Кусок дсп за шкафом. В щели между пианино и шкафом - рулон сетки. Дюбеля и гвозди у меня в количестве, превышающем разумное. А валики! А 30 кило битой плитки на балконе! А 5 литров... эээ... забыла, как называется... в общем, «Березки», синенькая такая жидкость! Мне туфли некуда ставить! А не выкинешь, у меня-то не все одноразовое, даже наоборот. Я маньяк вторичного использования.

Но через пару дней выяснилось, что Леша, отчаливая, оставил мне в наследство книгу — не менее удивительный артефакт нежели стусло. А именно томик украинского поэта Котляревского, я так понимаю, похищенный из библиотеки Сахнивськой середней (дальше на штампе непонятно) тай техничной школы.

Прихожу вчера домой, вижу - сидит моя мама и читает незнакомую мне книжку в стареньком тканом переплете (а мовой у меня мама владеет). Увидела меня и говорит: "Слушай!" - и с выражением прочитала: "Энэй був парубок моторный!" - "О как. Да ладно!" - изумилась я. - "Да. И хлопець хоть куды козак!.. А дальше вот смотри", - она листнула пару страниц и продолжила также с выражением: "Венера, не послидня шлёха!.." - "Мам", - говорю, - "это что - юмористический пересказ мифов Древней Греции?" - "Нет, это "Энеида", памятник украинской литературы! Я это со школы помню во Львове". Вот такая мне досталась удивительная книга.

Другие записи в блоге