«С нашими героями рехнешься...»

Анастасия Кузина
Корреспондент

 - С нашими героями рехнешься, - мрачно сказала мне вчера Сажнева. Это точно. Со стороны кажется, что - позвонил одному, спросил другого, поговорил с участковым, и картина понятна, можно писать заметку. Но бывает по-другому. Позвонил одному, послал запрос другому — и оказываешься в таком тупике, в таком клубке чужих событий, что страшно рукой шевельнуть.
Подходит два дня назад руководство, уже поздно вечером, довольно взволнованное и — хряпс! - кладет на стол лист А4. На нем — чье-то одинокое имя и телефон гигантскими цифрами. Эдакая визитища. Оказывается, у руководства есть знакомая, у той подруга, у той соседка, у которой какая-то баба снимает квартиру (не преувеличиваю, именно столько народа, возможно, я даже кого-то забыла). И вот эта далекая баба №4 запирает приемную дочь шваброй на весь день в туалете. Чтобы по квартире не болталась, пока матери нет дома. А дочь не может ходить, и вообще она маленькая.
Безобразие. Я проникаюсь, тут же начинаю прозванивать всю эту цепочку, на середине она прерывается, кто-то не может говорить, кто-то отказывается, а там же ребенок! я же переживаю! а время идет! Но вот добираюсь до конца, договариваюсь и даже попадаю на ту самую квартиру вместе с хозяйкой, которая и обнаружила закрытого ребенка.
Ну и... и все.
В квартире пусто. Та женщина уже съехала вместе с детьми (их там было трое) к маме. Вижу швабру, вижу туалет, на полу в туалете блюдце с обкусанным печеньем. Действительно. В квартире дикий кавардак, всё везде, и запах грязного белья и немытого тела. Так пахнут ненужные старики. А тут - даже книги и игрушки.
И вот хозяйка квартиры посередине всего этого пейзажа рассказывает, как она, вызволив девочку, сходила в опеку, в милицию, к уполномоченному по правам ребенка. Что жиличка не платила за коммуналку два с половиной года. Еще какие-то трагические истории про детей и тд.
Хорошо. Понятно. Ужас. Ребенка надо спасать. Добываю телефон жилички, звоню. И та, хмыкнув, комментирует, что хозяйка - шизофреничка, которую, на самом деле, послали и в опеке, и в милиции. Что она, жиличка, лично платила за коммуналку все два года и вообще подает на хозяйку квартиры в суд за клевету. И тд. Ну а с ребенком типа не ваше дело...
И вот и думай или на кривого, или на рыжего... Есть две женщины, которые в один голос говорят друг на друга: «Да она сумасшедшая!». И действительно, нет свидетелей, которые бы подтвердили «сцену со шваброй» - никто кроме хозяйки не видел эту девочку на полу в туалете. И есть опека и милиция, которые принципиально не разговаривают с журналистами и никак не комментируют.
И еще где-то есть девочка. Возможно, она вполне счастлива даже при таких обстоятельствах, и все это ошибка и померещилось, и лезть туда не надо.
Но возможно, то печенье на полу туалета ела именно она... И не первый раз. И тогда туда надо лезть со страшной силой. Но что делать, если правды я так и не узнаю? А и узнаю — какой тут выход? Изымать? А кому станет лучше? Вот уж не девочке. Оставить, как есть? И как с этим потом жить?..
Одни вопросы. А вы говорите — позвонить в опеку...

 

Другие записи в блоге