Вера Кичанова извинилась перед "МК". Извинения не принимаются

Никита Карцев
Корреспондент отдела кино и ТВ

Дорогая Вера, мы с вами знакомы всего неделю, а уже сколько всего произошло.

20 октября вы задавали Дмитрию Медведеву у стен журфака МГУ риторические вопросы. Вечером того же дня, уже посетив ОВД «Арбат», рассказывали мне о своих приключениях. Это было по телефону. На следующий день к вам в гости на журфак заглянула моя коллега Ксения Конюхова. Она задала вам еще несколько вопросов, уже лично. Результатом старания трех людей стала заметка «У вас двоих занятий не будет!», опубликованная в «МК» 22 октября.

25 октября в вашем блоге на сайте «Эха Москвы» в тексте под названием «Объяснительная записка» вы написали: «Во всей этой истории я жалею лишь о том, что дала интервью МК и сфотографировалась по их просьбе с этой ужасной шваброй. Мой папа 30 лет читает эту газету, и я хотела его порадовать – он и так за меня переживает. Они переврали половину моих слов, а я должна была это предвидеть».

К этому моменту «МК» опубликовал уже три ваших интервью. Одно из них – 12-минутное видео, размещенное на сайте mk.ru, в котором вы подробно рассказываете свою версию событий, произошедших на журфаке в день визита Медведева.

26 октября я был при вашем телефонном разговоре с заместителем главного редактора «МК» Айдером Муждабаевым. Муждабаев в присутствии меня и Ксении Конюховой хотел выяснить, в чем именно газета «Московский комсомолец» провинилась перед студенткой Верой Кичановой.
Разговор продлился 16 минут.

Его результатом оказалась опубликованная сегодня, 27 октября, еще одна ваша объяснительная записка – «Важное про «Московский комсомолец». В ней вы выражаете надежду, что «журналисты МК примут мои извинения».
Извинения не принимаются.

Сейчас объясню, почему.
Мне не хочется цитировать извинительное письмо целиком. Там вы долго и подробно обсуждаете каждую фразу в интервью, объясняя, где и в какой степени журналисты исказили ваши слова. И как бы вы ни пытались придать этим претензиям большое значение, ваши исправления так и остаются непринципиальными.

Больше же всего претензий у вас вызвал тот фрагмент в газетном интервью, в котором упоминается президент. Журфака, не страны. Вот он:
"— У нас сейчас была пара с Засурским. И мы негласно соревновались, кто первым сорвет занятие. Нам обоим всю пару звонили журналисты. Ясен Николаевич только пошутил: “Наверное, вы еще не все проснулись после президентского визита”…"

Вы написали: «Я не произносила слов «негласно соревновались». Отдельно отметив, что «вся эта фраза, вложенная в мои уста, рисует меня очень-очень зазнавшимся человеком».

Лично я не вижу здесь никакого противоречия.
Вы достаточно самоуверенны, чтобы утверждать, что не произносили одни слова и говорили другие (подтвердить эту уверенность вам, увы, нечем). А мне хорошо известно, как часто человеку кажется, что в устной речи он выражается гораздо точнее и изящнее, чем на самом деле. Особенно когда редко дает интервью.

Вы не упускаете момента, чтобы с сожалением отметить: разговаривавшая с вами журналистка не взяла с собой диктофон, используя вместо него только блокнот и ручку.

«Из целой тирады она заносила в блокнот одно-два слова», говорите вы. Будто каждое брошенное вами слово в этом мире имеет значение.
Люди, чьи слова "отливаются в граните", действительно встречаются.

Например, президент Дмитрий Медведев. (Кстати, на встрече с ними журналисты из пула часто записывают слова ручкой в блокнот.)
Теперь еще и студентка Вера Кичанова.

Я еще раз напомню, с чего все началось.
20 октября Дмитрий Медведев заехал на журфак МГУ. Это было обычное протокольное мероприятие (точнее, не совсем обычное), а вы тогда – обычной студенткой. Я даже не знал о вашем существовании. Как и еще миллионы читателей по всему интернету.

На следующий день вы стали знаменитой. С каждым днем ваша популярность только росла, и вот вы уже чувствуете себя достаточно авторитетной, чтобы публично давать оценку работе газеты «Московский комсомолец»: «Они переврали половину моих слов, а я должна была это предвидеть».

Ваши слова про «МК» - всего лишь личное оценочное суждение одной из миллионов девушек, живущих в России, которое стало достоянием общественности исключительно благодаря средствам массовой информации (да, блоги мы тоже давно считаем за СМИ). Как и те ваши плакаты с вопросами на листах «А4», а также споры с ФСО, ОМОН и господами полицейскими.

Это СМИ, а не вы подняли общественный резонанс.
Или вы всерьез думаете, что президент решил повторно посетить журфак, потому что в первый раз не успел ответить на ваш вопрос?
Вы говорите, что из-за публикаций в «МК» у вас были большие неприятности. Пытаетесь убедить меня и других, что конфликт с Ясеном Засурским у вас случился не из-за вашего поступка, а из-за неточностей, допущенных журналистами.

Наверное, стоило бы проверить, какие неприятности случились с вами, если бы никаких публикаций о вас в «МК» не было. Вообще нигде не было.

Сначала вы пишете, что жалеете об интервью, данном газете «Московский комсомолец». Потом выражаете надежду, что журналисты «МК» примут ваши извинения.

Это притом, что самих извинений так и не последовало.
Вместо этого вы провели долгий и обстоятельный мастер-класс на тему, как нужно общаться с подрастающей политически активной молодежью.

Не волнуйтесь, я запомнил: на интервью приходить с диктофоном, записывать каждое слово, а лучше после этого еще и прислать то, что получилось, на сверку, «сажая» номер, пока вы будете менять местами слова «учебная часть» и «факультет».
Вам все еще кажется, что вы не выглядите очень-очень зазнавшимся человеком?

Вера, в отличие от вас, я ни о чем не жалею. Мне, да и многим другим вы даже продолжаете раскрывать глаза. Не только на зверства сотрудников ФСО во время встречи с президентом, но и на тех людей, которые провоцируют с ними конфликт.
Кажется, мы с вами сходимся во мнении о нынешней власти. С одним исключением.

Как бы мы ни относились к тандему Путин-Медведев, стоит признать, что они ведут себя честно. Как договорились играть в чехарду с президентским креслом, так еще ни разу друг друга не подставили.

Вы же поступили так, что лично у меня желание иметь с вами дело отпало напрочь.
Видимо, вы чувствуете, что вам уже по силам бороться с миром в одиночку. Это ваше право, и я его искренне уважаю.
На то она и демократия, чтобы делать выбор.

Другие записи в блоге