Как Шопен материализовался в девушку

Женского Гран-при, похоже, не ждал ни один музыкальный эксперт

Это был поистине бой титанов: на втором по значимости (после брюссельского) конкурсе пианистов имени Фредерика Шопена сошлись такие имена, как Мирослав Култышев, юный ас Даниил Трифонов, очень сильный Николай Хозяинов, вторая премия конкурса Рихтера Евгений Божанов (за Болгарию)… На них-то все и ставили. Женского Гран-при, похоже, не ждал ни один музыкальный эксперт. Но судьба в лице жюри распорядилась иначе: золотая медаль — Юлианне Авдеевой.

Женского Гран-при, похоже, не ждал ни один музыкальный эксперт

Мы стали всему этому свидетелями. Видели, как публика буквально “назначила” на первое место нашего Даню Трифонова и австрийца Ингольфа Вундера. Первый понравился своей искренностью, невероятным обаянием юности, когда даже волнение первых минут шло ему в плюс… Второй сыграл невероятно чисто, умудрившись намеками выстроить тонкий художественный образ. Кстати, напомню, что варшавский конкурс целиком монографический — на четырех турах (это месяц, с конца сентября!) играли только Шопена — от этюдов к сонатам.

В игре же Юлианны не распознали События: предположили, что она может разделить с кем-то вторую или третью премии. Авдеева играла чисто, мило, спокойно… Но во время ее исполнения стал странно мерцать в зале Национальной филармонии свет… Это теперь лишь остается догадываться: не указал ли на финалистку сам Шопен, популярность которого в Польше сравнима только с Господом Богом, одного шоколада — десять сортов?

…В ходе короткого общения с прессой Юлианна держалась очень свободно — 25 лет, как будто состоявшаяся артистка, притом что о сольных ее концертах как-то прежде слыхать и не приходилось. Теперь, конечно, у нее будет карьера и в Европе, и в Азии, просто “Шопен” очень причудлив — то ему нравятся длинноногие, длиннорукие блондины, то мальчики а-ля Шопен. Теперь все зависит от Юлианны — как она построит свою жизнь, о чем таком поведает недосказанном… И правда — глядя на нее, вспоминаешь слова англичанина Артура Гидлея: “в отношении интерпретации Шопена стоит вернуться к нему самому: он играл намного проще, чем нам это сегодня кажется”. Сама Юлианна говорит:

— Для меня честь само участие в этом конкурсе! Всегда важно ставить пред собою высокие цели!

Варшава