Им заплатят финалом

Легче долететь до Марса, чем пройти в 3 тур нынешнего «Чайковского»

24.06.2011 в 15:23, просмотров: 3322

Осталось совсем немного. Сегодня – как в хорошем романе – в полночь, в БЗК будут объявлены пятеро (из восьми) участников конкурса пианистов им. Чайковского, которые пройдут в III тур и, по сути, автоматически попадут в места. Ведь регламент предусматривает пять премий (и гран-при), начиная с Первой в 20 000 евро. Но главную победу ребята уже одержат, став лауреатами. А кто сильнее – не суть, явного лидера, способного заткнуть остальных с огромным отрывом, – нет. Да и не может быть в современном фортепианном спорте.

Им заплатят финалом
Филипп Копачевский. Фото: ОРГкомитет конкурса им. Чайковского.

Увы, на момент подписания номера «пятерка» еще не была нам известна. Наши предпочтения, если забыть о всяких геополитических факторах и кто кому ученик, – кореец Чо, Лубянцев и Чернов. Они натуральные. Такие, какие есть. Пусть местами кургузые, не очень округлые в игре, но это – их собственный пианизм, без пряничности, они-то как раз в меньшей степени спортсмены, не считают долей секунд, не бьют проверенно красивым жестом и слезу вышибающим звуком. Они живые. И где-то… непредсказуемые.

Может вполне пройти и ученик Дмитрия Алексеева Александр Романовский. Многим он – после концерта Моцарта – показался суховатым, излишне классическим, однако, пианист очень крепкий, с годами его аскетизм только принесет ему дивиденды. Равно как и Даниилу Трифонову всячески желаю сохранить с возрастом свою подкупающую непосредственность…

Не удивлюсь, если вместе с Чо финал разделит и 25-летняя кореянка Йол Юм Сон, – очень своеобразная, где-то острая… Верно было замечено, что исполнять концерты Моцарта (программа 2-го этапа II тура) на приличном уровне – просто, а вот сыграть их гениально – почти невозможно. Сон, по крайней мере, весь конкурс пыталась «бросить судьбе перчатку», играть на грани…

Немножко скомканное впечатление оставила игра американки Сары Данешпур, кстати, хорошо известной нам по другому конкурсу 2007 года. Дело не в том, что она мажет, а в том, что за нею не читалось всепожирающего вдохновения, желания; Моцарт явно не ее конек… А там – кто знает.

Понаблюдать за игрой своего ученика Филиппа Копачевского в Большой зал пришел сам «ваятель звезд» Сергей Леонидович Доренский с супругой. Неважно себя чувствует, но судьба питомцев, как всегда, превыше всего. Копачевского – принципиально не дающего интервью – весь конкурс назначали в один из трех первых номеров, аппарат очень сильный. И смотреть приятно на его худобу, словно бы с чужого плеча френч, висящие брюки. Моцарта сыграл чересчур «правильно», но если он не пройдет – просто упаду со стула от удивления, это будет тема дня.

Остается лишь добавить, что в III туре (с 27-го) к уже привычному жюри (Воскресенский, Донохоу, Алексеев, Берофф, Дуглас, Овчинников) присоединяются Владимир Ашкенази, Ефим Бронфман и Денис Мацуев. Ему-то – теперь народному артисту России – мы и звоним в Париж.

– Денис, каким должен быть современный пианист?

– Послушай, современный пианист и конкурс Чайковского – две абсолютно разные вещи. У конкурса есть традиции и формат. Вот я уверен, что если таких прославленных мэтров как Софроницкий или Горовиц заставить участвовать в «Чайковском», они не прошли бы дальше первого тура. Потому что были тонкими людьми с ранимой душой. Такие биться не могут – это просто противоречит их личностной сути. А конкурсы все – от Чайковского до какого-нибудь крохотного в итальянской деревушке – подразумевают сражение, на него не все способны. Искусство, переведенное в очки, очень субъективно. Очень жаль, что из-за этого калечатся судьбы, подламываются характеры, сгорают нервы.

А современный пианист… он должен быть абсолютным универсалом, этаким собирательным образом, играющим буквально все направления – от Баха до новой музыки. А не подлаживающий репертуар под себя, бравируя своими возможностями. Не надо бравировать виртуозностью, если ты профи – играй всё, пропуская, разумеется, через свою личность.

Конкурс же, сами понимаете, я комментировать не могу, но ясно, что уровень очень высокий. Уверен, что к следующему XV-му мы достигнем вообще недосягаемого уровня!