«Новая Волна» репрессий

Спецкор «МК» передает из Юрмалы

25.07.2012 в 20:38, просмотров: 14430

Пугачеву не позвали, Киркоров бойкотирует, Собчак не пускают… Зато теперь Верка Сердючка вновь в фаворе, и с нее, похоже, снята «кремлевская порча» за «политнекорректную» «Russia goodbye», спетую на всю Европу в Хельсинки на «Евровидении-2007». Во всяком случае, она задорным, как всегда, веником промела сцену «Новой Волны» на церемонии открытия конкурса, пела «Смайлик» под восторженное поскуливание всех женщин в зале (видимо, тоже брошенных, как и героиня песни), попала в прямой эфир и назначила сама себя новой Музой фестиваля.

«Новая Волна» репрессий
фото: Лилия Шарловская
Новая Муза «Новой Волны».

Зрители, не жалея ладоней, хлопали и подмигивали друг другу с хитрецой во взорах. Мол, эх, Верка, остра на язычок, «Пугачиху поддела» и вообще — юморная. В кулуарах «Славянского базара» недавно и забавно пародировала меня, занозу свою вечную, — не может никак простить заметки «Сердючка попрощалась с Россией», с которой якобы (с заметки, а не песни!) в свое время и начался сыр-бор из-за «Russia goodbye». Не хочет помнить, что первым, кто возмутился последовавшими за песней «политическими репрессиями» и гонениями из телеэфиров, был опять же я с заметкой в «МК». А что было писАть? Что спела «Belorussia goodbye» вместо Раши? Тогда бы ее Лукашенко лично придушил бы на подступах к «Базару» в Витебске, а так — и привечали хлебосольно, и открывали все двери с авансценами, подразумевая, конечно, круглую, как бульба, фигу в кармане.

Но время лечит. Даже кремлевские обиды. Теперь в тренде другие имена и головные боли.

Вот Пугачева Алла свет Борисовна. Не позвали ее, говорит Игорь Яковлевич Крутой (25 июля в «МК»), в Юрмалу, потому как занята наша Примадонна и Живая Легенда собственным фестивальным проектом в Ялте. Чего женщину дергать туда-сюда понапрасну! В сдержанной дипломатической позе чувствуется, конечно, совсем не сдержанная обида и оскорбленное достоинство. Алла поддерживала «Новую Волну» и парила над ней Музой (в том числе тогда, когда и сам конкурс пытались придушить на подступах к федеральным эфирам из-за склок и дрязг в высших телесферах), конечно, от души, но небескорыстно. Пугачева — дама недешевая, и к тому же у нее большая проблема: всегда не хватает трех миллионов (не рублей!). Сама так говорит. Уж на что не хватает — вопрос риторический, особенно для какой-нибудь фанатки — учительницы начальных классов из-под Урюпинска или доярки из Нечерноземья... Но — как есть. Она все-таки госбюджеты не пилит, как «бюрократные людишки» (из ее последней песенки про «высунувшуюся дочку» Собчак), а зарабатывает честным трудом в поте лица.

И тут подвернулся жирный кусок в виде Ялтинского фестиваля с хорошим спонсорским пакетом. Гонорары же в Юрмале, по данным надежных источников, с годами усыхали. Обезьяна из анекдота металась, не зная, как ей разорваться на части, когда царь зверей Лев приказал обитателям леса выстроиться в две шеренги: в одну — умных, в другую — красивых. Алле было намного проще, ее саму готовы были носить на руках — хоть налево, хоть направо. Но ялтинский проект по злой иронии и, возможно, неразумной воле оказался как две капли похож на «старшую сестру» Юрмалу. «Хотя бы какой-то свой креатив придумали!» — пыхтели на «Волне». Но, с другой стороны, — какой? Конкурс — он и в Африке конкурс. Кто-то изобрел новое колесо?

По ходу «страшной разборки» еще случилось и осеннее предвыборное обострение, когда Аллу, взгромоздившуюся на трибуны, не на шутку прорвало с клиническими диагнозами в адрес иных «бюрократных людишек». В результате, «изгнанная» теперь с «Новой Волны», Пугачева еще и намаялась с телеэфирами Ялтинского фестиваля, которому обрубили все федеральные частоты. С трудами и с задержкой в четыре месяца удалось выкроить местечко под Новый год на задворках хоть и столичного, но очень скромного по статусу городского телеканала.

Конечно, трагедии судеб и жизненные драмы прежде гонимых (от Мейерхольда и Мандельштама до Бродского, Солженицына или Нуриева) повторяются, по непреложным законам истории, уже в виде беспомощного фарса и дешевенькой оперетки (как и «недоделанная» диктатура на фоне кровавой сталинщины). И «гонимая Пугачева» превращается в веселенький, как ситчик, колоритный тренд актуального момента, гораздо более живописный даже на фоне все-таки печальной и местами даже драматической истории Верки Сердючки, самопровозгласившейся теперь новой Музой «Новой Волны».

Зато прежнее место «вырезаемой» отовсюду Сердючки теперь феерично заняла Ксения Собчак. Журналисты на пресс-конференции, задавая вопросы Игорю Крутому, проводили параллели. «У нас просто политика ротации ведущих», — хитро щурился г-н Крутой, и этот прищур говорил сам за себя: мол, чего спрашиваете, сами же все понимаете! Журналисты в ответ так же хитро щурились, показывая, что понимают. Маразм крепчал!

фото: Лилия Шарловская
Взвод ведущих фестиваля.

Г-жа Собчак, впрочем, и эту ситуацию, как всегда, сумела обратить в свою пользу. Она просто приехала в Юрмалу и поселилась в особняке одного из учредителей «Новой Волны» Александра Шенкмана. И с таким же хитрым прищуром наблюдала, как отдувается за нее на сцене ратный взвод ведущих — Вера Брежнева, Лера Кудрявцева, Анна Семенович, Иван Дорн, Сергей Лазарев, Александр Ревва. Ревва — Брежневой: «Давай, раздевайся!» Брежнева: «Я не ослышалась?» Ревва: «Ничуть! На древних Олимпиадах все раздевались!» М-да, еще больше начинаешь ценить конкурс «Евровидение», где роль ведущих и их тексты сведены к минимуму...

Как бы организаторы ивента ни делали вид, что все нормально, «Музы» на конкурсе больше не актуальны, но отсутствие Пугачевой вызывает все-таки смутные ощущения потери и недостачи. Этот подтекст разлит в воздухе. Привыкли, значит. К вечным-то ценностям! Удивительно, но такие же смутные ощущения вызывает и отсутствие Филиппа Киркорова, присутствие которого всегда сопровождалось бурлеском скандалов, шумом, гамом, охами и ахами в адрес «зарвавшейся звезды». Но ведь было весело, задорно, жизнь бурлила, и присылались заметки о «коричневой чуме Юрмалы». Зарвавшейся звезды больше нет. Наступила смертная скука и звенящая банальностями пустота!

Филипп, впрочем, сам отправил себя в изгнание, объявив «Новой Волне» бойкот, поэтому имя его здесь не упоминается с особенной многозначительностью. Настолько громкой, что он витает форменным духом отца Гамлета. Причина же — в Тимати, появление которого в Юрмале в традиционном окружении двух бугаев-охранников (принимаемых непосвященными за соратников-рэперов) выглядит еще более комично, чем эмоциональные истерики Фила. От кого охраняется Тимати? Кому он нужен? Филипп если и таскает кого-то за волосы, так по большей части особей альтернативного пола, да и с волосами, если что, у рэпера негусто. Так что зря он так боится. Хотя, конечно, их смачные плевки друг в друга значительно оживили околомузыкальный пейзаж. Однако если Фил пытался (может, и перебрав с нравоучительным тоном — поп-король и все такое) поговорить в «Твиттере» с Тимати (об итогах премии Муз-ТВ) по существу, то в ответ получил от задиристого юнца грубую оплеуху в стиле «пидор конченый». Я бы на месте Фила беззаботно ответил что-нибудь в стиле «чья бы корова мычала», но поп-король загрузился не на шутку и заявил, что теперь ногИ его не будет там, где ступают ноги Тимати. Ноги Тимати ступили в Юрмале. Фил заявил «МК», что в этой ситуации считает правильным, если бы начальник Тимати, композитор и хозяин «Новой Волны» Игорь Крутой, призвал бы подопечного к ответу либо сам за него извинился.

Игорь Крутой в свою очередь сказал, что «они оба хороши и оба неправы», посему влезать в эту тухлую разборку не будет. Его тоже можно понять. И Филиппа можно, который гордо удалился в монастырь в оскорбленных чувствах: «Право Игоря — выбирать и расставлять приоритеты».

фото: Лилия Шарловская
Том Джонс зажег на «Новой Волне» по-молодецки.

Все, кто ничем не был оскорблен, обманут, унижен или отставлен, продолжают беззаботно петь и плясать на сцене «Новой Волны». Откровений, честно говоря, пока немного. Не перечисляя всего, что и так видно в прямом эфире, можно, пожалуй, еще раз сказать о Томе Джонсе, который в свои 72 года вышел на сцену после двух часов разудалого поп-веселья и просто спел. Так, как не поет (не хочет? не может?) у нас никто — ни млад, ни стар. Я бы на месте всей «Новой Волны», всех этих напыщенных «поп-звезд», выплясывавших в этот вечер перед живым Томом Джонсом со своими заезженными фонограммами, отправился на берег серого Балтийского моря и хором бы утопился.

Юрмала.

Смотрите видео по теме: «"Новая Волна". За кадром»
01:47