Поем, танцуем, ворожим

На «Новой Волне» появились культурные особенности

26.07.2012 в 16:34, просмотров: 3831

«Беку Исраилову в Латвии плохо», — с печалью в голосе говорил менеджер киргизского конкурсанта. Весь оргкомитет был готов броситься на помощь и решить проблемы юного таланта, но проблемы эти оказались, прямо скажем, нешуточными. «Бека заставляют танцевать, а в Кыргызстане танцуют только плохие артисты. Бек Исраилов хороший артист, он не танцует, он поет», — возмущался представитель Бека. Возможно, это намекает на то, что на  11-м году проведения конкурса здесь вдруг появились артисты с культурными особенностями, которые вот так сразу и не поймешь.

Поем, танцуем, ворожим
фото: Лилия Шарловская
Александра Барташевич

Со своей стороны можем отметить, что проблема Бека не в танцах. Он голосистый юноша, очень любит петь, но ему катастрофически не хватает убедительности. Впрочем, кому ее здесь хватает? Разве что девушке Айале из Израиля. По крайней мере ее комплекция в сочетании с нарядами и вокалом не позволяет пройти мимо с равнодушным лицом. Она, конечно, похожа на фрик-диву, но, кажется, совсем этого не стесняется, и жюри вроде бы к ней неровно дышит. До сих пор непонятны причины приступа мизантропии у Лаймы Вайкуле, которая в первый конкурсный день поставила израильтянке прохладную девятку, в то время как остальные судьи ставили 11 балов. Не иначе платье, по меркам Лаймы, было не на высший балл.

Высокие оценки Александры Барташевич из Белоруссии, наверное, можно объяснить приступом политкорректности. Все-таки девушка практически из-за «железного занавеса», президент ее страны чуть ли не официально признан стремным типом, его даже в Лондон на Олимпиаду не пустили, а тут культурная миссия, песни про любовь и широкие улыбки от всего сердца. Достаточно ли этого для того, чтобы получить одоброение перегруженных музыкальным опытом судей конкурса? Выясняется, что достаточно.

В последние годы принято считать, что поп-музыка с клеймом «сделано в Украине» — это невероятно круто. Мол, все у них получается лучше, поют с огоньком, здорово записываются и очень свежо смотрятся. За первые дни конкурса в украинке Марии Яремчук нам не удалось рассмотреть ничего из вышеперечисленного. Она, конечно, очень старается, но всем (кроме жюри) известно, что у харизматичной троечницы гораздо больше шансов стать звездой, чем у зубрилки-отличницы. Кстати о харизме. Наша девушка Niloo имеет к этому слову самое прямое отношение. Интересный голос и весьма современное отношение к музыке. Если она уедет отсюда с пустыми руками, появится повод кричать о чудовищной несправедливости.

Мексиканцы Los Rumberos, несмотря на легальное проживание в Америке, добирались до Юрмалы как самые настоящие перебежчики границы. Их арестовывали в нескольких странах, они теряли паспорта и визы, увольняли своего менеджера и выглядели как классические плохие парни. Если бы самая малость этого хулиганства была бы представлена еще и на сцене, то репутация главных мачо конкурса приклеилась бы к ним намертво. Но как скучно они выглядят за работой! Какой-то обезжиренный низкокалорийный продукт, хотя все ждали огненного чили.

Есть подозрения, что девушкам гораздо больше нравится итальянец Констанцо дель Пинто. Он рядится в рок-звезду, похож то ли на молодого Стивена Тайлера, то ли на молодого Владимира Левкина, бывает, фальшивит, но делает это так искренне, что просто купается в овациях. Вполне может взять приз зрительских симпатий.

Если же подводить итоги двух конкурсных дней, то самым правильным словом будет «дефицит». На 11-й «Новой Волне» катастрофически не хватает персонажей, за концерт которых люди пожелали бы заплатить. Очень хочется увидеть нового Интарса Бузулиса, новых JukeBox, нового Ивана Дорна, наконец. Мы очень надеемся, что в оставшиеся конкурсные дни мы заметим что-нибудь в этом роде. А надежда, как известно, умирает последней.

Илья Легостаев, Юрмала.