Затяжной прыжок Алены Свиридовой. ВИДЕО

Певица отмечает 50-летний юбилей на даче

16.08.2012 в 21:13, просмотров: 6980

На этой неделе певице Алене Свиридовой исполнилось 50. Для артистки, к которой до сих пор обращаются в основном «девушка», дата неожиданная. Но для тех, кто хоть немного знает ее биографию, — закономерная. Ведь свою певческую карьеру она начала не после школы. Успела поработать в Минском драматическом театре, прежде чем ее заметили люди из Москвы, ставшие впоследствии ее друзьями. Успех в столице пришел практически мгновенно, а ее «Розовый фламинго — дитя заката» стал не просто хитом сезона, сокрушив абсолютно все хит-парады страны, включая ZD Charts, но и песней-символом, настоящим большим стартом для певицы, кинетическая энергия от которого до сих пор пульсирует в музыкальной атмосфере дня. С тех пор г-жу Свиридову особо представлять и объяснять, кто она такая, не нужно. Она регулярно выстреливает хитами, альбомы для нее не такая уж и редкость — раз в три-четыре года, как положено. Недавно исполнилась ее давняя мечта, поп-звезда обзавелась дачей в Керчи, где родилась. Все лето певица проводит там. Поздравления от «МК» она принимала так же, сидя в своем собственном саду, где позднее в окружении друзей и близких развернулось шумное, радостное, хлебосольное торжество по случаю круглой даты, а заряженное солнцем крымское вино не просто лилось рекой, а гудело форменным морским прибоем…

Затяжной прыжок Алены Свиридовой. ВИДЕО

— Какие ощущения, Алена? Ведь для любой женщины такая дата в чем-то страшная и пугающая.

— Поэтому к ней нужно готовиться заранее! Какой бы самоуверенной ты ни казалась, ты не можешь ассоциировать себя с этой цифрой. Целый год я пыталась ее на себя надеть и за это время как-то примирилась. Даже написала дату своего рождения у себя на сайте, чего раньше не делала. Наверное, я себя правильно подготовила, потому что сейчас это меня уже просто веселит. Особых сигналов, что могила не за горами, я не чувствую, хочется жить и веселиться, куда-то ездить, что-то делать, ощущение, что вся жизнь впереди. Я знаю примеры, когда люди в весьма почтенном возрасте выглядят и чувствуют себя хорошо, и, глядя на них, становится уже не так страшно... Мы все пройдем этот путь. Когда ты молод, ты этого, конечно, не понимаешь. Ведь все, кто будет кричать, что я старая калоша, все равно пойдут по этой дороге. А я оттуда буду показывать им язык, потому что мне уже не страшно, а им еще страшно. Это как прыгнуть с парашютом. Боишься, пока садишься в самолет, поднимаешься, потом дают команду, и ты на полусогнутых идешь к этому люку... А когда прыгнул, ты испытал освобождение, вот со мной произошло то же самое.

— Как будете отмечать?

— Приезжают все мои родственники, ближайшие друзья, и мы делаем дома, здесь, в Керчи, вечеринку «Канны-2012». Канны — потому что поселок, где я живу, называется Капканы. Убираем первый слог, получаем «Каны», а если даже и оставляем «кап», то ничего страшного, потому что с французского «cap» переводится как «мыс». О поездке в мой дом мы говорим исключительно, что едем в Канны, — смеется Алена.

— Насколько в этом домике все так, как вам хотелось: со старым садом, морем... Отражает вашу мечту?

— Отражает. Покупка и ремонт происходили интуитивно и очень быстро. Наверное, потому, что подсознательно я все заранее знала. Сознательно я не понимала, приехала, и началось: тут подделать, тут подкрасить, тут подстроить... Домик получился действительно как из детства. Он маленький, но, как выяснилось, этого вполне достаточно — всем хватает места. Вот сейчас я его убирала, и это было несложно. В нем много прикольных вещей, которые я покупаю на блошиных рынках. На потолке очень красивая лепнина — огромная гипсовая звезда с цветами. Она осталась еще с давних времен. Просыпаюсь и сразу с ней встречаюсь, что называется. Хорошие старые деревянные двери...

фото: Сергей Иванов
Шоу-бизнес — все равно, что скоростной спуск по горнолыжной трассе.

— Белой красочкой выкрашены?

— Да, все беленькое, все чистенькое. Дом хорошо проветривается, здесь всегда прохладно, так что кондиционером почти не пользуюсь. Чисто интуитивно я выбрала очень хорошее место. Здесь внизу море, с которого дует ветер. Очень-очень красиво! Все, кто приезжает, кричат: «А-а-а-а-а! Остаемся!». А что? Давайте сделаем Канны-2, в конце концов, когда Брижит Бардо приехала в Сан-Тропе, это была глухая деревня...

— И как вы там время проводите?

— Утром идем на море, неподалеку есть небольшой причал, где можно кататься на виндсерфе, лодку я ремонтирую... До жары у нас морские развлечения — матрасы, ласты-маски. Потом едем на рынок, занимаемся с ребенком музыкой, сама могу что-то пописать-почитать-посмотреть. Неподалеку живут мои двоюродные сестра и брат, они очень веселые, мы постоянно собираемся, устраиваем «детсадовские» вечеринки, как мы это называем, потому что мы ужасно хохочем, бесимся... У нас никто не повзрослел в семье — это очень хорошо. Сейчас приехали родственники из Севастополя, из Израиля, дети... Сумасшедший дом, но это здорово!

— Вы теперь в Крыму весь год?

— Это моя дача, летняя база. Отсюда езжу на гастроли и съемки, везде, куда нужно. Приезжаем сюда, когда заканчивается учебный год у Гриши. Соответственно, к 1 сентября сворачиваем отдых, трем от боли сердце, фотографируем, потом всю зиму вспоминаем.

фото: Лилия Шарловская
Зрелые артисты всегда с радостью опекали девушку Алену.

— Недавно вы сказали — то, что раньше в шоу-бизнесе вам казалось счастьем, вы увидели как мыльный пузырь. Не перечеркивает ли эта фраза все 20 лет вашей карьеры?

— Не перечеркивает, может, просто громко сказано... С возрастом ты понимаешь какие-то базовые вещи, которые останутся с тобой надолго. Песни хорошие, что ты написал, останутся. А слава — вещь непостоянная, она может уйти, как бывает со многими. Молодость тоже, к сожалению, может уйти. Светские тусовки, которые казались очень интересными, я теперь воспринимаю как пустое времяпрепровождение, хотя, безусловно, бывают и полезные... Я постоянно хожу на премьеры, на мероприятия, связанные с искусством, на выставки. В 30 лет мне казалось, что важнее карьеры нет ничего на свете. Теперь я понимаю, что есть еще масса других вещей, которые очень-очень важны.

— Вы и попали-то в шоу-бизнес не 15-летней девочкой, вам как раз около 30 и было.

— Да, когда я приехала в Москву, мне было 29 лет, и слава богу! Может, если бы мне было 20, психика бы не выдержала, потому что я очень быстро стала популярной. Как правило, звездная болезнь многим молодым срывает крышу. Я всегда понимала, чего хочу: делать то, что мне нравится, и получать за это деньги. И мне это удавалось. Может быть, просто везло с людьми. Я ведь не могу дружить с кем-то только потому, что этот человек может быть мне полезен. Я дружу, потому что мне весело и интересно. И ко мне люди относились всегда искренне, так же, как и я к ним. Недавно меня спросили, какие преимущества в зрелом возрасте. Я очень хорошо подумала... Никаких. В 20 лет я все делала интуитивно, просто по зову сердца и попадала куда надо. Сейчас я принимаю решения, долго обдумываю каждый шаг. Негативный жизненный опыт все время что-то подсказывает и советует. Здесь хочется процитировать Омара Хайяма: «Мне известно, что мне ничего не известно. Вот последний секрет из постигнутых мной». В 20 лет я была уверена в том, что я умная. Сейчас я в этом очень сильно сомневаюсь.

— Кроме вас, не знаю ни одного поп-артиста у нас, который самостоятельно написал бы автобиографию. Обычно все обращаются к редакторам, что-то надиктовывают, те это как-то склеивают, потом получается нечто такое, что неприлично дома в шкафу держать. А ваша книга выглядит как цельное и приятное литературное произведение независимо от того, что его написала известная артистка о себе.

— Спасибо большое, мне очень нравится, когда хвалят мою книжку. От этого я получаю в миллион раз больше удовольствия, нежели когда хвалят мои песни. Может, потому, что песен у меня много, а книжка одна. Книжки писать очень интересно, но очень тяжело физически. Нужно себя заставлять постоянно и регулярно работать, как делали все писатели. Я, конечно же, надеюсь, что книжка у меня будет не одна. Столько раз обещала всем следующую, что уже противно иногда делается — какая я ленивая свинья! Поскольку я сейчас мать восьмилетнего сына, который тоже «ленивая свинья», и я понимаю, что надо с этим бороться, я столько угрохиваю сил, чтобы заниматься с ним, что потом могу только отдыхать. В моей любимой книжке «Алиса в Стране чудес», когда Алиса с Королевой быстро-быстро бегут и все время остаются на одном месте, Алиса спрашивает: «Мы же все время на одном месте!» — «Конечно, милочка, что ж ты хотела?» — «А как попасть в другое место?» — «Чтобы попасть в другое место, нужно бежать по крайней мере в три раза быстрее!». Действительно, для того, чтобы что-то еще делать, нужно быть работоспособнее раза в три, чем я. Просто ставить себе реально какой-то режим дня, идти по нему, и тогда получится все, что ты задумал.

фото: Лилия Шарловская

— По крайней мере, вы знаете рецепт.

— Да, но только все никак не начну. Все время говорю себе: с завтрашнего дня... Это ужасно, очень стыдно, я от этого недостатка не избавилась до сих пор.

— Способны ли люди вас удивлять?

— В принципе люди достаточно предсказуемы, за исключением гениев, которые действительно могут так вильнуть, что ты их никак не просчитаешь. Люди меня удивляют светлой душой и большим позитивом при очень тяжелых условиях задачи. Совсем недавно меня в Керчи познакомили с одной парой. Оба сорокалетние, он — охотник и смотритель местных охотничьих угодий, она занимается хозяйством. А хозяйство у них — настоящий колхоз! Там коровы, свиньи, козы, кролики, куры, гуси, собаки, кошки... трактора, машины, мотоциклы. Огромный-огромный огород — поле до горизонта... И в семье их всего четыре человека. Они такие классные! Она потрясающе красивая женщина. Это гармоничная, счастливая семейная пара. Они не понимают, когда люди говорят, что у них нет денег или нет условий. Тут земли полно, пожалуйста, приезжайте — работайте! Я вот этой работоспособности удивляюсь... Я бы умерла через день! А они это делают легко и с радостью. И так любят людей вокруг... Для меня это была очень удивительная, вдохновляющая встреча. Я до сих пор в восторге нахожусь. Когда встречаешь таких людей, понимаешь, что тоже хочешь все успевать и много чего делать.

— Наверное, и список «мечт» есть, которые нужно успеть?

— Да-да, напридумывала всего. Но когда я начинаю говорить и все озвучиваю, результаты как-то отдаляются. На ближайшие два года очень много запланировано. Основное дело—это концерт, посвященный 20-летию моей творческой деятельности. Там будут участвовать мои друзья, только мужчины. Семеро. Семь — магическое такое число.

— По каким критериям вы выбирали эту великолепную семерку?

— Это люди, с которыми я начинала, которые всегда были для меня маяком. Когда приехала в Москву, первым делом с ними задружилась. Как-то у меня с мужчинами легче складываются отношения, друзья в основном мужчины. Один у нас только будет молодой — Дима Билан, ну очень он талантливый.

— Вы думали над своим идеалом мужчины?

— Ах... Это из серии: если к носу Ивана Петровича прибавить бакенбарды Ивана Сергеевича... Сама не идеальная, сложно было бы требовать. Мой идеал, наверное, мало отличается от того, что все женщины себе придумывают: умный, красивый, веселый, легкий на подъем, талантливый, что-то умеющий делать. Правда, потом приходится вычеркивать некоторые пункты, потому что в реальной жизни такого не бывает. Надо видеть достоинства и закрывать глаза на недостатки.

фото: Владимир Чистяков

— За что вы благодарны своим бывшим мужьям?

— За то, что я их любила, и они любили меня. Это очень сильное чувство. Это жизненный опыт, который мне очень дорог, даже если он был негативным. Трагедии позволяют сбросить жирок с души (и с попы, кстати!), встрепенуться и что-то сделать интересное.

— В последнее время рядом с вашим именем не фигурирует мужское. Либо вы сейчас находитесь в ожидании новой любви, либо вы от нас что-то скрываете?

— Я зареклась заниматься публичными излияниями. Это всегда плохо кончается. Еще года четыре назад пообещала себе, что буду молчать, как партизан на допросе. Поэтому вы ничего и не знаете. Я суеверная, потому что как только в прессе начинаются вздохи: «Ах, как мы друг друга любим! Как нам хорошо!» — жди ближайшего развода, к гадалке не ходи. Помните, у Шекспира сонет: «Торгует чувством тот, кто перед светом всю душу выставляет напоказ»? Так что не будем торговать чувствами.

— Вы всегда были одной из самых стильных женщин на эстраде. Какой из собственных образов вам нравится больше всего?

— Я себя наконец почувствовала женщиной только после того, как у меня родился второй ребенок. Это 8 лет назад произошло. До этого я себя чувствовала подростком, мальчиком... Женственности во мне было мало. Если даже она присутствует на фотографиях или на съемках, это работа стилиста. Меня оденут, снимут, сфотографируют, а потом я опять лезу в идиотские штаны. У меня была куча идиотской обуви, дурацких ботинок, мне нравились странные вещи с легкой придурью, что называется. А потом реально, видимо, изменился гормональный фон, я стала намного мягче, женственнее, мне стали нравиться платья, стричься не хочется. Фигура изменилась, я стала более округлая, а была худая, угловатая. Все в свое время пришло. Мне хочется классической красоты. Иногда вижу дурацкую маечку с неприличной надписью, так и тянет к ней, но тут же бью себя по рукам — нет, хватит!

— И напоследок самый юбилейный вопрос: вы определились со смыслом жизни?

— Наверное, он в том, чтобы что-то хорошее сделать, в созидании, а не в разрушении. Это простые истины, ведь вся мудрость давно известна, просто мы проходим мимо очевидных вещей, не видя их. У нас пока не хватает ума постичь вселенную, не могу ее представить себе, как ни пытаюсь. Многие вещи мы не воспринимаем, потому что у нас старая операционная система. С точки зрения личности наша жизнь настолько быстротечна... Поэтому то, что мы можем постичь, это весьма понятно — созидание, любовь. Песню написать, борщ приготовить, расчистить свалку, посадить дерево, чтоб стало лучше, красивее. Это так просто, и это такое колоссальное удовольствие!