«Автомат я в руки не возьму»

Глава Госоркестра Владимир Юровский предупредил о тяжелых временах

04.09.2012 в 18:38, просмотров: 3387

Во вторник в Клину возобновили красивую старинную традицию — всех поступивших в Мерзляковское училище торжественно принимать в студенты в стенах дома-музея Петра Чайковского. После таинства вручения корочек Госоркестр п/р своего нового главкома Владимира Юровского дал концерт, по сути открыв им сезон. До первого взмаха палочки бывший студент Мерзляковки Юровский со сцены сказал: «Жизнь становится все сложнее и сложнее. Тогда, 25 лет назад, когда мы поступали в Мерзляковку, казалось, что наступил самый тяжелый период в судьбе страны. Но мы заблуждались. Это были цветочки. Вам будете труднее, чем нам. Но знайте: музыка — это средство выживания!». После десятиминутных аплодисментов стоя, я беру Владимира Юровского за рукав:

«Автомат я в руки не возьму»
фото: Ян Смирницкий

— Вы сказали замечательную фразу — «искусство может быть беспартийным, но оно не должно быть бессовестным»: не пугает ли вас то, что происходит в стране?

— Очень пугает и очень огорчает. И фатально напоминает ситуацию начала 90-х, как раз когда я из страны уехал, когда Россия была приведена на грань гражданской войны. К сожалению, сейчас, уже на ином историческом витке, ситуация повторяется. Вроде бы надо надеяться на лучшее, но...

— ...не получается? Музыканту в этом смысле проще — можно легко уехать.

— Да, но дело в том, что мир очень изменился: российские проблемы уже не являются сугубо локальными, национальными. Понимаете, от глобального потепления никуда не спрячешься, даже на полюсе. Всё глобализовалось. И то, что вижу, слышу и чувствую в России, меня очень огорчает и настораживает. Но я не знаю, как этому противостоять, как помочь, кроме того, чем мы и так занимаемся...

— Может ли классический музыкант активно высказывать свою гражданскую позицию, не только играя, но и словами?

— Может и должен, но мы — не профессиональные политики и не можем использовать данную нам трибуну для проведения в жизнь каких-то политических партийных интересов.

— Но если вы пойдете супротив власти, она моментально перекроет вам все крантики... А у нас все большие музыканты сегодня зависимы от власти.

— Ситуация не нова, от власти музыканты были зависимы во все времена и во всех странах, тем не менее некоторые находили в себе силы этой власти противостоять там, где она совершала неправедные шаги. И такие примеры мы найдем в XIX веке, в XX, в совсем недавнее время... это вопрос индивидуального выбора.

— То есть вы не побоитесь противостоять, если дело зайдет о принципе и о совести?

— В силу данных мне инструментов воздействия на людей — я не побоюсь. Я, по крайней мере, никогда не боялся говорить то, что я думаю. И право на эту роскошь хочу за собой сохранить при любом режиме. Другое дело, возьму ли я в руки когда-нибудь автомат? Думаю, что не возьму.

— Теперь о Госоркестре: вы в него «вжились», притерлись, он — ваш?

— Мы приживаемся, идет процесс совместного сотворчества, мы ищем пути друг к другу и находим их в гораздо большей степени, чем это было в ноябре прошлого года. То есть «процесс пошел». В этом сезоне в Москве будет семь концертов.