«Индюшата 2012»: новые нахалы раздавили реальность

В среду в московском клубе «16 тонн» завершился двухдневный финал рок-фестиваля «Индюшата»

06.09.2012 в 20:25, просмотров: 4908

Несмотря на свое «бройлерное», оттого и несерьезное на слух название, мероприятие это крайне важное и ответственное, а сам рок-фестиваль, старейший в стране, давно обрел статус культового. Название, однако, происходит от вполне серьезного и музыкального термина «инди», а «инди», в свою очередь, не из Индии, конечно, а от independent, то есть «независимый». Таким образом, фестиваль взвалил на себя и тяжелую, и ответственную, и благородную ношу поиска и продвижения молодых (еще «индюшачьих») рок-талантов, которые «абсолютно» независимы, может быть, не столько по причине своей бунтарской рок-натуры, сколько оттого, что еще не успели вляпаться в объятия большого шоу-бизнеса. Впрочем, «индюшачьи» выпускники частенько становятся впоследствии видными и востребованными рок-фаворитами, оттого градус интереса к каждому фестивалю, особенно у музыкальных журналистов и «профильной» публики зашкаливает. Так было и в этот раз. «Звуковая дорожка» решила не только познакомить читателей с победителями, но и немного углубиться в историю старейшего в стране рок-фестиваля.

«Индюшата 2012»: новые нахалы раздавили реальность
«GuntanoMo» с лучшей песней фестиваля «Выхода нет».

ЗОНА РИСКОВАННОГО РОК-ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

(«Демонстрировать неизвестные науке группы»)

В видавшем лучшие времена советско-тверском Доме пионеров, на фоне декораций из детских сказок музыкант в клетчатой рубашке и драных джинсах просверливает дрелью и распиливает бензопилой канистры из-под бензина, а его сотоварищи по питерской группе «Монумент страха» разбивают вдребезги барабаны. Мелькают за сценой удивленные шумовым беспределом лица приезжих из двух столиц журналистов, восторг «скованной одной цепью» публики, ярость местной администрации. Так двадцать лет назад начинались «Индюшата» — фестиваль без правил и авторитетов. В 90-х он беспокойно кочевал из Твери в Орехово-Зуево, из Саратова в Москву. В какой-то момент казалось, что его (вместе со всем отечественным рок-движением) сожрал Великий рок-н-ролльный кризис. Но кризис в итоге поперхнулся (два раза), а фестиваль остался.

— После затянувшейся паузы «Индюшата» переехали в столицу и окончательно определились со своей драматургией, — декларирует концепцию фестиваля его идеолог, журналист и промоутер Александр Кушнир. — Мы стали демонстрировать музыкальной индустрии неизвестные науке группы, приехавшие в Москву впервые. Такой в своем роде аналог кинофестиваля «Дебют». Мы ориентируемся на новую и сверхновую музыку, актуальные аранжировки и модный саунд. Эклектика полная — от трип-хопа до брит-рока, от рэпа до синти-попа... Это попытка заглянуть в завтрашний день российской рок-н-ролльной сцены, еще одна лишенная здравой житейской логики попытка создать миниатюрную модель идеального музыкального мира, каким он не будет никогда.

Как правило, последние несколько лет «Индюшата» проходят в начале осени и венчают собой триаду летних рок-фестивалей — «Степной Волк», «Стереолето», «Пикник Афиши». Как правило, группы, замеченные на «Индюшатах», затем плавно перекочевывают в крупнейшие летние акции следующего года. Такой вот круговорот артистов в природе. Вечный двигатель, если хотите.

Ставка г-на Кушнира на «темных лошадок» выглядит в глазах любопытных критиков и наблюдателей «своеобразной зоной рискованного земледелия» — кто-то, возможно, окажется новым «нахалом» и калифом на час, кто-то «выстрелит» на андеграундной сцене, громко и мощно — как харьковская «Казма-Казма», киевские «Раббота Хо» и «Иванов Даун» в далеких 90-х.

«Индюшата» последних нескольких лет стали не менее радикальны, но еще более щедры на открытия. К примеру, победители «урожая 2010 года» уральские «Обе две» собирают сейчас многотысячные залы, питерская вокалистка французской группы «Novelle Vague» Женя Любич прописалась в музыкальных эфирах Первого канала, а Кира Лао и «Зима всегда» стали любимцами рок-критиков. Последние, к слову, бодро посещают эту инди-акцию, анонсируя со сцены полюбившиеся коллективы.

НА ЯЗЫКЕ BEATLES, ИЛИ СПЛОШНАЯ ЗАСАДА

(Тенденции и ожидания)

За двадцать лет «Индюшата» превратились в своеобразную выставку достижений «народного рок-хозяйства» — все сюрпризы и гипотетические «прорывы» будущих сезонов можно увидеть буквально за два вечера. Все это напоминает научную конференцию или «круглый стол», где участниками дискуссий и виртуальной полемики становятся как критики, так и музыканты. Не «Славянский базар», не «Новая волна» и даже не «Нашествие». Цели и задачи здесь выглядят кардинально иными.

— В рамках «Индюшат» акцент делается на самобытность, энергетику и свежую, зачастую маргинальную музыку, — пояснил для «ЗД» суть нюансов рок-идеолог Кушнир. — Никаких лозунгов и революций! В своем роде это интуитивное продолжение поэтической линии «Мумий Тролля», про которого еще в 90-х писали как об «идеологе абсолютной неидеологичности». Такой вот своеобразный российский ответ международному движению «Rock In Opposition». И если академическую музыку принято слушать, например, в консерватории, то новейший пост-инди-рок — в рамках этой ежегодной акции.

В этом году организаторов фестиваля ожидал загадочный сюрприз. Нежданно-негаданно выяснилось, что из нескольких сотен групп, приславших свои записи, примерно две трети музыкантов резко запели на английском языке. И виделась в этом великая засада: отечественные артисты, поющие на иностранном языке, собирали в последние годы на сольных концертах публику в 200–300 человек максимум. На Западе, как оказалось, их тоже не сильно ждут — максимум пара-тройка летних фестивалей и небольшой клуб на окраине Лондона с публикой из русских эмигрантов.

— В России получается революционная ситуация чистой воды, — шутит г-н Кушнир. — Либо наш народ резко выучит английский, что смешно, либо западные мейджоры зафрахтуют небольшой сегмент рынка для выходцев из Восточной Европы. В это тем более верится с большим трудом. Таким образом, Интернет создал у музыкантов иллюзию, что мы тоже можем, как «U2». Но пока почему-то не получается. Одним словом, сплошная засада. Поэтому с огромным трудом из дюжины групп, выступавших на «Индюшатах», нам удалось отобрать половину русскоязычных артистов. Остальные пели на языке «Beatles» и Оскара Уайльда...

Фестиваль этого года был посвящен памяти ушедшего летом из жизни скрипача курёхинской «Поп-Механики» Алексея Заливалова. Его сын Игорь Заливалов, тоже скрипач от Бога, выступал на «Индюшатах» в составе питерской группы «Sofia Bridge», исполнявшей смесь трип-хопа, джаз-рэпа и фолк-рока. На фестивале их нетривиальный музыкальный концепт и впадающую в нирвану вокалистку Софию заметили. Буквально через месяц питерцы будут выступать в Москве вместе с самобытной артисткой из Африки по имени Nneka, которую журналисты «Sunday Times» окрестили в этом году «одной из лучших соул-певиц планеты». Так работает основной принцип рок-феста: показать, познакомить и запустить артистов в кругосветное путешествие. Иногда эта иллюзия становится реальностью.

КАТАРСИСОМ ПО ТЕЛЕКАМЕРАМ

(Открытия, откровения и победители «Индюшат 2012»)

Два дня на сцене «Индюшат» «глаголом жгли сердца людей» говорливые отличницы из Москвы «Jet Kids», сумасшедшие воронежские электронщики из «Skill Toys», прыгающая до потолка Юля из минской «U.G.oslavia», питерские синти-рокеры «The UPS!», свалившиеся из космоса интеллектуалы «Другое дело» и яркий глэм-прорыв под названием «Clover Club». Последние — «банда» филологов из Белоруссии, чья клавишница Наташа очаровала критиков и секьюрити, а вокалистка по имени Патрик разбрасывала конфетти, пела в мегафон и за кулисами призналась в неистребимом желании выступить на фестивале в Гластонбери.

Главных открытий на этот раз оказалось пять. Группа из Костромы «Alter E.G.O» с мощным хитом про «Анну» и с похожей на Яну Чурикову вокалисткой Аленой Орленко стали победителями интернет-голосования.

Пятерка академических музыкантов из обнесенного колючей проволокой Северска под названием «GuntanoMo» раскачали зал сибирским рэпом, раздачей «таблеток в виде слоников» с собственными произведениями на DVD и завершили деструкцию «лучшей песней фестиваля» «Выхода нет», которую, несмотря на жесткую ненормативную лексику, подпевали все зрители.

Приз зрительских симпатий завоевала казахская команда «Cardio Beat», чьи поклонники с необычайными для нынешних времен восторгами подпевали гимнам в духе лучших времен «Сегодня ночью» и «Нашего радио». У харизматичного вокалиста Володи Золотухина есть все шансы стать кумиром рок-н-ролльных площадок любых размеров — при соответствующем внимании лидеров отечественной музиндустрии.

Cardio Beat — приз зрительских симпатий.

Кульминация фестиваля происходила ближе к полуночи. Глядя на вокалистку томского трио «JackWood» Сашу Клокову, в голову лезли ассоциации с молодой Патти Смит, такой, какой она была на фотографиях Мэплторпа. Фотографии мелькали перед глазами, как мультипликационные кальки... Это был шок и трепет — иначе как шаманской практикой подобное назвать трудно. Руки, глаза, вибрации... Пронзительный (точнее будет — пронзающий) вокал, вызывающий странное чувство под кожей — что-то электрически-теплое. В общем, страшное удовольствие, ведущее зрителя к катарсису. И катарсис произошел! Микрофонная стойка полетела cо сцены в зал, метко разбив телекамеру, а первобытные и хищные ритм-блюзы просто раздавили реальность. Результат — бесспорное «Гран-при» фестиваля.

«The Dog» — лучшее шоу «Индюшат 2012».

Последними на «Индюшатах» выступали «The Dog» из Москвы, которые, по слухам, играли второй концерт в жизни. Глядя на лысого двухметрового гитариста Егора Васильева, выступавшего еще на фестивале 2008 г. в составе группы «Overrun», подумалось про «деревянных солдат Урфина Джюса». В живом выступлении из всей «Собаки», признанной «лучшим шоу фестиваля», хороша была даже не сексапильная вокалистка Женя, а именно гитарист. Он был суров, но жутко органичен — даже в том, как вдребезги ломал в финале гитару... В этом эпатаже и провокационности читалась неподдельная честность. В этом, пожалуй, заключена и вся суть фестиваля «Индюшата 2012» в целом. Как сказал в финале действа г-н Кушнир, «если нам всем повезет, встретимся через год».