В суде дали РАО-шоу

Глава филармонии Алексей Шалашов: «Почему композиторы до сих пор не получили переведенных нами денег?»

В Мосгорсуде продолжаются слушания по иску Российского авторского общества к Московской филармонии о якобы недоплате композиторского вознаграждения: суть в том, что под охрану подпадают только авторы, со дня смерти которых прошло менее 70 лет (или они живы), предмет спора — сам принцип расчета авторских. РАО настаивает на том, что если в концерте охраняемый автор звучал с Моцартом и Бахом (а так обычно и бывает), то сумма должна рассчитываться с учетом всех исполненных опусов. «Но с какой стати нам платить РАО за Моцарта?» — резонно восклицают филармонисты. Новое заседание перенесено на 8 ноября.

Глава филармонии Алексей Шалашов: «Почему композиторы до сих пор не получили переведенных нами денег?»

У читателя резонно возникнет вопрос: а как надо считать по закону? Вот тут и закавыка. Дело в том, что по старому постановлению правительства 1994 года было принято брать авторские за весь концерт. Но однажды филармония, увидев, что какой-нибудь наш современник звучал лишь 5 минут в двухчасовом концерте, а платить надо за все, решила положить этому конец. И рассчитала гонорары по-своему. Мало того: в этом году филармония уже выиграла суд, в котором норма, прописанная в постановлении 1994 года, была признана недействительной. Было доказано, что она входит в противоречие с IV частью Гражданского кодекса, принятого в 2006-м, где черным по белому записано, что платить надо только за охраняемые опусы.

Однако РАО продолжает упираться, ссылаясь на пролонгацию по умолчанию ранее подписанных (до принятия четвертой части ГК) договоров с авторами, опирающихся на стародавнюю норму. Через эти договоры РАО пытается создать прецедент, чтоб новая норма так и не заработала. И 16-го состоялось весьма эмоциональное заседание. Как нам сообщили юристы филармонии, судья задал представителям РАО вполне конкретный вопрос: так что, вы фактически берете вознаграждение с неохраняемых произведений? РАО всячески уворачивалось от прямого ответа, говоря, что надо исполнять постановление. Судья повторял свой вопрос. И опять та же история... увертки, увертки.

Но выяснились и еще два неприятных для композиторов момента. Оказалось, что РАО временно приостановило выплаты авторам (как раз до выяснения принципа расчета):

— Мы выборочно взяли все свои перечисления за охраняемые произведения конкретным композиторам, — говорит глава филармонии Алексей Шалашов, — и начали этих композиторов обзванивать. Так вот никто из них не получил ни копейки за исполненные опусы, причем из давным-давно, год-два, как перечисленных нами денег. РАО так и говорит: как считать, мы не знаем, поэтому ничего не перечисляем.

— Композиторы любят жаловаться, что все эти выплаты — все равно копейки...

— Филармония перечисляет совсем не копейки. Это не копейки, если автор регулярно исполняется, даже притом что РАО берет свои 20% (или на сколько договоритесь). Существует методика, которую не захотело принять РАО, но сделал Союз концертных организаций России, по которой сумма гонорара рассчитывается в зависимости от длительности звучания опуса. Условно говоря, если неохраняемая симфония звучит 30 минут, а охраняемое произведение — 10 минут, то сумма рассчитывается как три четверти и одна четверть от ставки (причем филармония не оспаривает ставки, которые были прописаны в постановлении: 10% от сбора за крупную форму и 5% за малую). Второй очень странный момент — это обязательная регистрация нового произведения на сайте РАО: «РАО обязано выплачивать авторские всем: и тем, кто состоит в этой организации, и тем, кто вообще не состоит. Они обязаны автора искать. А теперь получается, что сам автор должен разыскивать РАО».