История украденного поцелуя

В театре на Серпуховке изучают первую любовь

15.03.2013 в 17:14, просмотров: 4355

Что ответить подростку, если он спросит про любовь или, того хуже, про поцелуй? Подростка, как мелюзгу, рано интересующуюся проблемами деторождения, не обманешь и «лапшу» про капусту и аиста-рецидивиста на уши не навешаешь. А человека уже с 12–13 лет разрывает изнутри, как гной прыщи, и он не понимает, почему и что с этим делать? Самое первое чувство — первую любовь, первый поцелуй, который, оказывается, можно украсть, — подробно и художественно изучают в «Театриуме на Серпуховке» в спектакле «Они поженились, и у них было много...». Совместный российско-французский проект, похоже, стал первой в нашей театральной практике копродукцией для подростков.

История украденного поцелуя

«Они поженились, и у них было много…» начинается прямо в фойе «Театриума», где с «плазмы» некие молодые люди рассказывают о своей первой любви — в детском саду, в школе, а одна девушка уверяет, что первая любовь живет в ней по сей день. Подростки слушают, обмениваются знаками, но при этом глупо не хихикают. Как они не похожи на своих сверстников тридцатилетней давности: свободные, современно одетые, а не затянутые в униформу… Дети XXI века, для которых стало нормой то, что еще для их родителей было табуированным. И как говорить с этими ребятами современным языком о таинстве любви, не превращая эту тему в инструктаж по безопасному сексу? Оказывается — очень даже возможно.

— Ты плачешь?

— Моя невеста уехала на другой край света.

— И поэтому ты плачешь?

— Может, я никогда ее больше не увижу…

— Не бери в голову.

— Легко сказать.

— Если она уехала на другой край света, значит, она сейчас как раз позади тебя. Земля ведь круглая...

Такой диалог ведет смешная пара в круге света — на крупном плане ее острый птичий профиль и его пижонистая фигура. Потом выйдет следующая пара, еще одна и еще... А блондинка в многослойной юбке и молчаливая пианистка окажутся лишними — как это часто бывает в любовных историях, всегда кто-то обижен...

Авторы спектакля «Они поженились, и у них было много…» (кстати, чего много? Детей? Приключений? Чувств? Ссор?) драматург Филипп Дорен и режиссер Сильвиан Фортюни придумали историю, которую вначале сыграли у себя во Франции. А потом перенесли в Россию, написав, по сути, новую пьесу и сделав новый спектакль — весьма непростое по форме театральное представление, в котором соединены драма, танец, музыка, перформанс и даже фольклорная игра. Единого сюжета нет — вместо него мозаика сценок, в которых юноши и девушки знакомятся, ссорятся, общаются и даже целуются. И каждая начинается уже с высокого эмоционального градуса — никакой раскачки.

— А ты хоть знаешь, что такое идеальное согласие? Это когда девушка начинает свой путь из города Набережные Челны, который на Волге, 20 декабря 1980 года пополудни, а парень из Новосибирска, что в Сибири, — 15 декабря 1980 года. И 25 декабря 1981 года ровно в полночь (!) у лифта на седьмом этаже дома в Москве (!) их губы точнехонько встречаются (!).

Поцелуй можно украсть и передать другому персонажу, все они одновременно узнаваемы и типизированы. Вот этот мальчик (он называет себя Суженый) — романтик, верящий в любовь, потерявший невесту, которая убежала от него на край света. Смешно? Очень. Трогательно? До слез. А этот паренек — в вечном поиске. Он мчится навстречу приключениям — даже сапоги специальные надел. На эти красные сапоги потом будут претендовать и другие участники спектакля. Кстати, в ритуале надевания сапог, совершающемся по принципу флешмоба, не только формальная игра. Это своего рода символ жажды странствий, которая так свойственна юности. Одна девчонка привыкла быть главной, и ее ничем не смутишь — она сама заставит смутиться любого. Рядом — совсем другая: в себя не верит, но так хочет быть красивой и заметной. В спектакле очень тонко подана эротическая тема, которую сегодня в серьезном разговоре с детьми о любви замалчивать глупо и даже преступно. Скрытые занавесом мальчик и девочка ведут беседу — наивную, но полную искреннего гендерного интереса друг к другу: можно я сяду здесь? А можно я положу руку сюда? Восемь артистов играют удивительно тонко и при этом остроумно. Мария Павлова, Эльвира и Женя Казанцевы, Евгений Мишечкин, Володя Седлецкий, Вика Ким, Саша Скоринова и Юлия Тарникова достойно прошли испытание крупным планом (этот кинематографический прием активно использовала режиссер Фортюни) и ансамблевой игрой. А классный ансамбль (чем особенно сильна труппа «Серпуховки») — это не массовка, а селекция индивидуальностей.

Смотрите фоторепортаж по теме: История украденного поцелуя
21 фото

Зал, полный тинейджеров... и никакого хихиканья, абсолютное внимание, адекватные реакции. И после спектакля — овации. Возможно, далеко не каждый понял все то, что хотели поведать авторы, но очевидно, что в спектакле найдены такие каналы общения с детьми, которые далеко не часто используются в нашем театре. И кажется, что детям гораздо проще воспринимать столь сложный театральный язык, чем взрослым. Просто потому, что они (дети) еще не успели дебилизироваться на антрепризных спектаклях, тупых телесериалах. Точно так же подростки гораздо лучше, чем их родители, воспринимают сложную музыку ХХ века — они еще не знают, что это сложно. Думают — так и надо. Здорово, что в Москве появился спектакль, который поставит наших детей на более высокую ступеньку развития. И расскажет им о любви, о которой они уже давно думают. Проект поддержан Департаментом культуры Москвы, посольством Франции в Москве и Французским институтом культуры.