Экспериментатор на черном «бумере»

Андрей МЕРЗЛИКИН: «Все, что я в жизни делал, — следовал желанию проверить: а что это такое?»

22.03.2013 в 19:35, просмотров: 4700

В воскресенье Андрею Мерзликину, тому самому Димону «Ошпаренному» из «Бумера», исполнится 40. За эти десять лет, что прошли с премьеры криминальной драмы Петра Буслова, сделавшей четверку главных героев настоящими звездами, Мерзликин успел жениться, стать многодетным отцом, сняться в десятке-другом заметных фильмов и сам снять короткометражку.

Экспериментатор на черном «бумере»
Тот самый «Ошпаренный» из «Бумера».

К сорока годам Андрей Мерзликин подходит с завидным багажом ролей. И при том без болезни, которой страдают многие популярные актеры: пережив огромный успех «Бумера» Петра Буслова, он не застрял в одном амплуа. Кроме раскаявшегося бандита (см. «Бумер. Фильм второй») переиграл много самых разных персонажей. В погонах и без. Героя («Брестская крепость») и обычного обывателя, заглянувшего в сумерках в магазин («Ночной продавец»). Супермена и любящего мужа, терзаемого ревностью («Качели»), и циничного церемониймейстера, превращающего свадьбу своих клиентов в сатирическую оду условностям и лицемерию совместной жизни («Рассказы»). Обитателя фантастического мира Стругацких («Обитаемый остров») и шекспировского театра, волей режиссера перенесенного на подмостки современной Москвы («Борис Годунов»).

Мерзликин начал сниматься еще студентом — в короткометражках своих друзей. Да и сразу после ВГИКа, куда поступил, по собственным словам, совершенно случайно, так как «даже представить себе не мог, что на артиста можно выучить», исправно получал приглашения. Правда, на эпизодические роли, зато всегда в отличной компании.

Сыграл адъютанта у Эльдара Рязанова в «Старых клячах». Добродушного милиционера, таскающего зайца за уши, у Ильи Хотиненко в «Лице французской национальности» — первом продюсерском проекте Романа Борисевича, из-под крыла которого потом вышли такие режиссеры, как Борис Хлебников и Алексей Попогребский. Потом, после нескольких опытов на телевидении, попал в тот самый черный «Бумер» Петра Буслова. А дальше — см. первый абзац.

Сильная энергетика. Бесспорный комедийный талант, едва ли не превосходящий драматический. В кадре он часто орудует пистолетом, но главное его оружие — обаяние и широкая улыбка, которой одинаково идут как фиксы и омоновская тельняшка из «Жмурок» или танковый шлем из «Утомленных солнцем-2», так и строгий смокинг на гламурной вечеринке.

Мерзликин — редкий тип популярного актера, которого одинаково любят и режиссеры, и светские репортеры. И, что бывает еще реже, Мерзликин явно отвечает им взаимностью.

Похоже, секрет успеха в том, что актеру просто нечего скрывать. Зато всегда есть чем поделиться: новой ролью или новой съемкой своей большой и крепкой семьи. У них с женой Анной Осокиной (психологом по образованию) растут три ребенка — сын Федор и дочери Серафима и Евдокия.

Сюжет его режиссерского дебюта, короткометражного фильма по сценарию Михаила Сегала «GQ», строится вокруг заезжего гостя из столицы (Константин Юшкевич), умершего от остановки сердца. Поводом для фатального стресса стал Wi-Fi, пароль от которого он так и не смог ввести правильно. Оттого что раз за разом вместо цифр «6» и «9» вводил латинские буквы из названия любимого глянцевого журнала. С точки зрения истории кино эта короткометражка — не более чем ученическое упражнение в прекрасном. С точки зрения взгляда Мерзликина на мир — вполне приятная деталь к портрету. Полноценно участвуя в светской жизни столицы, он как минимум не забывает над ней иронизировать.

Андрей с женой Анной, сыном Федором и старшей дочерью Серафимой. Младшую, Евдокию, звездная пара пока не торопится показывать на публике.

На юбилей лучший подарок актер сделал себе сам — внушительный список запущенных в производство проектов со своим участием. От роли добродушного алкоголика, разукрашенного татуировками (причем на одну руку актер, неплохо владеющий кисточкой, наносил грим самостоятельно) в ностальгической мелодраме «Однажды» Рената Давлетьярова. До фантастической картины Юрия Мороза «Форт Росс», для небольшой роли в которой актеру пришлось выучить испанский язык.

В общем, в отличие от черного «бумера», вывезшего его в звезды и застрявшего в глухом лесу, Андрей Мерзликин останавливаться на достигнутом не собирается. С чем мы его от души и поздравляем. И предоставляем слово самому актеру.

Фрагменты интервью “МК”

О детстве:

— Лидером я никогда не был, потому что всегда вокруг был кто-то старший. Но в классе, особенно когда я менял школу и нужно было проявить себя — показать, кто ты, откуда… Тогда я уже не сплоховал. У нас у всех была одна молодость, одна страна. И это было очень здорово. Каждый следил за своим районом. Все было под контролем. Девочки были защищены. Мальчики знали, кто на каком месте и в какой иерархии находится. Наши родители смело отпускали детей на улицу. Не так, как сегодня, когда во дворе одни няни и мамы молодые.

О драках:

— Была у нас один раз классическая драка сто на сто. Я только переехал в поселок Передовая Текстильщица и впервые дрался с другим военным городком. Все было как в кино: мы танцуем, уплетаем торты, вдруг кто-то влетает, кричит: «Наших бьют!». И все срываются, ты даже не успеваешь подумать, страшно тебе или не страшно. Когда такая толпа бежит, и у тебя включается массовое сознание. Ты оглядываешься — а за тобой вся школа. Такое чувство, будто наступила война, и ты бежишь в атаку. Уже ни левого, ни правого не дашь, заднего не кинешь. А там было все: и цепи, и прутья. Губы, зубы разбитые, носы — это все не считается. Меня-то бог миловал, как-то пронесло. Видно, знал, что я пойду в артисты. Зато столько адреналина! Дышишь потом невероятно. Мороз, зима. Восьмой класс. 1985 год…

О первой роли в театре:

— Как-то уже после ВГИКа, году в 1999-м, я ехал в 34-м троллейбусе с Киевского вокзала на Мосфильмовскую. Часов одиннадцать вечера. Мы сидели с девушкой, когда зашла толпа пьяных молодых хулиганов. И они начали разговаривать с моей девушкой так, будто меня нет. Я понял, ситуация критическая. А дальше, как папа в детстве учил: если понимаешь, что драки не избежать, бей первым. Это была сильная драка. Троллейбус, зажатое пространство… На следующий день я пришел на пробы. У меня такое лицо — баклажаны под глазами. Режиссер — иностранец, он с ужасом на меня посмотрел. Говорит: «Нам предстоит с вами работать около года, я должен знать: часто с вами такое случается?» Я отвечаю: «За эту неделю — первый раз». Он посмеялся и меня утвердил».

О режиссерском опыте:

— Я бы не называл себя режиссером — скорее экспериментатором. Потому что все, что я в жизни делал, начиная с идеи попробовать поступить во ВГИК, заканчивая разными ролями, — это все следствие желания проверить: а что это такое? Мне было интересно, хотелось понять, как это делается — режиссура. И мне даже понравилось. Поэтому не исключаю, что этот опыт повторится.