Интриги австрийского двора в Москве

Балетная премьера в «Стасике» ошарашивает числом, умением и пением

О спектакле британского классика Кеннета Макмиллана «Майерлинг» в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко говорили с тех самых пор, как в труппу вошел знаменитый экс-премьер английского Королевского балета Сергей Полунин. В расчете на него балет, собственно говоря, и приобрели. И вот премьера состоялась в минувшие выходные.

Балетная премьера в «Стасике» ошарашивает числом, умением и пением
Сергей Полунин и Анастасия Лименько в балете «Майерлинг».

Причем исторические события, которые разворачиваются здесь на глазах у зрителей, настолько значительны, что им посвящены бесчисленные труды историков, беллетристов, романистов и кинорежиссеров. Ведь они послужили завязкой целой цепи трагедий, через 25 лет приведших человечество к Первой мировой войне.

Майерлинг — это охотничий замок в Венском лесу, где в 1889 году произошло двойное самоубийство: покончили с собой единственный наследник Австро-Венгерской империи кронпринц Рудольф и его любовница, 17-летняя баронесса Мария Вечера (документы, хранящие описания событий, засекречены, и многие обстоятельства трагедии не прояснены до сих пор). Это же место стало завязкой и развязкой действия балета английского классика. Очень театральная, масштабная балетная мелодрама в пышных исторических интерьерах, неспешно и по-английски подробно разыгранная по всем законам драмы, — как раз то, что нужно сегодня отечественным балетоманам. Да и остродраматическая музыка из сочинений Ференца Листа, удачно отобранная и оркестрованная Джоном Ланчбери, придется им по вкусу. Спектакль обречен стать театральным хитом.

Своими костюмами — их более 200, и декорациями от Николаса Георгиадиса «Майерлинг» ошарашивает с самого начала. В глазах рябит от расшитых золотом парадных мундиров, эполет, изысканных платьев со шлейфами, бриллиантовых диадем, страусиных перьев и аксельбантов. Эпическое по размаху произведение в роскошной рамке придворной жизни императорского двора расцвечено множеством действующих лиц: только афишных партий 25, а в 1-й сцене занято одновременно 80 танцовщиков. Характеры в балете прописаны точно и ярко. Это и отвергнутая Рудольфом жена, бельгийская принцесса Стефания (Анастасия Лименько), утратившая влияние бывшая любовница, а теперь сводница графиня Лариш (Анастасия Першенкова), что подсовывает принцу влюбленную в него юную истеричку Марию Вечера (Анна Оль); и плетущие интриги друзья Рудольфа, четыре венгерских офицера-сепаратиста (Семен Величко, Дмитрий Соболевский, Денис Дмитриев и Дмитрий Хамзин) — со всеми партиями все артисты справились достойно. Есть здесь и личности исторического масштаба: мать принца императрица Елизавета, больше известная как Сиси (Наталья Крапивина). Она всегда окружена молодыми офицерами, имеет любовника, и до сына ей, кажется, нет дела. Впрочем, как и до мужа — она демонстративно дарит императору портрет его любовницы (исполняющая эту роль оперная певица Ирина Чистякова даже поет в балете романс!) и любуется произведенным ею скандалом. Словом, семейная драма, как и другие причины самоубийства несчастного кронпринца, в балете объяснены в деталях.

Беспорядочные связи, бесконечные политические интриги, плетущиеся не только в блестящих покоях королевского дворца Хофбург, но и в притонах с проститутками, а также наркотики и патологический садомазохизм — актерский материал, из которого Сергей Полунин блестяще лепит образ своего неврастеничного героя. Столь характерные для творчества Макмиллана дуэты (в балете их ровно семь, и все с разными героинями), с избытком нашпигованные как психологическими деталями, так и акробатическими элементами, были для танцовщика в этом подспорьем. Не понаслышке знакомый с тонкостями английского стиля, премьер «Стасика», как в кинематографе, работает с крупными планами. И случайно брошенный взгляд может у него оказаться ценней некоторых танцевальных эпизодов.