Из песни бреда не выкинешь

Злоба дня

Злоба дня
Александра Пахмутова и Николай Добронравов. Из их песен невозможно выкинуть ни слова.

В субботу вечером в столице состоялось два крупных музыкальных события: одно — в Кремле, при тотальной рекламной поддержке, другое — в концертном зале училища им. Гнесиных, при абсолютном информационном вакууме. Первое было рассчитано на широкий круг потребителей музыкальной продукции, второе — чтобы хоть как-то снизить число желающих побывать там, провели для узкого круга посвященных. Несложно догадаться, какое организовал крупный музыкальный канал, а какое — студенты продюсерского факультета. В первом концерте принимала участие половина российских звезд, во втором — один Кобзон. Но если бы эти события поменять площадками, аншлаг все равно был бы и там и там.

Раскрою карты: в Кремле собрали певцов, исполняющих шансон, в концертном зале прошел творческий вечер Александры Пахмутовой. Но что интересно, если бы к Пахмутовой пришли в качестве зрителей сегодняшние самые раскрученные звезды шансона, то у Лепса под короной как минимум бы зачесалось, у Михайлова взмокло, а у Ваенги она бы и вовсе съехала на затылок. Зал аплодировал стоя четыре (!) раза, а цветов женщине, которая не поет, подарили столько, сколько вышеперечисленные звезды не получали вместе взятые. И вот это уже серьезный повод поразмышлять о сегодняшнем уровне музыкальной культуры в стране.

Не секрет, что звезды шансона имеют в стране самые высокие сборы, вопрос — почему? Для начала давайте разберемся, что такое шансон? Вообще-то это слово переводится с французского как «песня». То есть любая хорошая, понятная, любимая в народе песня — это шансон. Но только не в России. У нас имеется особое понятие — русский шансон, и ни одна живая душа не знает, что это такое. Шансон, по идее, должен включать в себя лирику городских дворов. Ну что же, лепсовская «Рюмка водки на столе», по всей видимости, вполне ей соответствует. Но разве пахмутовская «Нежность» из фильма «Три тополя на Плющихе» — это не шансон? Разве не иллюстрирует она идеально чувства двух настолько обыкновенных мужчины и женщины, что проще их трудно сыскать на земле? Разве не это лирика взаимоотношений самых обычных людей, нас с вами? Почему на нашей сцене сегодня нет шансона такого уровня? Некому его создать? Но почему тогда пускают на телеканалы то, что шансоном лишь называется, а вовсе им не является? Не потому ли, что для создания высокого уровня музыкальной культуры в стране надо учить и тех, кто создает музыку, и тех, кто ее слушает?

А это требует усилий и финансовых вложений, тогда как лозунг «примитив для примитива» куда проще воплотить в жизнь? Вот скажите по совести, через какой советский худсовет могла бы пройти песня Михайлова «Спящая красавица» с бесконечными повторами слова “тебе” или многие песни Ваенги, где ударения зачастую ставятся так, как исполнительнице шансона собственного производства на душу ляжет? А между тем автор текстов к песням Пахмутовой, талантливейший поэт Николай Добронравов рассказывал автору этих строк, что слова к песне «Мелодия» он писал год. Но где такой подвиг совершить нынешним авторам? На столь кропотливую работу нет ни времени, ни желания, ни возможности, ведь надо крутить машину шоубизнеса, а то она перестанет приносить деньги. А может быть, они и вовсе не слышат, что в их песенных текстах бесконечные повторы, неправильные ударения, полное отсутствие смысла? Может, им просто все в своей песенной продукции нравится?

На творческом вечере Пахмутовой был единственный знаменитый исполнитель — Иосиф Кобзон, остальные — студенты, но отсутствие бесконечных громких имен ничуть не упростило концерт, ведь петь-то вышедшие на сцену умели, и к тому же делали это со всей мыслимой отдачей. А ведь для того, чтобы исполнить еще один образец блестящего пахмутовского шансона — «Беловежскую пущу», помимо оркестра требуется безупречно обученное вокалу первое сопрано и профессиональный хор мальчиков из тридцати человек с их уникальными высокими голосами. Конечно, какому гастрольному коллективу такое по карману? А раз уж и сам певец не тянет, то и такой уровень шансона стране тем более не нужен.

А между тем у нас есть изумительные исполнители этого музыкального жанра, которые, однако, неизвестны широкой публике. Например, Татьяна Кабанова, первая из женщин, позволившая себе перепеть репертуар Вертинского. Но ее последняя запись на «Ютубе» — это выступление в Париже в 2007 году с ярким образцом французского шансона, получившим международное признание, —«Падает снег» Сальваторе Адамо. Почему ее имени нет на российских афишах?

На творческом вечере Пахмутовой произошло одно довольно смешное, несколько досадное, но вместе с тем очень показательное недоразумение. Ведущая вечера Сати Казанова оговорилась и назвала Пахмутову Надеждой. Зал замер в немом изумлении, но Александра Николаевна только рукой махнула и рассмеялась, видимо, эта оговорка по Фрейду не первая в ее жизни. Неповторимый советский композитор просто привыкла, что иногда она — Надежда, потому что ничто гениальное, созданное тобой, не проходит безнаказанно.

...Вот если Лепс, Михайлов, Ваенга и другие так называемые звезды шансона напишут или хотя бы споют такую песню, название которой начнут путать с их настоящими именами, им можно будет смело примерять корону (если к тому моменту еще, конечно, захочется таскать лишнюю тяжесть на голове). А пока снимите ее, дорогие звезды, она вам жмет и вам в ней жарко.

Смотрите на МК ТВ: Шансон года или "С чего начинается Родина?"

Шансон года или «С чего начинается Родина?»

Смотрите видео по теме