Граф Орлов меняет лицо

Царские замашки Театра оперетты

17.04.2013 в 18:19, просмотров: 8126

Мюзикл «Граф Орлов» на сцене театра «Московская оперетта» подвергся апгрейду: на заглавную роль в спектакль ввелся Игорь Балалаев, один из самых интересных актеров российского мюзикла. Невольно вспоминается известный афоризм советского тирана: «кадры решают все». Спектакль обрел совершенно новое звучание. Видимо, прав великий Питер Брук, заявивший в одном из недавних интервью: «Премьера — это преступление против спектакля. Я видел, как много хороших постановок было разрушено из-за премьерной публики: из-за скоротечных суждений критиков, высокомерной реакции «важных» людей…»

Граф Орлов меняет лицо
Фото Александра Утюпина

Сюжет из русской царской жизни о любовно-политическом треугольнике в составе: Екатерина Великая, граф Орлов и княжна Тараканова, выдающая себя за внучку Петра — Елизавету, всегда был популярен. Юлий Ким написал свою версию интригующей истории, дающую возможность создать на сцене зрелище в духе «Москва золотоглавая, звон колоколов...». Плюс не менее эффектная атрибутика екатерининской эпохи: кринолины, декольте, кафтаны и парча. Художник Вячеслав Окунев создал оригинальную вращающуюся декорацию, основанную на конструкции башни Татлина. Свет Глеба Фильштинского вполне мог бы конкурировать со световыми шоу самых крутых варьете. Визуальный ряд спектакля в принципе сделан «богато», с использованием гигантских самоцветов и включением эффектных видеопроекций. Зрелищная сторона очень важна в этом шоу, но не менее важен и сюжет — непрямолинейный, полный противоречивых переживаний героев, главная черта которых — искренность чувств и дух авантюризма.

Композитор Роман Игнатьев (ему принадлежит и предыдущий «графский» мюзикл Оперетты — «Монте-Кристо») откровенно использует в партитуре и аранжировке модель «Ромео и Джульетты» Жерара Пресгурвика. И хотя музыка несколько уступает французскому оригиналу, однако она мелодична и не лишена красивых и выразительных мотивов. Минус спектакля — «минусовая» фонограмма, которая лишает звукорежиссера возможности создать мягкое акустическое звучание, характерное для жанра мюзикла. Впрочем, это не промах, а принципиальное решение постановщиков: в «Графе Орлове» сознательно применяется электронный саунд рок-оперы, требующий от зрителя натренированного, не боящегося децибелов уха.

Игорь Балалаев в роли графа Орлова создает совершенно иной образ, нежели Александр Рагулин, игравший премьеру и продолжающий играть эту роль в очередь с Балалаевым. И не только благодаря своим вокальным данным: Орлов в исполнении Балалаева интеллигентен и тонок. Он рефлексивен, а не брутален. Его актерская индивидуальность позволяет даже в жестких условиях жанра мюзикла, персонажи которого всегда достаточно просты и однозначны, внести некий психологизм. Образ графа Орлова в его решении напоминает другого рок-оперного графа и авантюриста — Резанова. И в этом бэкграунде — особая изюминка. Сразу по-иному начинают существовать на сцене его партнеры. Теона Дольникова становится гораздо интереснее — трогательнее и уязвимее. Свою яркую ноту в историю любви и предательства вносит Екатерина Гусева — вот уж царица так царица. Ее драматический вокал (кстати, ничуть не уступающий профессиональным вокалистам) здесь совершенно уместен, а образ, который создает актриса, действительно полон величия и особого «отрицательного» обаяния.