Поцелуй в яремную вену на Чеховском фестивале

Злого вампира зарезали, а добрые «жили долго и счастливо»

На спектаклях Чехов-фесте полный аншлаг, к театру Моссовета не подойти, все «лишние билетики» давно разобраны. Но удивляться тут не чему – во-первых, с этим фестивалем всегда так, здесь показывают только самое качественное и апробированное, и, во-вторых, в Москву приехал сам Мэтью Боурн!

Злого вампира зарезали, а добрые «жили долго и счастливо»

А увидеть спектакли всемирно знаменитого англичанина можно только здесь - на Чеховском. Боурн наповал сразивший балетную Москву, а заодно и полмира, своей версией «Лебединого озера» и брутальными мужчинами в лебедином оперенье, Чехов-фесту не изменяет и демонстрирует здесь очередную новинку. К 25-летию основанной им труппы «Нью Эдвенчерз» в декабре 2012-го состоялась премьера «Спящей красавицы» – спектакля, который вслед за «Лебединым» и «Щелкунчиком» завершил трилогию балетов Чайковского, столь знаковых в творчестве самого успешного английского хореографа.

Хотя тут следует сказать сразу, что Боурн лишь по чистому недоразумению проходит по балетному ведомству. Если ближе приглядеться к его хореографии — увидишь сплошное дежавю: это ты видел в его «Лебедином», это из его же «Щелкунчика», а это из «Золушки». Спорить здесь не о чем, ведь Боурн изобретатель совершенно нового пластического жанра. Свою хореографическую декларацию он провозгласил ещё в 87-ом, назвав первую созданную им компанию «Adventures in Motion Pictures» - что переводится как «Приключения в движущихся картинках». А спектаклем «Пьеса без слов» началась деятельность его нынешней труппы (этот спектакль Боурн так же привозил в свой первый приезд на Чеховский фестиваль в 2005-ом). Собственно «Пьесой без слов» или «Приключением в движущихся картинках» можно назвать все его спектакли. Боурн киноман со стажем – так что все его балеты следует воспринимать, подобно тому, как воспринимаются немые фильмы. Актерская игра в них завораживает, а режиссура преподносит неожиданные сюрпризы.

Самый первый – отличная шутка хореографа: публика перед спектаклем судорожно читает при готовящемся погаснуть свете набранное мелким-мелким шрифтом довольно объемное либретто в программке. Напрасная трата времени! Не говоря о том, что в балетах этого хореографа – всё как на ладони, и никакого либретто вообще никогда ни кому не потребуется, через минуту совершенно как в немом кино все сюжетные перипетии можно будет прочитать в титрах. Прием, кстати сказать, взят из хореографической истории – первые балетные спектакли, например, в России тоже сопровождались титрами.

В том, что Боурн хорошо знаком с балетной историей – убеждает и сам спектакль. Ведь действие его начинается в 1890 году (дата крупно набрана в титрах), то есть в год премьеры «Спящей» Чайковского в Мариинском театре. А комические повороты сюжета, которыми изобилует балет, отсылают к самому первому хореографическому воплощению сказки Шарля Перро в 1829 году в Парижской опере. Балет назывался «Красавица спящего леса» и был поставлен хореографом Омером на музыку Луи Герольда: и пронзение сердца принцессы кинжалом, которое чуть было не состоялось у Боурна в сцене бала вампиров, и простой крестьянский юноша, влюбленный в спящую красавицу – всё из этого балета.

Разумеется, в своей «Спящей», как истинный британец, Боурн вместе с автором декораций и костюмов Лезом Бразерстоном переносят нас в мир подстриженных деревьев, английских газонов и «файф-о-клока». Но одновременно перед нами такое своеобразное «Интервью с вампиром», только пересказанное на свой лад.

Другая неожиданность, которая нас подстерегает в балете – это использование марионеток, управляемых с помощью веревок и палочек. Именно в таком виде впервые на сцене предстанет принцесса Аврора – забавная, повсюду ползающая (она забирается даже на занавес) и донимающая своими шалостями няню Мисс Мэддокс кукла-младенец. Таких персонажей, не знакомых нам ни по сказке Перро, ни по классическому балету в спектакле Боурна полным-полно. Среди них и главные герои: тот самый крестьянский парень, друг детства Авроры садовник Лео и его соперник – демонический красавец Карадок, сын всем знакомой по сказке злой феи Карабос, внезапно умершей у Боурна ещё в самом начале спектакля. В него-то и влюбляется, да мало того, чуть не выходит замуж, юная принцесса.

Крылатых добрых фей, которые слетаются к колыбели Авроры, как и в классическом балете Петипа, ровно шесть, и тут они не только женского, но и мужского пола. Причем все одарены вариациями парадирующими классические. В мужчину у Боурна превращается даже фея Сирени – в спектакле это Король фей граф Сирень. Он оказывается ко всему прочему ещё и вампиром. Чтобы садовнику Лео дождаться и разбудить своим поцелуем уснувшую на 100 лет Аврору Боурн придумывает остроумный ход – Сирень в конце 1 акта смачно кусает садовника за шею, и таким образом, так же делает его этаким добрым вампиром с крылышками, способным жить вечно. Действие же между тем переносится в наше время, а точнее в 2011 год.

Небывалого поэтического накала драматургия и хореография достигает в заключительном дуэте главных героев. К тому времени зло в спектакле оказывается поверженным. Брутальный красавец Карадок наказан – готовящийся принести Аврору в жертву, он на сатанинском балу сам заколот жертвенным ножом налетевшими на него добрыми вампирами и вампиршами во главе с графом Сирень. И теперь под божественное адажио Чайковского летят лепестки роз, а парочка влюбленных (садовник и принцесса) ласкает друг друга робкими прикосновениями и нежными объятиями, достигая в хореографии необыкновенного слияния с музыкой. Заканчивается спектакль тоже пародийно. Естественно хэппи-эндом: у влюбленных рождается дочь – как и Аврора в младенчестве это очаровательная куколка-марионетка с вампирскими крылышками как у родителей. Подобно амурчику крошка порхает над влюбленной парочкой, а титры выписывают необходимую в таких случаях фразочку: «И жили они долго и счастливо».

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру