И кому тут еще медведь на ухо наступил

В Мультимедиа Арт Музее очередной парад выставок

19.07.2013 в 20:27, просмотров: 5173

Пока сердце Москвы, Манежная площадь, в неистовом темпе сокращается от нешуточных политических страстей, одно из его предсердий, Мультимедиа Арт Музей, тоже страдает — правда, в хорошем смысле — от засилья гостей. Ведь Ольга Свиблова мыслит большими масштабами: за один вечер открыть сразу шесть выставок! «Концентрация кадра» Елеазара Лангмана, графика Оскара Рабина, «Бестиарий» Григория Майофиса, мифологемы видеоигр, «Все сложно» Ростана Тавасиева и, наконец, «Зачем мы ходим на выставки». Прям парад планет какой-то. Кого угодно удар хватит. Вот один из этажей музея целиком и полностью отдан на растерзание животным...

И кому тут еще медведь на ухо наступил

Тут тебе и танцующие медведи со слонами, и шустрые обезьянки, играющие на скрипке. Этот живой уголок — «Бестиарий» Григория Майофиса. И эти представители фауны вполне безобидны — они цирковые, к порядку приучены. Да и вообще животные эти нарисованы. Но на одной картине медведь так реалистично выделывает виртуозные пассажи на рояле, а на другой так изящно демонстрирует балерине нужное па, что и не поверишь, что все на деле — искусно продуманный оптический обман. Неужели вы думали, что кто-то позволит настоящим косолапым хозяйничать в белоснежных залах выставочного пространства?

Работы, на которых запечатлены цирковые слоны и медведи, впечатляют своей монументальностью: ведь полотна-то на стенах величиной в несколько метров. Хотя было бы странно, если бы для таких величавых животных был выбран размер S: «Большому кораблю — большое плавание». И пословица тут пришла на ум не просто так: «Пословицы» — таково название одной из частей экспозиции. Именно здесь питерский художник Григорий Майофис возрождает редкую, почти забытую еще до Второй мировой войны технологию бромойля (дополнительная обработка позитива, отпечатанного на бромосеребряной фотобумаге, которая придает изображению сходство с живописным, а не фотоисполнением). И все поучает нас, подписывая картины так: «Человек без религии — лошадь без узды», «Имитация — самая искренняя лесть». Пришел ли Григорий в музей действительно за тем, чтобы гостей уму-разуму поучить, а быть может, и проучить, спрашиваем у самого художника.

— Здесь дидактика и необязательна, — объясняет Григорий. — Скорее, пословицы выражают некую общую истину. Мне кажется, понимание того, в чем же эта истина заключена, может быть тоже условным и меняться в зависимости от ситуации. Может быть прочтение, а может быть неправильное прочтение. Это очень тонкий момент: что считать правильным, а что неправильным.

— С понятием «Бестиарий» можно соотнести совершенно разных животных. Почему вы в своей работе отдаете предпочтение именно слонам, медведям?

— Если честно, «Бестиарий» не то название, которое я бы предложил... Я работаю с теми животными, с которыми есть возможность поработать. Я бы с большим интересом занимался и с гориллой, крокодилом… Вот была обезьяна — я сделал некоторое количество работ. Потом ее продали в зоопарк, и она перестала быть работником цирка. Линия прервалась. Слоны были в Питере на гастролях. Большинство работ снято в студиях, а слоны вот в цирке. А что касается медведя, то первый снимок с его участием был сделан в 2005 году, и где-то раз в два года мне удается заполучить его себе в студию.

— Ваша выставка построена на некотором противоречии — несоответствие впечатления от увиденного и того, как вы сами комментируете ту или иную работу. Вот, допустим, слоны исполняют номер, стоя на головах. А вы пишете: «Летят перелетные птицы». Это такая игра со зрителем?

— Конечно же, здесь присутствует некая игра. Только что, например, мне пришлось поменять подписи под фотографиями, потому что один из зрителей понял, что они перепутаны. Человек попытался вникнуть в то, что изображено, — о таком зрителе можно только мечтать и на него хочется надеяться.

Стратегические партнеры музея «Росбанк» и «Билайн».