Пальмиру не рушат, а продают на «черном рынке»

Музейщики призывают остановить уничтожение древнего города

26.05.2015 в 17:30, просмотров: 4416

Захват новых территорий группировкой «Исламское государство» оборачивается все новые жертвами — как среди мирных жителей, так и среди памятников культуры. На днях исламисты захватили древний город Пальмира, некогда один из богатейших городов поздней античности, сегодня признанный ЮНЕСКО одним из лучших образцов мировой культуры. Среди священных руин боевики казнили около 400 мирных жителей, в основном женщин и детей, а затем демонстративно разрушили памятники археологического комплекса. Новость о разграблении Пальмеры вызвала резонанс во всем мире. Российские хранители культурного наследия не остались в стороне.

Пальмиру не рушат, а продают на «черном рынке»
фото: ru.wikipedia.org

Угроза уничтожения древней Пальмиры, включенной в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, - далеко не исключительный случай, с сожалением, констатируют российские представители организаций по охране культурного наследия. Боевики «ИГ» только за последние несколько месяцев разграбили древние города Нимруд, Дур-Шаррукин, Хатра, взорвали и сожгли центральную библиотеку города Мосул, разрушили скульптуры доисламской эпохи, хранившиеся в мосулском музее... Цивилизованное сообщество во всему миру призывает прекратить вандализм, однако реальных рычагов давления на исламистов нет. Более того — не возможно определить, какие конкретно реликвии пострадали или пропали.

Разрушение Пальмиры — вопиющий акт вандализма. Это разрушение достояние всего человечества, - уверен начальник отдела культуры секретариата комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Владимир Черепанов. - По инициативе ЮНЕСКО приняты такие охранительные акты, как Конвенция 1954 года о защите культурных ценностей в случае военного конфликта, плюс два протокола к ней, Конвенция 1970 года о мерах направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, Конвенция 1972 года об охране Всемирного культурного и природного наследия, в рамках которой функционирует Всемирный список культурного наследия. Однако все эти резолюции не имеет санкционной силы. К тому же, обнаружение и идентификация похищенных произведений — тонкая процедура, которая требует времени, сил и денег.

Другими словами опыт (и довольно богатый) борьбы с преступлениями против мировой культуры есть, а вот с инструментами дела обстоят неважно. По большому счету, международному культурному сообществу только и остается, что призывать исламистов опомниться. Говорить о масштабах катастрофы.

Вдумайтесь — из трех крупных музеев Сирии, куда археологии отдают свои находки, (в Дамаске, Алеппо и Дейр-эз-Зоре), два (за исключением Дамасского музея) оказались в зоне боевых действий. Речь о памятниках с тысячелетней историей, имеющих значение для всего человечества. Но для кого-то эти ценности вполне материальны! Могу только догадываться где те вещи, которые находились в этих музеях, чьи коллекции они теперь украшает, - сокрушается старший научный сотрудник института археологии РАН, доктор исторических наук Шахмардан Амиров.

Директор Департамента контроля и надзора в сфере культурного наследия Минкультуры РФ Михаил Цветнов заверил коллег, что эксперты ведомства, чем могут помогают Интерполу в поиске и опознании археологических реликвий. Впрочем, примеров не привел.

Цивилизационная война идет на Ближнем востоке. И это не первый случай уничтожения памятников культуры в такой войне — мы прекрасно помним, как по время революции в России большевики рушили буржуазную и христианскую культуру, чтобы расчистить площадку для новой культуры, новой цивилизационной модели. «Исламское государство» заявляет, что эти руины — идолы, которым поклоняются. Но это смешно. В реальности что получается? В современном информационном обществе о каждом факте разграбления становится известно. Нам показывают, что Пальмиру рушат, а на самом деле, наверняка, распродают на «черном» рынке. Вопрос спасения культурных ценностей — политический и сомневаюсь, что ЮНЕСКО сможет повлиять на ситуацию. Но мы должны стараться, чтобы эта раковая опухоль не распространялась, - подытожил замдиректора Института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева Евгений Бахревский.