Лучшие книжные новинки недели - выбор редакции

Топ новинок от «МК»

05.06.2015 в 19:19, просмотров: 7929
Лучшие книжные новинки недели - выбор редакции

 «Метро 2035», Дмитрий Глуховский (АСТ)

Десять лет назад Дмитрий Глуховский стал тем писателем, который заставил разновозрастную публику читать ночи напролет: «Метро 2033» оказался не заурядной фантастической однодневкой, а психологическим романом в традициях русской классики, притом с динамичным сюжетом. «Метро 2034» (2009) вызвал меньший отклик. Зато роман «Будущее» (2013) вышел тиражом более 100 000 и был оценен по достоинству. Но сейчас, спустя годы, Глуховского снова, вероятно, накроет успех у масс. Для «2035» он накопил достаточно и опыта, и эмоций, и литературного мастерства, чтобы от книги о жизни в метро было не оторваться, как и тогда. Роман выйдет в свет через неделю. Артем остается главным героем в сюжете о том, как складывается жизнь на Земле после ядерной войны. А жизнь эта сохранилась только лишь в московском метро, где люди, как слепые кроты, живут и копошатся, не видя солнца и прячась от облучения с поверхности. Однако они остаются людьми и продолжают сомневаться, бороться, надеяться на возвращение, искать смысл жизни, Бога и собственное «я».

«Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью», Дэвид Роуз (Альпина нон-фикшн)

Тепло и эмоционально пишет разработчик интернет-гаджетов Дэвид Роуз на самую, казалось бы, бездушную тему: о технике будущего. Вернее, о том, как технический прогресс способен и должен привносить волшебство в нашу жизнь. Противоположно тому, как мы отказываем технике в сердечности и боимся порабощения машинами, автор уверяет: вещи будущего будут служить человеку, причем с любовью. Какое оно будет, будущее в вещах? «Спрятано ли оно в терминалах под слоем стекла, в нас самих под видом технопротезов или же мы готовы делегировать его стайке социальных роботов-рабов?» А четвертый вариант — мир волшебных вещей. Обычные предметы уже становятся волшебными, да так, что диву даешься. Волшебный кошелек, подключенный к балансу на счете, раздувается, когда приходит зарплата, и с трудом открывается, если вы планируете перейти за месячный минимум. Волшебное зеркало в примерочной сравнивает наряды и сразу выкладывает фото в Facebook. Дистанционный дверной звонок сообщает хозяину, как далеко от дома находится каждый из домочадцев, чтобы собрать на стол точно к их возвращению.

«Жили-были, ели-пили: семейные истории», Екатерина Рождественская (Эксмо)

 

Дочь поэта Роберта Рождественского и Аллы Киреевой издала необычную книгу: кулинарные мемуары. Правда, только ради рецептов ее вряд ли стоит покупать. Пожалуй, такой омлет, какой готовил себе Рождественский, получился бы только у него самого. А фирменный форшмак Аллы Киреевой повторить невозможно, для этого нужна сама Алла Борисовна, которая, увы, совсем недавно ушла из жизни. Семейные рецепты хранят тепло рук их создателей. Но через еду-питье Екатерина Рождественская рассказывает историю своей семьи, которая была легендарной для литературного круга 60–70-х. В героях книги не только автор стихов для песни «Мгновения» из к/ф «Семнадцать мгновений весны» Роберт Рождественский, но и Владимир Высоцкий, Иосиф Кобзон, Евгений Евтушенко и многие другие. Здесь и поэзия, и юмор, и шаржи, и любовь, и дети, и смерть.

«Метаморфозы», Николай Заболоцкий (ОГИ)

Николай Заболоцкий, один из самых лучших поэтов ХХ века с одной из самых страшно искалеченных судеб, был бы категорически против этого издания: его литературное завещание велит публиковать совершенно другое и по-другому. Однако филолог Игорь Лощилов, давно занимающийся наследием поэта, собрал и нашел такие вещи, которые открывают нам нового Заболоцкого. Ведь после того как Заболоцкий вернулся из ссылки в 1946-м (был арестован в 1938-м, на допросах били, мучили и унижали дни напролет, см. «Историю моего заключения»), он без конца уничтожал и переписывал свои старые рукописи. В этот однотомник вошло то прекрасное из его наследия, что Заболоцкий в конце жизни называл неудачным, случайным. Есть мнение, что тюрьма сломала поэта. Теперь можно сравнить разные редакции одних и тех же стихов: до заключения и после. Здесь неизвестные ранее стихи, включая те, что записаны по памяти со слов современников, и обнаруженные в архивах за последние годы. Наконец, душераздирающее чтение — впервые публикуемые полностью «Сто писем 1938–1944 гг.» к супруге Кате и детям, написанные им из тюрьмы и лагеря.