Ольга Серябкина: «Хочу принести Фадееву «Грэмми»

Солистка группы «Серебро» подписывает все «с закрытыми глазами» и не считает положение в группе «кабалой»

22.10.2015 в 16:38, просмотров: 36602

Несмотря на агрессивную и многолетнюю «оккупацию» и «аннексию» всех мыслимых и немыслимых радио- и телеротаций, а также активный, чуть ли не ежемесячный выпуск синглов, один из самых успешных «герлз-бэндов» (девичьих групп) России Serebro записал за всю свою историю всего 2 полноценных альбома — «Опиумroz» и «Mama Lover». Третий — «925» (знак самой, стало быть, высшей пробы) — наскребли вот совсем недавно и приурочили сей отчаянный творческий поступок к... десятилетнему юбилею группы.

Ольга Серябкина: «Хочу принести Фадееву «Грэмми»
Фото: пресс-служба группы

Теперь все музыкальные хронологи и попсоведы чешут репы, озадаченные необходимостью полностью переписать историю, что по нынешним временам, однако, чревато и карается.

Но ведь эти попсологи хорошо помнят, что группа появилась первый раз на сцене только в «Хартваал Арена» в Хельсинки на конкурсе песни «Евровидение» в мае 2007 года в образе загулявших монашек и с фривольным номерочком Song#1, а тремя месяцами ранее, в феврале, композитор и продюсер Максим Фадеев впервые принес еще не сведенную демозапись нового проекта из выпускниц былой «Фабрики звезд» на заседание комиссии в «Останкино» - которая как раз чесала репы, морщила лбы и дико хохотала над заявкой группы «Бизюлька» с песней «И ты тоже не прочь стать рачком, стать рачком, стать рачком». Однако совершенно не понимала, кого, если серьезно, посылать на этот треклятый «Евросонг», кроме вечного Билана.

И тут подвернулся под руку г-н Фадеев, из которого вынули всю душу. Он в своей фирменной манере — нехотя и как бы делая большое одолжение — и поделился «очень сырой записью», потому как «проект еще только создается». Повторим — на дворе стоял 2007 год, и десятилетний юбилей на сегодняшний день ну никак не вырисовывается.

Впрочем, в этом мире, не говоря уже про поп-мир, все относительно. Возможно, десять лет назад в богатом воображении великого комбинатора-продюсера родилась сама идея «Серебра». Почему нет? Тогда, конечно, зачем ждать каких-то 2 формальных года, если можно начать праздновать уже сейчас?!

Правда, просто праздновать тоже неинтересно, должно обязательно случиться что-то ужасное, как, собственно, тоже часто бывает у г-на Фадеева. К счастью, оно и случилось. То есть, конечно, не к счастью, а ужас-ужас, но какой повод — мастер «юбилейного» «925» альбома украден коварными злоумышленниками прямо со студии!!! Со всеми, блин, потрохами. То есть не осталось ни одной нотки, ни звука, ни ползвука, ни клавира, ни бемоля, ни компьютерных файлов... Все, что было нажито непосильным трудом...

Не теряя присутствия духа, г-н Фадеев сразу после случившегося подробно и лично прокомментировал ситуацию для «МК», а сегодня «ЗД» решила взять «юбилейное» интервью у «серебряной» солистки Ольги Серябкиной. Расспросить, как группа выходит из щекотливой ситуации, чем занята вообще на ниве юбилейных хлопот. Артистка любезно и с удовольствием поделилась секретами «внутренней» кухни, «семейных» отношений с продюсером и раскрыла секрет «особых» связей «Серебра» с Италией...

— Оля, принесли ли поиски похищенной пластинки какие-нибудь результаты?

- К сожалению, пока нет, но мы не теряем надежды, что эти люди все-таки выйдут с нами на связь и, узнав о вознаграждении, сделают шаг нам навстречу, потому что, естественно, сами они не оставили никаких своих координат.

Признаюсь честно, в первый день, когда мы узнали о произошедшем, мы были в абсолютно шоковом состоянии. Студия для всех нас — это второй дом. Я не могу описать словами, что чувствуешь, когда осознаешь, что в твой дом врываются чужие люди. Тот, кто сталкивался с подобной ситуацией, поймет, о чем я говорю.

Тем не менее сейчас у нас совершенно нет времени прокручивать все это в голове или сокрушаться, потому что мы полностью сконцентрированы на работе, на воспроизведении заново того, что уже было создано.

— А в чем концепция работы?

— К записи альбома можно подходить двумя путями. Иногда артисты сначала выпускают пластинку, а потом начинают издавать синглы с нее. Второй вариант — когда сначала выходят синглы и уже после этого как некое завершение, кульминация процесса — полноценный диск. Мы, как правило, идем вторым путем. В альбоме есть как песни, выходившие ранее, так и совсем свежие композиции.

— Несмотря на то что деятельность группы «Серебро» всегда бьет ключом, вы не балуете публику регулярной альбомной «жизнью». Три раза за все годы! Почему?

- У руля находится Максим Фадеев, и он считает, что количество и качество альбомов должны соизмеряться. У нас никогда не было специального алгоритма (например, выпускать новые работы каждый год или каждые два года) и цели удивить поклонников объемом выпущенного материала. Для нас каждая пластинка — это некая веха творческого пути. Уже появление сингла ознаменовывает важный период, а дальше история развивается органично. Музыка сама ведет нас в нужном направлении и подсказывает, каким должен стать очередной диск и когда он должен быть завершен.

Зато у нас нет ни одной проходной композиции, созданной просто для того, чтобы заполнить пространство. Каждая наша песня — это хит или возможный хит. Хотя, конечно, иногда наше мнение в чем-то не совпадает со мнением слушателей, и любимыми для них становятся те вещи, на которые мы делали чуть меньшую ставку или, например, не снимали клипы. Всегда интересно наблюдать за реакцией аудитории.

Фото: пресс-служба группы

Выпуск альбома для нас — некое законченное сочинение на свободную тему. И есть общая линия: мы всегда поем о любви в разных ее проявлениях. Сейчас мы поняли, что готовы поставить точку с запятой и начать новый абзац, новый этап, поэтому третья пластинка появилась своевременно. В этом нет никакого желания лишний раз привлечь к себе внимание, потому что наши песни всегда популярны. Спасибо за это нашим слушателям.

— С какими мыслями вы подошли к столь знаковому «юбилею»?

- Для меня все эти годы пролетели как один день. Когда ты занимаешься любимым делом, то не замечаешь, как проходит время.

«Серебро» — это моя жизнь, часть моего сердца. Тем более я пишу все тексты к нашим песням, и каждая из них — прожитое мной переживание, а не просто придуманная история.

Я очень горжусь тем, что уже 10 лет нахожусь в команде с одними и теми же людьми. Конечно, за это время происходило много хорошего и не очень, всякое бывало, но я с благодарностью принимала каждое событие. Я живу музыкой, и она всегда меняется, как река, в которой сталкивается множество течений, она движется по-разному, в зависимости от погоды, но всегда впадает в море. И я надеюсь, то, что мы делаем, останется надолго.

— Можете вспомнить сейчас, с какими амбициями вы начинали?

— Тот период был сложным для меня. Я очень боялась камеры и не всегда чувствовала себя комфортно при повышенном внимании, хотя уже тогда любила петь и любила сцену. Получать реальное удовольствие от того, что происходит, я научилась чуть позже. Могу честно признаться: я хочу принести Максиму Фадееву «Грэмми». Почему нет? Почему я не могу мечтать об этом?

- Разумеется, можете — это не вредно. Тем более что вы начали с большого международного успеха — на «Евровидении». Вы были одними из фаворитов конкурса, взяли 3-е место, было много шума и крайне скандальная компания соперников в виде трансвестита Верки Сердючки со звездой на голове и сербской певицы-лесбиянки Марии Шерифович с откровенной «Молитвой».

Вы, впрочем, тоже не отставали, выразительно постанывая в микрофоны и призывно манипулируя стойками... Насколько неожиданным был для вас тот успех, учитывая, что это было вообще-то ваше первое выступление на сцене?

- Для нас это не было самоцелью. Не очень люблю, когда люди говорят «я иду, чтобы победить» или «я не умею проигрывать». Мне кажется, если у артиста есть такая установка, он не всегда добивается больших успехов. Проигрывать иногда необходимо: это только мотивирует работать еще упорнее.

Перед «Евровидением» у нас не было стресса: Максим очень сильно зарядил нас эмоционально, снял с нас ощущение ответственности за то, что мы представляем страну.

Он все время повторял и внушал нам: «Девчонки, испытайте кайф, получите удовольствие! Представляете, как это круто?! Это ваше первое выступление на такой сцене».

Так что мы думали только о том, чтобы хорошо выступить, чтобы нам было весело. И мы очень благодарны ему, потому что, думаю, именно такой настрой привел нас к хорошему результату. Когда человек чувствует чрезмерную ответственность, он не всегда может справиться с волнением. А мы не волновались, были морально подготовлены так, что буквально вбегали на сцену «Евровидения», и три минуты выступления пролетели как секунда.

Фото: пресс-служба группы

При этом мы провели их не в страшном мандраже, а с ощущением того, что наконец сделали глубокий вдох после долгой задержки дыхания.

— В какой-то момент артист вступает в диалог и с публикой, и с критиками, и его творчество неизбежно вызывает самые разные отзывы. Как вы относитесь к строгим замечаниям и похвале?

- Я считаю, что менталитет российского народа (и я сама частично такая же) — в том, чтобы все воспринимать через отрицание. Когда появляется что-то новое, кардинально отличающееся от принятого, нам, как правило, это сначала не нравится. Все-таки мы северные люди, и нам нужно время, чтобы раскочегариться, полюбить что-то новое. Поэтому я нормально отношусь к критике.

Бывает, кому-то не нравятся костюмы или наше поведение на сцене кажется очень откровенным, хотя я сама считаю себя достаточно скромным и воспитанным человеком. Каждый имеет право на свое мнение. Я читаю разные комментарии, даже если они нелицеприятные, но не принимаю их близко к сердцу. В этом нет смысла. Хотя, если я слышу одно и то же критическое замечание слишком часто и оно конструктивно, то задумываюсь об этом.

Если говорить о похвале — она, конечно, приятна. Но я стараюсь вообще не относиться к себе слишком серьезно, потому что это, на мой взгляд, самая главная поведенческая ошибка — быть слишком мнительным. Когда человек говорит, что он самый лучший, можно ставить жирную точку на его дальнейшем развитии. А я очень боюсь остановиться.

— Как в вашем случае распределяются творческие усилия в конструкции «артист—продюсер»? От каких факторов в большей степени зависит успех?

- Бывает, что вопросы в разных группах решаются коллегиально, но у нас в коллективе есть один лидер, который принимает все самые важные решения. Это Макс. Я доверяю ему на сто процентов и буду делать все, что он мне скажет, с закрытыми глазами.

Если воспринять то, что я только что сказала, дословно, можно подумать, будто мы находимся в какой-то кабале, но это совсем не так. В музыке просто нельзя по-другому. Возможно, если бы мы работали в какой-то другой области, были бы иные варианты, но музыка должна быть точной.

Максим же — именно композитор, и он создает весь музыкальный материал. Может быть, если бы вы задали этот вопрос кому-то из моих коллег по группе, они ответили бы по-другому, но я нахожусь с Максимом в соавторстве, поэтому у меня особое отношение к нему. Я обожаю его музыку, я счастлива и очень горжусь, что имею возможность быть сопричастной его творчеству, создавая тексты для песен, которые он пишет.

При этом Макс никогда не заставляет нас ничего делать против воли — худеть или толстеть, не лезет в нашу частную жизнь, и я даже никогда не читаю контракты, которые с ним подписываю. Я думаю, это единственный продюсер в нашей стране, с которым можно работать таким образом. Мы считаем себя одной творческой семьей, где «один за всех и все за одного».

— А как на такой благостный «семейный» климат влияли изменения в составе группы?

— Это, конечно, всегда было неприятно, но если что-то идет не так, лучше изменить ситуацию, чтобы в результате всем было хорошо. Я считаю, что сейчас группа «Серебро» переживает свой лучший период в жизни и наш нынешний состав смело можно назвать «золотым». Это касается и внутренних отношений в коллективе, и внешних проявлений. Самое главное — это песни. Все остальное — второстепенно.

— Много говорят об успехе «Серебра» за рубежом. В чем это проявляется?

- В Европе, Азии и Америке актуальна наша песня «Mi Mi Mi». Хотя мы выпустили ее два года назад, именно сейчас она поднялась на пик популярности за рубежом, недавно возглавила японский танцевальный чарт. Это любимая песня всех детей на свете.

Очень приятно приезжать в Европу: там все знают композицию «Kiss», которую мы выпустили весной. Мы подписаны на один итальянский лейбл, который очень любит нашу музыку и распространяет ее по всему миру.

Летом я была в отпуске на Бали. Представляете, меня там узнают на улице, и для меня это очень странно, потому что там совершенно другой мир, другие артисты, другая публика. И очень необычно, когда, например, к тебе подходит балийская девочка и просит сфотографироваться с тобой... Все происходит органично. Мы не лезем из кожи вон, чтобы пробиться на зарубежный рынок, не прорубаем стены, чтобы куда-то попасть. Мы просто считаем, что музыка интернациональна, и получаем удовольствие от любимого дела.

— Ощущаете ли вы конкуренцию в отечественном шоу-бизнесе?

— Конкуренция для меня — странное слово. Я никогда ни с кем не соревнуюсь, с интересом воспринимаю новую музыку, если что-то из появляющегося в ней мне нравится. Но если говорить о женских командах, я правда считаю, что таких, как мы, больше нет. Мне очень нравится то, что я пою, и в этом залог успеха.