Николаю Добронравову исполняется 90: "Есть новая песня!"

Поэт дал двойное интервью с Александрой Пахмутовой

21.11.2018 в 20:49, просмотров: 6935

22 ноября крутой юбилей празднует патриарх отечественной литературы, поэт, которого смело можно называть классиком при жизни, и одновременно живой, умный, наделенный огромной жаждой жить и творить человек — не стареющий Николай Николаевич Добронравов. Он — гениальный наш современник, аккумулировал в своем творчестве всю историю страны Советов. Великая Отечественная война, все великие стройки СССР, этапы покорения космоса, самые значимые вехи в истории комсомола, все историческое наследие прошлого века — все живет в его стихах. Но и день сегодняшний находит в них свое отражение.

А еще Николай Николаевич удивительно музыкален, и его двойной союз с самым, пожалуй, легендарным композитором нашего времени Александрой Николаевной Пахмутовой длится всю жизнь, и он оставил слушателям шедевры, которые будут жить в веках.

Николаю Добронравову исполняется 90:
фото: Геннадий Черкасов

22 ноября Николаю Николаевичу исполняется 90 лет. Александра Николаевна, чей юбилей мы ждем в следующем году, отметила свой очередной день рождения совсем недавно — 9 ноября. «МК» поздравляет этих людей, которые, вне всякого сомнения, являются настоящей гордостью страны, и приводит фрагменты неофициальной беседы, случившейся после завершения второго фестиваля «Зимние грезы», в рамках которого состоялась мировая премьера произведения Александры Пахмутовой «Победитель» — пьесы для трубы с оркестром. Эту беседу нельзя формально назвать интервью, тем более юбилейным, Николай Николаевич и Александра Николаевна просто высказывали журналисту «МК» свои мнения по разным вопросам за чашкой чая в уютной гостиной небольшой (а по нынешним меркам просто крошечной) квартиры, где царят бесконечные полки с книгами, звучит рояль, улыбается со стены Юрий Гагарин и накрыт заботливыми руками Александры Николаевны стол для вечернего гостя.

Разговор начался с обмена впечатлениями о новом произведении Александры Пахмутовой.

Николай Добронравов: — Концертов для скрипки, для фортепьяно пишется много, а вот концерт для трубы — это редкость. Репертуар для этого инструмента не слишком велик, хотя играют такие концерты во всем мире. У Александры Николаевны это уже второй концерт. Первый играют во всем мире, в разных странах, эти записи выпущены на дисках. В США каждый год его берут в свой репертуар пять-семь новых трубачей.

Александра Пахмутова: — Второй концерт по размеру меньше первого. Это такое концертино, пьеса для трубы. Вообще трубачи — патриотичные люди, очень болеют за свой инструмент. В Америке есть даже гильдия трубачей, они выпускают свой журнал, в одном из выпусков была большая статья о второй редакции моего концерта. Вот как для них важно пополнение репертуара свежими произведениями, моментально реагируют на все новинки.

Вообще труба — инструмент потрясающий, ведь она оповещает и тревогу, и общий сбор, и отбой. Первый инструмент, с которым живут дети еще с пионерского лагеря, — это труба. Но инструмент этот не только зовущий, тревожный или радостный, но очень интересный, для него можно создать любого характера музыку.

— Исполнитель вашего произведения Владислав Лаврик виртуозно справился с обеими ролями как трубач и как дирижер. Вы остались довольны его работой?

Николай Добронравов: — Вообще Владислав Лаврик — очень артистичный исполнитель, прекрасный трубач и дирижер очень хороший. Публика встретила его замечательно. Он влюблен в свой инструмент, кстати, говорил, что тот появился одним из первых в мире еще много веков назад. Самыми первыми родились ударные инструменты, а затем труба. Это действительно замечательный инструмент, и, как сказал руководитель молодежной программы Большого театра профессор Вдовин, «все солисты по-доброму завидовали бельканто этой трубы».

— А вы, Александра Николаевна, сами когда-нибудь выступали в качестве дирижера?

Александра Пахмутова: — Мне пришлось однажды дирижировать. Это хорошее, милое, доброе и одновременно грустное воспоминание. Это было еще до того момента, когда эстрадно-симфонический оркестр Центрального телевидения и Всесоюзного радио возглавил Силантьев. Мы должны были записывать с этим оркестром две песни: «Письмо на Усть-Илим» с Майей Кристалинской и «Марчук играет на гитаре» с Иосифом Кобзоном. Нам дали студию, время, все собрались, а дирижера нет… Вернее, есть, но он не совсем в форме… И тогда мне предложили дирижировать самой. Я сказала музыкантам: «Друзья, нам дали время, у нас задействован детский хор, извините, но мы должны записаться». Так и записали, но это песни, это проще. А вообще дирижер — это другая профессия, и она женщине не идет. Нет, конечно, например, Вероника Дударова была хороша! Но она — исключение из правил. Вероника была высокого роста, ей очень шел фрак, а руководила она оркестром Московской филармонии. Хотя, как ни странно, женщина, дирижирующая хором, — это приятное зрелище, но его правильное восприятие закладывается еще с детства, с пения детишек в детском саду. А симфонический оркестр — это совсем другое дело, это большой коллектив, где есть разные люди, и они со своеобразными характерами, дирижировать ими очень и очень непросто. Я бы никогда этого не смогла.

Николай Добронравов: — В той, давней ситуации было еще важно, что музыканты к Александре Николаевне хорошо относились, знали ей цену и сами просили ее дирижировать. Понимали, какая сложилась ситуация. А так это, конечно, трудно. Это настолько уникальная профессия — дирижер, что практически всегда без исключения оркестр при главном дирижере играет одно, а когда кто-то иной встает за пульт — совершенно по-другому. Поэтому-то все до сих пор помнят главного дирижера СССР Николая Голованова. Во всем мире известно имя Герберта фон Караяна — это один из самых великих дирижеров в мире.

— Как вы оцениваете сегодняшний уровень нашей эстрады? Не находите, что самозваных композиторов становится все больше, а хороших песен — все меньше?

Николай Добронравов: — Даже в наше время в памяти людей остаются песни, у которых все-таки мелодия есть. Мелодия — это то, что и дает песням их историю. Возьмем, к примеру, «Битлз», у них в песнях есть мелодия. Кстати, самое интересное, что было с «Битлз», нам рассказывала Людмила Зыкина, Люся. Она с ними как-то летела в одном самолете, они познакомились и говорили, что знают ее, очень любят и что они мечтают приехать в СССР! Но их никто сюда не зовет. И они уверяли, что для них все равно самое главное — народная музыка, что они идут от нее! Это говорили «Битлз», современнее которых на тот период просто никого не было. И более того, они сказали, что «если мы приедем в СССР, мы же не будем петь то, что здесь на потребу делаем, будем исполнять настоящие произведения, где есть мелодии». У них было стремление к народной музыке. И сегодня это стремление сохранилось у народа, у музыкантов, но нет его в СМИ. Нет по радио, по телевизору, даже можно услышать в эфире: «Это — мы, это — про нас» и тут же включают американскую музыку. Отечественной же музыки практически в эфире не слышно.

Александра Пахмутова: — Страна не в состоянии справиться даже не с девятым, а с сотым валом власти денег. Иногда думаешь: «Как так можно?» А просто человеку заплатили в два раза больше. Это очень страшно.

— Сейчас, когда теле- и радиоэфир все больше игнорируют российскую музыку, на первое место для продвижения разных произведений, особенно песен, выдвигается Интернет. Вы как относитесь к этому ресурсу?

Николай Добронравов: — У нас, например, есть новая песня «Золотая ты моя, золотая», Сережа Волчков ее спел, но ее никто не знает, она почти не звучала ни по радио, ни по телевидению. Поэтому узнают ли ее, услышат ли — это вопрос. Но мы видим, что Интернет — хороший информационный ресурс, и посредством его можно продвигать музыку.

Александра Пахмутова: — У нас нет в Интернете своих аккаунтов, но мы совершенно не исключаем возможности его использования.

— Какая тема по-прежнему занимает значительное место в вашем творчестве?

Николай Добронравов: — Когда шли съемки многосерийного телефильма «Крепкая броня», а по-настоящему это фильм о Курской дуге, выяснилась парадоксальная вещь. Оказывается, как это ни странно, но нет популярных песен о Курской дуге. Сколько написано песен о защите Москвы, Сталинграда, Ленинграда, но про Курскую дугу ничего. И вот мы написали песню для этого фильма. Ее исполняет Сережа Волчков. И хор Сретенского монастыря. Очень хороший оркестр.

Александра Пахмутова: — Там хорошие кадры, над которыми съемочная бригада работала целое лето. Они мне понравились. Это была страшная битва, а героиня фильма — девушка-танкист. Мы же в свое время были знакомы с Героем Советского Союза танкисткой Ириной Левченко — она была женой Евгения Долматовского. Она всю войну прошла на танке, от начала до конца, осталась жива. Мы дружили, она нам много что рассказывала, потом мы ее хоронили на Новодевичьем кладбище. Довольно страшно все это и очень нам близко.

— То есть война вас не отпускает?

Николай Добронравов: — В книге моих стихов, которая сейчас увидела свет, каждое третье или пятое стихотворение — воспоминание о войне. Мы вышли из войны детьми. А поколение, на которое пришлась война, — это совершенно особенные люди. Вот я знаю весь свой класс, мы общаемся, и ведь все сгодились своей стране, все мои одноклассники, они кто в науке, кто в космосе, кто в детском саду, все пригодились Родине.

Александра Пахмутова: — Такую работу всегда приятно делать, потому что знаешь: результат обязательно будет.