Пятый эпизод "Игры престолов": тайные мотивы Паука

Вероятно, мы знаем о Варисе не все

13.05.2019 в 09:20, просмотров: 17905

Минувшей ночью вышел предпоследний эпизод сериала «Игра престолов». После него остается немало вопросов к персонажам, а на мой взгляд, порой и к сценаристам. Но разобрать все эти вопросы невозможно, так что в этом обзоре мы сосредоточимся на одном персонаже - Варисе, или Пауке. Если вы еще не видели пятую серию восьмого сезона, а тем более предыдущие эпизоды, обратите внимание, что ниже вас поджидают спойлеры.

Пятый эпизод
Кадр из сериала / gameofthrones.fandom.com

Теория, которую я изложу, вполне может оказаться ошибочной. Тем не менее, восьмой сезон подарил немало оснований допускать, что она соответствует действительности. Согласно этому предположению, Паук не следует своему же излюбленному принципу.

Варис — персонаж, играющий в «игру престолов» едва ли не наиболее профессионально и с наибольшим азартом. Многие считают его одним из двух самых ярких «игроков» во всем королевстве, наряду с Мизинцем. Но Мизинец, к сожалению (или к счастью, в зависимости от вашего отношения к этому персонажу), был казнен еще в прошлом сезоне. К слову, сам Джордж Мартин, в книгах которого каждая глава представляет мир «глазами» одного из персонажей, писал, что Варис или Мизинец никогда не станут центральными героями главы — для этого каждый из них слишком много знает.

Итак, Варис в восьмом сезоне— быть может, самый информированный человек из известных нам по сериалу, если не считать Брана, способного магическим образом узнать обо всем на свете. Но Бран ведет себя слишком отрешенно и явно не стремиться решать судьбы мира сверх необходимого. В то же время, Варис мечтает сыграть свою роль в политике. В предпоследнем, и последнем для себя, эпизоде он говорит о том, что «большая награда требует большого риска», но многие зрители верят, что под «наградой» он подразумевает не личную выгоду. Паук не раз утверждал, что цель, с которой он действует за спиной сильных мира сего - благополучие Семи Королевств и народа Вестероса. Именно этим он объясняет сначала поддержку Дейенерис Таргариен, а затем - поддержу Джона Сноу, оказавшегося Эйегоном Таргариеном.

Любопытно, что у Семи Королевств, совсем недавно, уже был хороший правитель — трезвомыслящий, гуманный и способный самостоятельно принимать решения. Таковой была Маргери Тирелл. Она стала едва ли не единственным человеком, способным оказывать влияние на Джоффри, а когда тот был отравлен (ее семьей, но без ее непосредственного участия), нашла подход и к Томмену. Она стремилась заслужить любовь простолюдинов, а не вселять в них страх. Она едва ли не вернее всех следовала главному принципу, провозглашаемому Варисом - действовала с оглядкой на то, что власть исходит от народа. Если под этой личиной скрывался коварный и жестокий правитель, Маргери ни коим образом подобного не проявила.

Быть может, при Маргери Семь Королевств стали бы лучшим местом, чем при одержимых властью Серсее и Дейнерис или, напротив, никогда не стремившимся к власти Джоне. Тем не менее, Варис не сделал ничего, чтобы защитить молодую Тирелл, а его «пташки» - пусть, скорее всего, не по его приказу - помогли, а не помешали Серсее избавиться от Маргери. Вместо того, чтобы поддержать правительницу, отвечающую всем его требованиям, Варис отплыл на другой континент, чтобы помогать придти к власти Дейенерис. А находясь в шаге от успеха, передумал.

Что же изменилось? Да, в четвертом эпизоде восьмого сезона Дейенерис заявила, что хочет взять Королевскую гавань «любой ценой», и ее с трудом удалось отговорить от этого (а в действительности не удалось, о чем мы узнали лишь теперь). Но во второй серии прошлого сезона мы наблюдали почти аналогичный эпизод. И тогда Варис не только от не отвернулся от Бурерожденной, но и пообещал никогда не действовать за ее спиной.

Едва ли Варис, не раз убеждавшийся, что чрезмерное благородство может сыграть с политиком злую шутку, действительно был уверен, что Джон станет лучшим королем. Сколь бы разрушительным ни было чрезмерное стремление к власти, полное отсутствие такового тоже нельзя однозначно считать плюсом.

Выходит, в четвертой серии по-настоящему поменялось одно — до недавнего времени Варис был искренне уверен, что он помогает взойти на трон законной правительнице, но выяснилось, что в действительности трон должен перейти к другому. То есть можно предположить, что Паук не столько заботился о Семи Королевствах, как он утверждает, а всего лишь хочет, чтобы власть перешла к законному наследнику и осталась за Таргариенами.

Конечно, это предположение не вполне объясняет, почему Варис был против совместного правления Дейенерис и Джона — подобная практика среди Таргариенов обычна. Но, быть может, он говорил правду, утверждая, что хочет видеть Эйегона Таргариена фактическим правителем Семи Королевств, а не помощником Дейенерис.

Пятая серия демонстрирует, что Варис оказался прав в своем решении предать Дейенерис (пусть, вероятно, этим решением еще больше подтолкнул ее к безумию). Однако это само по себе не отвечает на вопрос, каковы были его мотивы и почему они были именно такими. И, если вышеизложенная теория верна (в чем, повторюсь, я не уверен), остается неотвеченным еще один вопрос. Почему Варис, столь уверенный в том, что власть исходит от народа, может столь консервативно относиться к вопросам престолонаследия. Быть может, все это выяснится в финальной серии - в конце концов, пятая начинается с того, что Паук пишет кому-то письмо о «законном наследнике», и пока что мы не знаем адресата.

Читайте материал "Четвертый эпизод «Игры престолов»: серия, возвращающая к истокам"