Alice in Chains: Курт Кобейн мертв, а гранж еще нет

Как издевательство над металлом сделало музыкантов уникальными в своем жанре

23.06.2019 в 18:10, просмотров: 4022

«Алиса в цепях» (так переводится имя этой группы на русский) — пожалуй, идеальное название для гранж-коллектива, достаточно мрачное, в меру претенциозное и в меру апатичное. Все эти качества свойственны стилю, ставшему одним из самых популярных в 1990-е, когда в музыке, да и в социуме образовался психологический надлом, и как альтернатива пусть дерзким, эксцентричным, но все-таки пестующим красоту, выхолощенным рок-звездам появились парни со спутанными волосами в джинсах и растянутых майках. Их музыку отличал грязный гитарный звук, обилие дисторшна, депрессивные, часто монотонные тексты об одиночестве и безысходности. Alice in Chains стали настоящими героями нового движения. Пройдя путь длиной в 32 года, они умудрились ни разу не посетить Москву с концертом. На прошлой неделе артисты исправили это упущение.

Alice in Chains: Курт Кобейн мертв, а гранж еще нет
Фото: Дмитрий Бубонец

Группа наряду с Nirvana, Soundgarden и Pearl Jam вошла в свое время в так называемую большую сиэтлскую четверку самых мощных гранжевых команд. Со смертью лидеров первой и второй Курта Кобейна и Криса Корнелла их история закончилась. Только третья группа во главе с харизматичным Эдди Веддером да Alice in Chains продолжают свою музыкальную деятельность, по сей день держась на плаву. И хотя сегодня только ленивый не говорит о засилии хип-хопа и популярности инди, происходящее в одном из крупнейших столичных клубов стало ярким доказательством того, что и на гранж по-прежнему есть спрос, причем не только у олдскульных ностальгирующих фанатов, но также среди молодежи. К входу стекалась бурная река поклонников всех мастей и возрастов — тинейджеры с дредами, припанкованного вида барышни с броским макияжем, накаченные мужчины лет 30–35 в майках с обрезанными рукавами и джинсовых шортах, люди в черном, похожие на металлистов, с длинными волосами. Все эти персонажи выглядели эксцентрично, и, несмотря на разный имидж, были абсолютно на одной волне. Создавалось ощущение, что вместе с кумирами они перенеслись на невидимой машине времени в 90-е, точнее — воспроизвели атмосферу того времени здесь и сейчас. Энергетика была живой, эмоции настоящими, а звучание абсолютно актуальным.

Редкий случай, когда после смерти основателя группа продолжает свое существование, но Alice in Chains — то самое исключение из правил. Команда появилась на свет в далеком 1987-м. Ее создали вокалисты, гитаристы и авторы песен Лейн Стэйли и Джерри Кантрелл. Почти также — Alice N’Chains назывался предыдущий глэм-роковый бэнд Стэйли. Выбрав такое имя, артисты хотели показать свое ироничное отношение к ортодоксальным металлистам (отсюда и «цепи»), которое было на тот момент типичным для гранжевых коллективов. При этом влияние металла на их музыку сложно отрицать: таким необычным сочетанием стилей они изначально отличались от своих коллег из уже упомянутой «большой четверки», которые ушли в совершенно другую степь. После выхода первого альбома «Facelift» они поехали в совместный тур с металлическими гуру Megadeth, Anthrax и Slayer, заменив попавших в автокатастрофу Death Angel. В 1992-м группа выпустила один из самых своих известных альбомов «Dirt». Тогда уже пошли слухи о том, что Лейн сидит на героине. В 1996-м он покинул команду, а в 2002-м умер, не справившись с зависимостью.

Музыканты заявляли, что больше не будут давать концерты, но все же истории суждено было продолжиться. В 2006 в Alice in Chains пришел вокалист Уильям Дюваль, которому хватило энергии и харизмы стать новым фронтменом, влюбив в себя публику. Пластинки, выпущенные в новом составе, и фанаты, и критики приняли на ура. С последней (и первой за 5 лет) «Rainier Fog» герои приехали в Москву, не обойдя, вниманием, конечно, композиции с других альбомов. Хотя многие назвали новую работу возвращением к традициям 80–90-х, в ней сильнее, чем в предыдущих, чувствуется влияние дум-, хеви-метала. Тем не менее сложно поспорить, что это настоящий, качественный гранж. С залом исполнители работали, делая ставку на эффектные партии, живую энергетику, не сильно изощряясь с видеорядом (на экранах появлялись то яркие линии, не отвлекающие внимания от артистов, то телевизионная рябь). Тем, кто спокойно относится к этому жанру, происходящее могло показаться несколько статичным, но у истинных ценителей была возможность погрузиться в самые его недра и получить мощнейший эмоциональный заряд.