Он придумал уши Чебурашки

Автор мультипликационных образов Леонид Шварцман: «Я считаю своим лучшим мультфильмом «Варежку»

18.10.2019 в 17:50, просмотров: 6762

Кто из нас не смотрел советские мультфильмы? «Ну, погоди!», «Простоквашино», «Осторожно, обезьянки!» — эти произведения всем известны и всеми любимы. К сожалению, сегодня осталось не так много людей, лично участвовавших в создании этих шедевров. Нет уже в живых Анатолия Папанова, озвучивавшего Волка из «Ну, погоди!», нет Эдуарда Успенского — создателя кота Матроскина и Дяди Федора. Поэтому тех, кто, слава богу, жив и причастен к созданным шедеврам, следует помнить и беречь. Один из таких людей — Леонид Шварцман, автор визуального образа Чебурашки, котенка Гава, милиционера дяди Степы, крокодила Гены и многих других. Недавно он отметил день рождения: ему исполнилось 99 лет!

Он придумал уши Чебурашки

Живая история «Союзмультфильма» и настоящий кладезь знаний — не поздравить Леонида Аароновича с этой замечательной датой и не попросить об интервью, чтобы из первых рук узнать историю этого выдающегося человека, было просто невозможно.

Леонид Ааронович Шварцман отработал в мультипликации половину века, с 1948 года и до 2002 года, когда вместе с Инессой Ковалевской снял свой последний мультфильм «Дора-дора-помидора». Почти каждая его работа становилась культовой.

При встрече оказалось, что Леонид Ааронович еще и отличный собеседник. Рассказывал спокойно, выдержанно, обдумывал каждое слово. Мы проговорили почти два часа и за это время успели обсудить множество тем: его детство и юность, работу на танковом заводе в Челябинские во время войны, кукольную мультипликацию и даже уши Чебурашки. Но разговор, конечно, начался с поздравления.

— Леонид Ааронович, 99 лет — дата более чем внушительная, очень серьезная! Поздравляем вас от всей души! Как отметили?

— Все прошло достаточно скромно, — отмахивается он от значимости даты прожитых лет. — Посидели в домашней обстановке.

— Но поздравлений пришло немало?

— Поздравления в этот день сыпались со всех концов света, — улыбается он, — телефон не умолкал ни на минуту.

Что же, в этом нет ничего удивительного. Ведь мой собеседник поистине человек мира.

Родился Леонид Шварцман в городе Минске Белорусской ССР. Там окончил среднюю школу, ходил в художественную студию, мечтал о поступлении в Ленинградскую академию художеств (в этом городе жил старший брат). В 38-м году поступил в среднюю худшколу при этой академии.

— Учился-учился, а потом война началась, — рассказывает он. Во время Великой Отечественной войны был эвакуирован в Челябинск и работал там токарем на тракторном заводе, выпускавшем тяжелые танки.

Но креативная жилка художника проявила себя уже тогда — Леонид попал в большую творческую мастерскую при этом заводе и до самой победы занимался оформлением разного агитационного материала.

— А после войны получилось поступить на художественный факультет ВГИКа. Так я на всю жизнь связал себя с кино, — рассказывает Шварцман. — В один прекрасный день в Москве прошел первый показ знаменитого диснеевского мультфильма «Бэмби», который Дисней подарил СССР как стране-союзнику во Второй мировой войне. Это был первый мультипликационный фильм, который я увидел, и впечатления от него оказались очень сильные, — вспоминает он.

animamuseum.ru

Так Леонид Ааронович определился с профессией и посвятил ей последующие 50 лет. Вскоре Шварцман, будучи еще студентом, попал на киностудию «Союзмультфильм».

— В «Союзмультфильме» была восхитительная атмосфера, — говорит наш герой, — мы все были друзьями и коллегами друг для друга. Это был наш дом, которому мы отдали много-много лет. Люди, которые приходили к нам работать, либо уходили сразу, либо оставались на всю жизнь. Те послевоенные годы были тяжелые, но мы были как огромная семья. В этой семье между нами часто происходили шутки и розыгрыши.

— Как же разыгрывали друг друга создатели культовых мультфильмов?

— Был у нас один художник, который всегда ходил в грязных галошах. И вот мы его однажды разыграли и помыли эти галоши. Потом они стояли прямо перед ним, но он не смог их узнать и ушел домой без галош.

Как-то устроили и более жестокий розыгрыш. Наша работа проходила в рисованной мультипликации и требовала большой работы руками. Помимо создания персонажей большой работой было рисование фонов для мультфильмов. Это очень сложная работа, она требует хорошего навыка в рисовании. Один раз мы решили разыграть нашего художника и сделали копию декорации его фона, сверху положили бумажную кляксу, а рядом бутылочку из-под туши. Как будто бы тушь пролилась на фон. Когда он вошел — чуть в обморок не упал, увидев свой фон, залитый тушью. Потом, конечно, долго приходил в себя.

— Какие ваши самые любимые герои — и люди, с которыми вы работали, и персонажи?

— Я был сначала художником-постановщиком, а затем и режиссером. Работал бок о бок со многими выдающимися личностями. С Атамановым Львом Константиновичем, с Качановым Романом Абелевичем — мы вместе делали крокодила Гену. Многое сделали с Уфимцевым — например, сериал про 38 попугаев.

— Начальство было строгое, цензура вас донимала?

— Не сказал бы, что начальство было такое уж строгое. Они были не столько строгие, сколько уважаемые. Мультипликационное кино не подвергалось такой большой цензуре, как натурное кино, поэтому такого тщательного надзора не было.

— Леонид Ааронович, при создании мультфильмов вы занимались разными профессиями. Какие из работ в мультипликации считаете самыми сложными?

— Работы были разные по своей сути. Есть работа творческая, а есть производственная. Создание мультфильма начинается с творческой работы — написание сценария, поиски персонажа, создание раскадровки, композитор пишет музыку. Происходит создание эскизов и декораций. Делалось это все в подготовительном периоде, а затем выносилось на художественный совет. Если он одобрял, то фильм отправляли в производство. В рисованной мультипликации надо было делать очень много рисунков, фазовать движение. Это более рутинная часть работы, но и в ней есть место для творчества. Для него есть место на каждом этапе создания мультфильма!

— Чем отличается работа в рисованной и кукольной мультипликации?

— В кукольной мультипликации по эскизам делается кукла, и ее покадрово снимают под съемочным аппаратом. В рисованной мультипликации более сложно работать — рисунки постоянно приходится править, изменять. Кукла более стабильная. Я работал и в той, и в другой анимации.

— Как создается образ в кукольной анимации?

— Вначале художник-постановщик рисует образ будущей куклы. Когда он готов и не вызывает возражений у режиссера, то по миллиметровке делается чертеж будущей куклы в фас и в профиль, точно по ее размерам. Потом к работе приступают мастера кукольной конструкции, те, которые ее одевают, расписывают персонаж. Потом конструкторы создают в металле каркас-скелет куклы. Создаются локтевые шарниры, тазобедренные и коленные шарниры, ступни. Она должна двигаться, как человек. Художники расписывают лицо и тело, мастера шьют ей одежду.

— А как кукла двигается во время съемок?

— Этим занимается мультипликатор или кукловод. Он надевает ее на руку и играет роль того или иного персонажа. В ногах персонажей есть отверстия, куда вставляются булавки, за счет которых создается походка. Все это проходит под киносъемочным аппаратом. Кукловод — особенная и редкая профессия. А есть еще кинооператор — он устанавливает аппарат, готовит пленку.

— За вашу долгую жизнь у вас были разные награды. Как награждают за создание мультфильмов?

— Я был удостоен звания народного художника России, в 97-м году полетел в Нью-Йорк, где мне вручили премию «Голливуд детям» за вклад в детскую мультипликацию. Два года назад В.В.Путин наградил меня президентской премией. Но самая приятная для меня награда то, что созданные мною фильмы до сих пор любимы и востребованны.

Беседуя со Шварцманом, мы, конечно же, перешли на созданных им персонажей. Мультфильмы «Крокодил Гена», «Котенок по имени Гав», «Дядя Степа — милиционер» благополучно пережили все исторические перипетии и остались востребованы в новом веке и в новых реалиях. Наш собеседник — автор внешнего вида героев всех этих мультов. Леонид охотно рассказал о том, как создавал культовых персонажей.

фото: Кирилл Искольдский
Леонид Шварцман с женой.

— Леонид Ааронович, давайте начнем с одного из самых знаменитых — с крокодила Гены, ставшего не только в нашей стране культовым. Как удалось сделать героев именно такими?

— Я работал с Романом Абелевичем Качановым. А он в то время познакомился с А.И.Аджубеем (советский журналист, публицист, зять Никиты Хрущева. — Авт.) и стал бывать у него в доме. Один раз пришел и увидел, что сын Аджубея читает книжку «Крокодил Гена и его друзья», которую написал Успенский. Тогда он тоже прочитал эту книгу, и она ему очень понравилась. Так появилась идея сделать фильм по этой книжке.

Вместе с Успенским Качанов написал сценарий, и по нему я начал работать над созданием образов. Крокодил и старуха Шапокляк появились довольно быстро. Крокодил, как написано в книжке, работал в зоопарке… крокодилом! Весь день он лежал на берегу пруда, а когда рабочий день кончался — брал трубку, надевал модный красный пиджак, шляпу и уходил домой. Вот так у меня в голове и появился образ этакого респектабельного денди. Вместо галстука у него была черная бабочка.

Шапокляк тоже быстро появилась. Шапокляк — это складной цилиндр, который носили модники XIX века. В этом цилиндре была кнопочка, если ее нажать — цилиндр «выстреливал» вверх и вырастал в полный размер. По характеру своему Шапокляк — довольно вредная старушенция, все совала свой нос куда не надо, поэтому у нее появились хитрый прищур, длинный нос и розовые щечки. А еще у нее были седые волосы, завязанные сзади в пучок. Такой пучок я увидел у мамы моей жены.

Чебурашка был самым сложным, над его образом я бился почти полгода. У Успенского в книге было «предисловие, которое не обязательно читать». Там он описывал Чебурашку так: родители подарили мне бракованную игрушку, это был зверек с маленьким, как у медвежонка, хвостиком, с круглой заячьей головой и глазами, зелеными, как у филина. Но об ушах не было сказано ни слова. Я начал придумывать, вариантов была масса. Ко мне в гости приходил Качанов, и мы долго спорили о том, каким должен быть этот персонаж. Наконец мне удалось придумать такие уши, которые нас устроили. Что до его глаз, я их сделал черными, похожими на глаза удивленного маленького ребенка. Изначально у него были маленькие ножки, но потом кукловоды посоветовали убрать ноги — они технически мешали в движении куклы. Так у него остались одни только ступни. Вот так рождался внешний вид этого персонажа.

Я уже рассказывал, что у всех кукол были каркасы. А вот у Чебурашки его не было! Это была нестандартная кукла: руки, ноги и голова крепились на штырях прямо к туловищу. Эта кукла — единственная в мультфильме, у которой нет скелета.

— «Крокодил Гена» перешагнул российские границы и стал широко известным за рубежом, в Японии несколько лет назад даже сняли продолжение этого мультфильма. Кстати, там же, в Японии, обожают другой ваш мультфильм — «Варежка», существуют даже целые фанатские клубы!

— Я считаю, что «Варежка» — лучший фильм, сделанный нами вместе с Романом Абелевичем Качановым.

— У вас есть еще много замечательных мультфильмов, например «Дядя Степа — милиционер».

— На образ милиционера меня вдохновил мой преподаватель Сазонов Анатолий Пантелеймонович. В основу образа дяди Степы лег именно он.

— А я лично очень люблю «Котенка по имени Гав».

— Эту работу мне предложил Лев Константинович Атаманов. Я уже говорил, что с ним мы сделали много фильмов. Он однажды предложил мне сценарий Г.Остера, и мы решили начать работу. В те времена я работал одновременно и в кукольной, и в рисованной мультипликации. Наверное, это всё, рассказал вам что мог.