На Елисейских полях вахтанговцы дали урок истории Холокоста

Заграничный показ спектакля «Наш класс» анонимно оплатил неравнодушный бизнесмен

Театр имени Евгения Вахтангова привез в «Париж» спектакль «Наш класс». Показы проходят в театре «Мариньи» на Елисейских Полях в рамках 100-летия лучшего российского театра и по сути продолжают мировой тур, стартовавший в честь весомой даты еще в сентябре прошлого года. Два спектакля уже прошли на ура. С подробностями из столицы Франции — обозреватель «МК».

Заграничный показ спектакля «Наш класс» анонимно оплатил неравнодушный бизнесмен

Париж, который, как известно, стоит мессы, в эти дни живет напряженной культурной жизнью — Неделя моды (уличная — кто во что горазд, но с преобладанием ярких цветов на пальто «а ля Чебурашка» и на головах), выставка Леонардо да Винчи в Лувре (грандиозная, не попасть), деяния русского аукциониста Петра Павленского (ток-шоу, но без агрессии и крика, как у нас). Вахтанговцы же своим туром только закрепили успех, сопровождавший их выступления здесь с двумя хитами — «Евгений Онегин» и «Дядя Ваня» (каждое из названий сыграли по шесть раз). Русские актеры тогда произвели фурор, и по окончании гастролей директор «Мариньи» Жан-Люк Шоплен предложил привезти им еще какой-нибудь спектакль. И тут произошла поистине сказочная история.

— Однажды мне раздался звонок, — рассказывает директор театр Кирилл Крок. — Звонивший представился бизнесменом и сразу перешел к делу. «Я посмотрел ваш спектакль «Наш класс». Я потрясен до слез, это история и моей семьи тоже. Его должен увидеть мир». «Красиво звучит, — подумал я, — но каким образом его должен увидеть мир? На какие средства везти спектакль, как он предлагает, в Лондон, Париж, Тель-Авив?» А человек сказал, что готов финансировать все поездки спектакля, в котором, извините, нет ни одной звезды — только молодые актеры. Но у него одно условие: он не хочет, чтобы звучало его имя. И он действительно оплатил все расходы по поездке, и вот теперь мы играем в Париже три спектакля.

Фото: Михаил Гутерман.

Что же это за такой «Наш класс», который побуждает состоятельных людей делать столь широкие жесты в сторону театрального искусства? Это действительно удивительная по силе и мощи постановка посвящена теме холокоста. В основе ее — пьеса «Наш класс. История в 14 уроках» польского драматурга Тадеуша Слободзянека, написанная в 2008 году и отмеченная главной литературной премией Польши «Нике». Произведение, посвященное трудным урокам истории, беспощадно прежде всего к самим полякам и истории их отношения к евреям во время Второй мировой войны. Пьеса прозвучала настолько сильно и актуально, что ее начали активно ставить в разных странах. Московская же премьера состоялась в октябре 2016-го на Новой сцене Вахтанговского. Режиссером постановки выступила Наталья Ковалева, художником — Александр Боровский, музыка — Клавдии Тарабриной, хореография — Ирины Филипповой. Эта работа, несмотря на сложность поднимаемой темы, пользуется в Москве успехом у публики. 

В Париже билеты на «Наш класс» раскуплены давно: не потребовалось рекламных усилий, несмотря на отсутствие звездных имен. На сцене Малого зала «Мариньи», рассчитанного на 290 мест, стоят семь школьных досок, перед ними — десять учеников: три девочки и семь мальчиков — поляки и евреи. Как все дети, они вне национального вопроса: играют, проказничают, дразнятся. «А Рысек влюблен в Дорку», он вырезал сердечко и незаметно положил в ее портфель. А Владек трусоват, Якуб, когда вырастет, хочет заниматься коммерцией, беззаботная Зоська сказала, что будет портнихой, а Абрам вдруг сообщает товарищам, что его отсылают учиться в Америку. Шумная игра на минуту замирает, а Абрам обещает непременно писать одноклассникам, и пишет с завидной регулярностью. Но даже в самом страшном сне он не мог представить, что время и взрослые сотворят с его любимыми одноклассниками. 

Сначала умрет национальный герой — маршал Пилсудский (школьники иронично изображают похороны), в Польшу войдет доблестная Красная Армия (комичная пародия на стихотворение Маяковского про лошадь), имя Сталина будут произносить с гордостью, Польша станет разменной монетой в международной политике, поляков станут вербовать в агенты КГБ, а потом придут немцы... И как-то незаметно, почему-то само собой одноклассники разделятся на поляков и евреев, на жертв и палачей, и наступит час страшного испытания, и мало кто его выдержит. А через годы придет и час расплаты. «Тум бала, тум бала, тум балалайка...»

Фото: Михаил Гутерман.

Жесткая история держит внимание зала три с лишним часа. В вихре истории судьба каждого из десяти одноклассников пропущена сквозь два акта, и вот готов портрет поколения. Без иллюзий, без мифов — жесткий и безжалостный. Наталья Ковалева (в прошлом работала актрисой в любимовской «Таганке», театральный педагог) удивительно точно разобрала пьесу, образно рассказала историю о любви и возмездии, сделав ставку лишь на актеров и их игру. В помощь артистам только школьные доски, на которых они мелом что-то торопливо пишут, зачеркивают, стирают мокрой тряпкой, точно двоечники. Заново пишут, пытаясь исправить ошибки, а по сути — переписать жизнь. Как будто хотят вывести формулу, как правильно жить, ну хотя бы на «четверку». «А оказалось, что я прос-л свою жизнь», — говорит Хенек. «Зачем я жила я так и не поняла?» — в конце жизни признается Рахелька, на которой, чтобы спасти от гибели в овине вместе с другими евреями, поляк Владек (тот самый трусоватый) женился.

О каких мифах можно говорить, когда Слободзянек использовал реальное событие: в июле 1941-го в оккупированной немцами Польше жители городка Едвабне согнали в овин и заживо сожгли сотни своих односельчан-евреев. Участниками, как палачами, так и их жертвами, были и герои пьесы, у каждого из которых есть реальный прототип. Их и играют молодые вахтанговские артисты, среди которых совершенно невозможно кого-либо выделить. Очень сильная команда — Владимир Логвинов, Юрий Поляк, Ксения Кубасова, Полина Кузьминская, Павел Попов, Максим Севриновский, Дарья Щербакова, Эльдар Трамов, Алексей Гиммельрейх, Владимир Шульев. Они настолько погружены в материал, что кажется,и не играют — так органично существуют в эмоциональном поле высокого напряжения. И можно только поздравить академический театр, у которого есть такой интересный молодой состав, с яркими актерскими индивидуальностями.

Бисировали долго, публика принимала артистов с восторгом. После спектакля я стала свидетелем, как уже на улице к артисту Максиму Севриновскому, курившему у служебного входа, подошла взволнованная женщина. Сказала, что она — американская актриса, живет в Париже. И несколько раз повторила, что это «невероятно, и что видела уже «Евгения Онегина» и попросила: «Возвращайтесь!»

Через неделю «Наш класс» отправляется на фестиваль в Тель-Авив, а дальше будут Лондон, Берлин и Нью-Йорк.

Фото: Михаил Гутерман.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28202 от 25 февраля 2020

Заголовок в газете: На Елисейских полях вахтанговцы дали урок истории