Удержи зрителя в гаджетах

Врачей Коммунарки Тереза Дурова пригласила в свой театр

Культура, оказавшаяся в списке пострадавших на втором месте, спасается в онлайне как может. Одни — вяло, как жили до пандемии, другие — активно, помогая не только себе, но и зрителям. Так, театр Терезы Дуровой разработал систему нескучной жизни для семьи на карантине. Как удержать зрителя в гаджете, мы поговорили с Терезой Дуровой, которая еще и написала письмо главному врачу Коммунарки.

Врачей Коммунарки Тереза Дурова пригласила в свой театр
Тереза Дурова.

— Извини, но Коммунарке сейчас явно не до театра.

— Врачи не выходят из больницы сутками, и у меня как у руководителя семейного театра сразу возникает вопрос: если люди не выходят, то в каком же состоянии сейчас их дети, семьи? И тогда я подумала, что когда все это закончится, у врачей и всех, кто рядом, обязательно должен быть праздник. Они его достойны! Семейный праздник — воссоединение с семьей, с детьми, с которыми долго не виделись. А я знаю, что нет ничего важнее общей эмоциональной памяти, общего праздника. Мне важно, чтобы врачи воссоединились со своими родными на территории радости.

Поэтому я и написала письмо главному врачу Денису Проценко: «Вашу работу сегодня называют героической, и это справедливо. Хотя вы и ваши коллеги уверяете, что просто выполняете свой долг. Но наш театр тоже по своему выполняет свой долг». Как? Мы остаемся со своим зрителем в режиме онлайн целый день, надеясь на то, что дети не мучились на карантине и, главное, не покидали квартиры, и чтобы у врачей было меньше пациентов. Никто не знает, когда эпидемия отступит, но когда бы это ни случилось, врачи Коммунарки получат один пригласительный билет на спектакль — такого билета мы еще никогда не делали.

— Как театру в онлайне удержать аудиторию, тем более такую сложную, как дети. Они и на живых спектаклях спокойно не сидят, а тут театр — в гаджетах. И конкурентов в онлайне у театров хватает.

— У нас сейчас жесткая сетка вещания. Просыпаемся вместе с детьми — зарядка для рук и тела: для тела проводит артист и каскадер Петр Королев, а зарядке для ручек учит команда, которая занимается теневым театром. После такой разминки — завтрак с героями наших спектаклей: царевна Забава (Даша Лукьянченко) рассказывает, как готовить вкусные сырники по рецепту своей бабушки. Маша Павлова объясняет родителям, как самим можно сделать полезные конфеты. А Костя Лещенко показал зарядку для смеха. Люди от страха скоро разучатся смеяться. Потом приходит «файф о клок», когда мы показываем отрывки из спектаклей.

Артист Костя Лещенко на удаленке, и его зарядка — три способа смеяться.

— А почему не целиком?

— Нужно показывать частями, поскольку детям сидеть более 15–20 минут у экрана не стоит. Тоже исходя из особенностей детской психики, мы не делаем мастер-классов — когда не глаза в глаза, малыши трудно воспринимают. Наш принцип прост: научили вас смеяться — уходите от экрана, учитесь смеяться сами и учите своих близких. Или мы запустили проект #ТеатриумГолос: выкладываем песню из нашего спектакля и просим спеть ее по-своему и записать на видео. Это творческая провокация, и экран тут дело 222-е. И конечно, мы приходим к детям на ночь глядя: читаем им сказки, как аудиокнигу, только в малых дозах или в виде театрализованной игры — как полагается сказке, с няней (Маша Морозова), принцессой (Соня Краковская), и даже при участии собачки. Живой, не виртуальной.

— Две недели театры онлайн: твои выводы о работе в новой реальности?

— Первый: слава Богу, мы — московский театр, у нас есть тыл и защита. Актеры получают зарплату, как и все службы. И второй: я рада, что к тому моменту, когда пришла беда, мы оказались к ней готовы. Интернет — это площадка, которой мы пользуемся давно, и для нас это — проверка на беду.

Мы, конечно, не имеем возможности собираться, все работают по домам, но каждое утро я получаю новое видео и работаю с ним. Это новое, а новое всегда интересно. Мы же живые люди, видим массовую гибель людей от коронавируса, это угнетает. Мне тоже страшно, но понимаю, что этот опыт дан нам для укрепления себя. Можно уйти в панику или упадок, а можно на злости, на сопротивлении нарастить мышцы.

— Ты просчитывает худший сценарий — карантин не до 30 апреля, а полгода, год. Что делать тогда театру?

— Тогда, я думаю, мы сделаем, как всегда и делали в патовых ситуациях, мозговой штурм, и не может быть, чтобы мы чего-то не придумали. Значит, станем снимать кино в театре. То будет новый виток нашей жизни. Но то, что он будет творческий, это однозначно.

Сюжет:

Пандемия коронавируса