Лев Новожёнов вспомнил, как Александр Кабаков начинал писательскую деятельность

«Московский комсомолец» публиковал самые ранние тексты писателя

Имя писателя Александра Кабакова, который скончался вчера на семьдесят седьмом году жизни, тесно связано и с «Московским комсомольцем». С нашей газетой он активно сотрудничал в 1980-е годы. Тогда полосу «Сатира & юмор» возглавлял известный журналист и телеведущий Лев Новожёнов. В беседе с корреспондентом «МК» он вспоминает о своих встречах с Кабаковым.

«Московский комсомолец» публиковал самые ранние тексты писателя

Это было в газете «Гудок» - рассказывает Новожёнов - У меня там работали друзья и я пришёл туда пристраивать свою падчерицу в детский сад «Железнодорожный». Его очень рекомендовали и было удобно географически для нас женой. Там работала супруга Саши. Она и говорит, а вот у меня муж пишет юмористические рассказы, вы не могли их тиснуть в «Московский комсомолец». Это был такой бартер: вы мою падчерицу в детский сад, а я напечатаю Кабакова - счастливый случай.

- Можно сказать, что «МК» стал для Кабакова стартом в литературе?

- «Московский комсомолец» публиковал самые ранние тексты Саши Кабакова, ещё до его главных произведений. Практически он стартовал в «МК» на полосе сатиры и юмора. Но, знаете, помимо производственных отношений, мы просто дружески общались в редакции - как у него в «Гудке», так и в «Московском комсомольце» и обычно во время застолья. Тогда можно было курить и выпивать, это считалось в порядке вещей. Он очень много времени проводил в «МК», в том закутке, где я сидел. Это был трансформаторный щит, извлечённый из стены, в этом закутке мы и общались, встречались. Он писал очень длинные тексты, но в виде исключения, ему давали зелёный свет. Это были не просто маленькие рассказы, а довольно крупные произведения, которые потом вошли в его первые книги.

- Каким вам запомнились его тогдашние тексты?

- Мы много времени проводили в Доме Журналистов. У Саши были длинные пространные филиппики об этом заведении, его обитателях и нравах. Ироничные, довольно смешные и острые. Сашу публиковали в огромных количествах - у него была такая привилегия. Как только он что-то приносил это немедленно шло в печать. «МК» был не просто местом работы, это было местом встречи,  нашим творческим клубом. Был дом журналистов, а был ещё дом под названием «МК». Туда приходили не только, чтобы что-то напечатать. Самым главным оказывались встречи, разговоры о жизни, о наших делах

Вообще же у Кабакова была очень хорошая журналистская школа. Не будем забывать, что и у «Гудка» были серьёзные традиции. Это была кузница блистательных писателей: Олеша, Ильф и Петров, Булгаков. Сама атмосфера к этому подталкивала. Как каждый актёр мечтает сыграть Гамлета, так и в каждом журналисте живёт писатель. В ранце настоящего солдата всегда должен лежать маршальский жезл. 

- Вы общались с ним в последнее время?

- Мы навещали Сашу в доме Ветеранов месяца два назад. Он лежал пластом, почти не двигался. Еле шевелил рукой, причём одной, но голова ясная была, и он шутил.

Читайте также: Писатель Евгений Попов рассказал о последних днях жизни Александра Кабакова

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28244 от 20 апреля 2020

Заголовок в газете: Лев Новоженов: «Голова ясная была, и он шутил»