Светлана Светличная отмечает 80-летие в затворничестве

Вгиковские друзья сравнивали ее с Мариной Влади

Возраста Светлана Светличная никогда не скрывала. Гордилась тем, что может позволить себе то, на что другая женщина уже не осмелится: мини-юбку, например. Актриса не раз выходила к зрителям в маленьком черном платье, открывавшем ее умопомрачительные ноги, и говорила: «Мне 75, 77, 79…» Зал взрывался аплодисментами, как это бывало, когда Владимир Зельдин объявлял, что ему 100 лет.

Вгиковские друзья сравнивали ее с Мариной Влади
Фото: Сергей В.Иванов

Светличная говорит: «Я уходящая натура, но мне нравится хулиганить, носить шорты. Женщина и в таком возрасте способна любить. Когда задают вопрос: «Кто вам нравится в последнее время больше всего?» — отвечаю: «Светлана Светличная».

Пять лет назад, когда ей исполнилось 75 лет, она весь год активно путешествовала, принимала поздравления на фестивалях. На день рождения сбежала в Пензу к брату, который тоже, кстати, родился 15 мая, но 1953 года. Еще до пандемии Светличная категорически отвергла предложение Гильдии актеров кино провести ее юбилейный вечер. Жаль, поскольку есть что вспомнить и о чем рассказать. С каждым ее фильмом связана удивительная история.

Полтора месяца Светличная провела дома в самоизоляции, но перед юбилеем все-таки сходила в магазин за шампанским и перестала отвечать на телефонные звонки. Взяла паузу.

В ее жизни были необычные работы, о некоторых зрители почти ничего не знают.

Так, в 1969-м она снялась в четырехминутной «Папироснице» у Суламбека Мамилова в роли разносчицы папирос в шляпке с надписью «Моссельпром». Вышла эта картина через год после «Бриллиантовой руки» Гайдая, ставшей самый знаменитой работой актрисы.

Светлана Светличная после показа «Папиросницы» поделилась с «МК»:

— Мы снимались с Суламбеком Мамиловым и моим мужем Владимиром Ивашовым у Станислава Ростоцкого в «Герое нашего времени». Суламбек сыграл Казбича. Там мы и подружились. Потом он поступил на Высшие курсы сценаристов и режиссеров, начал снимать кино и пригласил меня. Но картина многие годы где-то у него пролежала, никто ее не видел. А к моему 50-летию Суламбек мне ее подарил. Такая радость, что она дожила до своего часа. Давно не была я так счастлива.

В фильме «Девушка и смерть» голландского классика Йоса Стеллинга Светличная сыграла Ренату Литвинову 50 лет спустя, некогда содержавшую то ли отель, то ли бордель в Германии.

С Вячеславом Тихоновым в фильме «Семнадцать мгновений весны».

Йос Стеллинг так объяснил «МК» свой выбор:

— Я ее совсем не знал. Но Рената Литвинова снимала Светлану в своем фильме «Богиня: Как я полюбила» и предложила ее на роль пожилой Нины. Я почувствовал, что между ними какая-то связь, а когда сам увидел Светлану, сразу же уловил ее сходство с Ренатой. Оно в их лицах. Они сильные женщины, и мне это нравится. Когда человеку лет 40, то он боится смерти больше, чем в 70. Моя мать в 95 лет так устала от жизни, что хотела умереть, жила прошлым, поскольку почти все близкие покинули этот мир.

Стеллинг, размышлявший о смерти и старости, был слегка удивлен, когда к нему пришла необычно одетая, в экстравагантной шляпке и ярком макияже русская актриса. А ведь ей предстояло сыграть 80-летнюю героиню.

Версия Светланы Светличной такова:

— Я часто в мини хожу. Люблю оригинальничать. У меня сразу же появляется задор, ничего не болит. Нужно же как-то выживать. Стеллинг, увидев меня, засомневался. Но я же многое могу сыграть, просто не предлагают.

Уже после работы со Стеллингом вышла документальная картина «Осень в дубовых лесах» Валерия Бакирова о писателе Юрии Казакове и его вдове — шекспироведе Марине Литвиновой. Она делится воспоминаниями об их знакомстве на похоронах Бориса Пастернака. Ее рассказ прерывается черно-белыми кадрами из фильма Михаила Калика «Любить» 1968 года, где Светличная с русалочьим взглядом и Лев Круглый блуждают по Москве, едут непонятно куда в такси, сидят на скамейке в пустом парке. Из-за этой запрещенной и изуродованной цензурой картины Калик уехал из СССР в Израиль, там уже восстановил авторскую версию. В 2017-м его не стало, а незадолго до этого он, старый и больной человек, похоронивший жену, плакал на глазах у зрителей в Варшаве после показа фильма — туда привезли из Москвы истерзанную цензурой копию.

У Калика Светличная дебютировала еще в 1959 году в «Колыбельной» и первый свой гонорар потратила на кроличий жилет для мамы. В финале документального фильма «Осень в дубовых лесах» появляется не только в кадрах фильма Калика, но и такая, как есть в жизни, — в белой шляпе, с ландышами. На лавке у дома, где живет вдова Казакова, она целует ей руки, доведя ее до слез. «Мы люди простые», — говорит вдова, а Светличная отвечает: «Я тоже простая. Я никто, просто человек, который сам по себе гуляет, как кошка». Она представляла этот фильм на фестивале «Литература и кино» в Гатчине, получила там «Гранатовый браслет» за преданность кинематографу под музыку из «Баллады о солдате», где когда-то впервые увидела Владимира Ивашова в роли русского солдата Алеши Скворцова и загадала, что будет он ее мужем. Там же рассказала «МК» о своих знаменитых поцелуях:

— Первый — с мужем Владимиром Ивашовым. Второй — со знаменитым советским боксером Валерием Попенченко. Третий — с Юрием Гагариным. В 1965 году я вернулась со съемок из Чехословакии. Меня встретили представители из ЦК комсомола, повезли в ресторан гостиницы «Юность». Там я увидела Юрия Гагарина. Он подошел и спросил: «Можно вас поцеловать?»

А ее военные картины, в которых не раз снималась? Ей немного обидно, что показывают их реже, чем «Летят журавли». Скажем, у Юлия Файта она снялась в 1964-м в «Пока фронт в обороне» по прозе Юрия Нагибина. Ее героиня связистка Катя, не успев полюбить, погибает. Про эту работу актриса сказала: «Как хорошо, что у меня есть Катя: трогательная, молоденькая, в шинельке. А не только «Бриллиантовая рука».

В фильме «Бриллиантовая рука».

Мы поговорили с Юлием Файтом о совместной работе со Светличной.

— Почему вы пригласили на главную роль именно ее?

— Она была очень хороша и популярна, в том числе и среди вгиковцев. Геннадий Шпаликов очень хотел, чтобы она сыграла главную роль в фильме по его первому сценарию «Причал». Светлана Светличная была у нас как Марина Влади.

— А что в ней особенного как в актрисе?

— Лицо, взгляд. Слегка замедленная реакция. Это было не то чтобы модно, но о чем-то вроде того, что свойственно актрисам Антониони. Поэтому и была она так востребована, так хорошо пошла. Мы не так часто встречались. После «Бриллиантовой руки» к ней было совершенно неправомерное отношение, потому что Светлана — хорошая актриса и многое могла сыграть. Восприятие ее как легкомысленной женщины на экране — совсем не верное. Могла играть серьезные роли, как это было у Марлена Хуциева в «Заставе Ильича», и это помогло ей в жизни. Картина-то культовая. Роль там у нее небольшая, но заметная даже в такой роскошной компании. Светлана не так много снималась, к сожалению, как могла бы. У нас используют актеров однобоко и мало. Она могла быть звездой. Но, наверное, так себя и ощущает. В последнее время она достаточно экстравагантна, но не мне об этом судить.

Роль у Хуциева в «Заставе Ильича» очень дорога актрисе.

— Я рада, что принимала хотя бы скромное участие в этой картине. Когда Марлен Мартынович меня пригласил, я сразу же обратилась за советом к своему мастеру Михаилу Ильичу Ромму, у которого училась во ВГИКе. Ромм сказал: «У Хуциева надо сниматься». О нашем горе и добре будут судить по таким фильмам. Оказавшись на площадке в студенческие годы, я поняла, что такое павильон, режиссер и команды: «Мотор!», «Начали!», «Стоп! Снято!». Марлен Мартынович, скорее всего, заметил меня во ВГИКе, почувствовал мою душу. Если бы он меня еще пригласил сыграть хотя бы молчаливый проход, то я бы побежала. Но тогда я боялась, что не попаду в нужное состояние в сцене с разбросанной по полу картошкой, не прочувствую душу девицы, которая разгулялась, не впишусь в сцену с участием Тарковского, Кончаловского. Песня «Летят утки» вернула мою героиню в отчий дом.

Павел Финн, ныне знаменитый сценарист, принимал участие в съемках «Заставы Ильича» и теперь вспоминает о том, какой была Светлана Светличная:

— Светлана была простой девочкой, когда появилась у нас. Она скромно себя вела. Но, конечно, привлекла к себе внимание, потому что была очень красивая. На нее ходили любоваться. Это же ВГИК, мы все варились в одном котле. Девочки занимались сценическим движением наверху в черном трико, и, конечно, мы бегали на них смотреть. Зрелище было замечательное — фигуры дивные. Светлана выделялась. У нас была своя компания — Генка Шпаликов, Марианна Вертинская, Валька Попов. После съемок мы все заваливались в ВТО, выпивали. Я ухаживал за Олей Гобзевой. Смешная была жизнь. Тарковский относился к нам очень строго, потому что мы пропивали деньги, которые нам давал Марлен на еду. А Света была отдельно, сама по себе, немножко как из другого мира. Но ее «Летят утки» очень запомнились. Роль в «Заставе Ильича» ее раскрыла. Она же там модель, демонстрирует одежду и вдруг начинает петь. В этом была ее народная сущность.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28261 от 15 мая 2020

Заголовок в газете: Наша Марина Влади